Некрупный орёл

Бой в Крыму, всё в дыму, ничего не видно

Изыскатель из Владивостока Андрей Юрьевич Сидоров подкинул ссылку: во французской книге "NOS MARINS"("Наши моряки", автор Этьен Трефо, 1888 г.) в перечне иллюстраций значится: "La Forte devant Petropaulowsk".
Я бросился на сайт Французской Национальной библиотеки, нашёл книгу, нашёл нужную страницу. И вот:

Картина - хоть сочинение пиши. На вольную тему.
А иллюстрирует она жизнеописание адмирала Лерля (Charles-Jules Layrle) который был на "Форте" в Петропавловском деле в звании аспирана. Между прочим, даже и мемуары оставил: "Souvenirs originaux sur l’expédition de Petropavlosk recueillis par l’Amiral Layrle" - правда, они не опубликованы, но на рукопись ссылался историк Жан-Ив Ле Лан, каждый раз через запятую с мемуаром дю Айи.
Вот как надо рисовать Петропавловский порт, чтобы избежать критических придирок. Правда, заклёпочники усомнятся в достоверности деталей фрегата "Форт", но - художник так видит. Главное - настроение, а оно на картине правильное, морское и сумрачное.
Некрупный орёл

ОТКУДА НОГИ РАСТУТ... часть 2.

(НАЧАЛО БЫЛО ЗДЕСЬ)
THE CHINA HERALD, 25 ноября 1854 г.
Мы рады представить уточнённые сведения о предполагаемых потерях союзнических эскадр в Петропавловском порту – а именно перевод судового журнала «Магдалены», полученный благодаря другу. –
Рассказ Вестергаарда, капитана гамбургского барка «Магдалена», о нападении на Петропавловский порт.
«Вторник, 29 августа. С маяка сигнализировали о судах – и около 11 часов утра в губу вошёл пароход, несший, по словам русских, американский флаг, чего я с моего судна видеть не мог, – хорошо всё рассмотрев, он сделал круг и вернулся.
Среда, 30 августа. В час дня в губу вошли два английских фрегата и пароход, два французских фрегата и бриг; они произвели 20-30 пушечных выстрелов в направлении батарей и города (главным образом по батареям) и стали на якорь к югу от батарей вне досягаемости. [ДАЛЬШЕ]
Четверг, 31 августа. Утром пароход вошёл в узость в губе [? - entered a creek in the bay], где и оставался весь день, а вечером вернулся к остальным судам.
Пятница, 1 сентября. В 9 часов утра английские и французские корабли открыли огонь по батареям, которые были почти выведены из строя, притом передовая с запада, шестипушечная, полностью. На второй с запада батарее из семи пушек уцелело две. На батарее с востока, вооруженной большими орудиями, уцелело два; также большой урон нанесен городу. В час пополудни огонь прекратился, корабли стали на якоря на прежнем месте. Русские недосчитались 12 человек убитыми и 15-20 ранеными.
Суббота, 2 сентября. Союзники оставались в бездействии, а русские активно восстанавливали повреждённые укрепления.
Воскресенье, 3-е и понедельник, 4 сентября. Было так же тихо.
Вторник, 5 сентября. В 8 часов утра корабли вновь начали бомбардировку города и обстрел батарей; в 9 часов они высадили десант из 900–1000 человек, которые сошлись с русскими на горЕ с запада, последовала ожесточенная схватка, и батарея на западе была оставлена русскими. Густой туман висел над театром действий, скрывая все от наших глаз до 12 часов, когда снова прояснилось. Мы увидели, что бой закончился, англичане и французы отходят к берегу, чтобы вернуться корабли. Многие их лодки были уничтожены. 40 англичан и французов было убито и 8 ранено – из них семеро вскоре умерли и только один выздоровел в лазарете. Среди погибших было 8 офицеров. С русской стороны 30 человек убито и 40 ранено, в том числе 3 офицера, один из которых умер.
Среда, 6 сентября. Русские, как и 31 августа, восстанавливали батареи.
Четверг, 7 сентября. Было тихо.
Пятница, 8 сентября. — Утром в 8 часов англо-французская эскадра вышла в море. Несколько дней спустя русские предложили мне доставить в Аян князя «Maacoda» [Максутова], но я отказался, хотя фрахт обещали хороший. Но американский бриг «Нобль» это предложение принял и 28 сентября отправился в плавание. Когда эскадра уходила, с маяка сигнализировали о судне, которое, весьма вероятно, было захвачено англичанами, так как ожидался приход русского судна “Ситха".
Не пришли и депеши, которых давно ждали – опасались, что они также захвачены англичанами.
27 сентября. Снова сигнал предупредил о появлении судов и парохода, был очень пасмурно, весь день стоял туман, а когда он рассеялся 28-го, никаких кораблей уже не оказалось.
Английский пленный, выздоровевший в лазарете, заявил, что английский адмирал умер на следующий день после их прибытия в это место и что французский адмирал покончил с собой случайно.
Русский гарнизон, включая команды фрегата и транспорта корабля, составлял примерно 1000 человек.
24 сентября. Пришел русский фрегат, а 26 сентября русский транспорт с припасами. Фрегат назывался «Аврора», а транспорт «Дельфин» (Dolphin), первый нёс 44 пушки, второй только 6; у обоих были спущены снасти до нижних мачт.
Вплоть до моего отплытия русские трудились на восстановлении и усилении батарей.
(Подписано) C. Westergaard.
12th November, 1854»

P.S. Календарь Вестергаарда соответствует нашему нынешнему, на день вперёд календаря англо-французской эскадры и на 12 дней вперёд юлианского.
Информация о русских батареях ниже критики. Что понимать под "creek in the bay", где английский пароход якобы провёл целый день, неясно. Возможно, капитан видел, как пароход проследовал к выходу из бухты, но не видел, как он вернулся.
В последнем абзаце и вовсе откровенная путаница, начиная с нарушения хронологии. Следовало бы закончить выписку тем, что «Нобль» ушёл из Петропавловска 16/28 сентября, а сама «Магдалена» 19 сентября/1 октября.

Впрочем, суда в Петропавловск действительно приходили: 1/13 сентября корвет «Оливуца», 14/26 сентября транспорт «Иртыш».
Но реи и стеньги были спущены не у них, а у «Авроры» и «Двины», когда те защищали вход в гавань от англо-французов.
Помимо недостаточной осведомлённости капитана (который и не имел задачи сбора сведений, ему не нужных), сказываются и языковые барьеры. Защитники Петропавловска – русские, пленные – французы и англичане, барк – немецкий, переводчики журнала – опять англичане.
Некрупный орёл

Откуда ноги растут

... у версии о самоубийстве адмирала Феврие-Депуанта, которая закралась в некоторые французские справочники.
Я знал, что гамбургский барк "Магдалена" из Петропавловского порта осенью 1854 пришёл в Шанхай, там его опросил британский консул и рапорт отослал в Лондон - есть даже архивная ссылка, но документ не публиковался. Так вот, оказывается, журналисты шанхайской газеты (англоязычной) тоже расспросили и капитана, и экипаж, и опубликовали две статьи прежде чем в Шанхай дошли калифорнийские газеты с французской версией событий.
Текст статей я собрал по кусочкам "просмотр фрагмента" из книги 外国新聞に見る日本: 国際ニュース事典 - Том 2,Часть 1 - Страницы 65-66. Онлайн архивы шанхайской газеты тоже существуют, но бесплатного доступа для российских медиков не предусмотрено.

THE NORTH-CHINA HERALD 11 ноября 1854 г.
В минувший понедельник гамбургский барк «Магдалена» доставил в наш порт сенсационные известия о десанте союзнического флота (тихоокеанских эскадр) на Петропавловск, он же город Св. Петра и Павла, что на южной оконечности Камчатки в 53° СШ и 159° ВД, где союзники понесли большие потери в людях и после четырехдневных боев отступили, не овладев местом. По сообщению, которое является лишь русской версией событий, нападение неприятеля потерпело неудачу. Мы передаём факты такими, какие получили, в расчёте, что вскоре поступят и другие, не столь печальные для нападавших и объясняющие причины внезапного отступления от места, которое слывёт весьма незначительным и против которого были брошены серьёзные военно-морские силы.
Так вот, 29 августа соединённый флот вошёл на внешний рейд Петропавловска (силы которого, как говорят, составляют 1000 человек).[Дальше]
4 сентября флот разрушил 2 батареи и без потерь отошёл.
5 сентября, в 6 часов утра атака возобновилась, и бой продолжался до 2х часов пополудни.
6 сентября высажен десант числом 6-7 сотен моряков и морской пехоты. Русские заняли позицию в подножье холма и, когда враги подошли, встретили их огнем из ружей и пушек замаскированной батареи, многих положив на месте. Морские пехотинцы и матросы, как рассказывают, вынуждены были отступить, унося раненых, кого смогли. Русские уверяют, что почти все офицеры были убиты, так что и командовать было некому; нашли человек восемь-девять офицеров.
За два дня после кровавой схватки существенных событий не случилось, а 9-го сентября флот отплыл, ничего не добившись. До ухода "Магдалены" неприятель больше не появлялся; русский корвет "Aleveatky", спустя некоторое время пришедший в Петропавловск из Японии, их тоже не видел.

Потери соединённых сил оценивают в 300 человек, но это только предположение, из них многие погибли на трёх гребных судах, потопленных выстрелами русских батарей утром 6 числа. Со своей стороны русские сообщают только о 10 человеках. Если сведения о потоплении трёх баркасов верны, это могло бы объяснить такую разницу, никак иначе невозможно вообразить такие потери союзников с таким малым уроном для их противника.
Силы участников называют следующие:
Английские –
«Президент», 50 пуш., адмирал Прайс,
«Пик», 44 пуш.,
«Вираго», пароход, 18 пуш.;
Французские –
«Форт», 60 пуш., адмирал де Пуант Ле Бевье (des Pointes Le Bevier),
«Эвридика», 32 пуш.,
«Облигадо», 20 пуш.

Адмирал Прайс, как сообщают, умер от случайной раны в ногу из собственного пистолета, полученной за три дня до сражения. Обстоятельства, как отмечается, весьма необычное уже тем, что офицер его ранга носил такое оружие. Другая версия утверждает, что застрелился французский адмирал, а адмирал Прайс умер спустя два или три дня после сражения от изнеможения и досады.
Русский фрегат «Аврора» стоял в гавани поодаль от гамбургского барка «Магдалена», а рядом с ним [с барком] был американский бриг «Нобль» из Бостона.
Лейтенант морской пехоты Паркер (сын покойного адмирала Паркера) был оставлен убитым на поле боя, а лейтенант Раве (Raver) с «Форта» умер от ран.
«Магдалена», находясь во внутренней гавани, получила 32-фунтовое ядро, которое имеется и поныне, а осколок бомбы, пробивший грот- и бизань-мачты, взял себе капитан. Судно задержалось с отплытием на три недели из-за полученных повреждений – «Аврора» же с ремонтом никак не помогла.
Капитан утверждает, что сейчас кораблям идти туда уже поздно. Моряки также говорят, что командиры двух держав не пришли к согласию относительно тактики атаки.
«Нобль» повёз в Аян русского офицера с депешами, чтобы доставил их в С.-Петербург.

(Продолжение - т.е. вторая статья - следует)
P.S. Сообщение о "лейтенанте Raver" довольно загадочно. Откуда бы в городе знать, кто скончался от ран? Впрочем, на "Форте" были лейтенанты Арле, Лойе и Райе (Harlé, Loyer et Rahier). С кем-то из них общался в Кальяо наш лейтенант Фесун, о чём сам же и рассказал:
"Здесь должно заметить один странный случай: командующий батареею фрегата, старый лейтенант, чрезвычайно внимательный и предупредительный, разговаривая с нами и показывая абордажное оружие, беспрестанно повторял фразу: «Надеюсь, если мне придется ввести в дело наших молодцов, вооруженных этими палашами, они покажут, на что способны французские матросы!» Как бы в ответ на это маленькое самохвальство, судьба подшутила странным образом: в деле 24 Августа на вершинах Никольской горы (*) [* В Петропавловске.], я с своею партиею встретился с его отрядом; и действительно, как сам он, так и его молодцы сначала дрались храбро, но поражаемые быстрым ружейным огнем и озадаченные неожиданным стремительным ударом в штыки наших лихих Аврорцев, все они бросились назад и с такою поспешностью, что даже позабыли о начальнике, столь много надеявшемся на их мужество и сделавшемся жертвою своего собственного: храбрый лейтенант, видя общее смятение, с словами: «En avant, cents milles tonnerres, en avant»! – бросился вперед и пал, пронизанный четырьмя пулями". То есть, Фесун вполне мог рассказывать, что видел гибель знакомого лейтенанта и даже будто бы припомнить фамилию. Но если и видел, то обознался, поскольку в числе погибших эти офицеры не значатся.
Некрупный орёл

Remark Book от В. Робертса, штурмана HMS President, за 1854 г.

(April 1854) On the 15th the Russian 44 gun frigate Aurora arrived, 63 days from Rio, and for way to Petropaulovski, and remained till the 26th. On the 7th of May the Virago arrived, bringing the declaration of war with Russia.
Remark Books - это журналы заметок, ведшиеся для гидрографического департамента, основное их содержание: даты, курсы, координаты, ветра, течения, расхождения с лоциями. Некоторые журналы ужимают весь год в пяток страниц - сводя все данные в таблицу и только. Потом все эти данные должны были учитываться при правке карт и лоций. Робертс добросовестно указывает, откуда и за какое время пришла "Аврора", сколько времени провела в Кальяо. А вот куда она направилась, он мог разве что предполагать, а я предположу, что написал он весь этот журнал задним числом, когда уже знал маршрут "Авроры" достоверно. Зато почерк чёткий, не как в вахтенных журналах.
Глобус Камчатки

Третья половинка песни

Речь о французской песенке "DANS LE KAMTCHATKA!.." – "НА КАМЧАТКЕ", опубликованной в городе Париже в 1917 году, ноты и текст (Автор музыки Шарль Гонзаль, автор слов Поль Дарни). Мировая война идёт, солдаты в окопах гниют, в России революция, а в Париже песенку о Камчатке продают. Песенку нашла fishka_anna, о чём рассказано ЗДЕСЬ (тут же ноты и подстрочник)
Музычка, надо сказать, бодрая и нескучная, а текст - комедия абсурда, где Камчатка - запредельная даль, трудное слово, которое исполнитель должен был виртуозно скороговорить и забавно перевирать.
Первый куплет я всё же перевёл по тексту, а припев уже решил наполнить смыслом, потому что для меня Камчатка - больше, чем просто забавное слово. Так четыре года и напевал один первый куплет, мне этого хватало. Летом 2020 года, в прогулке у подножия холма Прицельного меня неожиданно настигла муза, и сложился 2й куплет, в котором от текста оригинала остались только первые две строчки. Но зато появилась логичность. Не знаю, как мосье Дарни, а меня это устраивает.
И вот недавно я показал песенку Юрию filibuster60, и он потребовал: "Сделай 3-й куплет!" Мне казалось, что двух половинок песенке вполне хватало. А потом вдруг понял, что произошло в третьем куплете, и по пути на работу сложилась третья половинка. Не лишняя. А если и дурацкая, то все претензии к мосье Дарни - он так и задумывал. [Читать]
НА КАМЧАТКЕ
Я большой оригинал,
В этом нет сомнения.
Сам себе я выбирал
Место для рождения.
Ты меня, моя мамуля,
Где попало не рожай,
Ты рожать меня, мамуля,
На Камчатку поезжай.

Матушке идея понравилась,
И она в дорогу отправилась,
Сорока недель я не дотерпел,
Я на волю выскочил и запел:

Вот и я! Привет тебе, Камчатка!
Ты моя любимая земля!
Ты ждала, ждала меня, Камчатка,
Край чудес и родина моя.

На Камчатке лис, на Камчатке лось,
И большой медведь, и большой лосось,
Дышит океан, и метёт буран,
И парит орлан, и дымит вулкан.

2
Вырос я большой-большой –
До колена мамина.
Но Камчатку – всей душой,
Преданно и пламенно.
И в Берлине, и в Гаване –
Где бы я бы ни бывал, -
На ходу и лёжа в ванне
О Камчатке тосковал.
Долечу ли я самолётами,
Доплыву ли я пароходами,
Но увижу я родину свою,
Выскочу на землю и запою:
Вот и я! Привет тебе, Камчатка!
Ты моя любимая земля!
Ты ждала, ждала меня, Камчатка,
Край чудес и родина моя.

На Камчатке лис, на Камчатке лось,
И большой медведь, и большой лосось,
Дышит океан, и метёт буран,
И парит орлан, и дымит вулкан.

3
В Аргентине, как на грех,
Я гулял по городу,
И кокосовый орех
Мне упал на голову.
Горько плакали мулатки,
Целовали бледный лоб
И послали на Камчатку
Хоронить дубовый гроб.
Земляки мои и товарищи
Речи говорили на кладбище.
И тогда в гробу
Я не улежал,
Я на травку выскочил и заржал:
– Вот и я! Привет тебе, Камчатка!... et cetera

(C) Paul Darny, авторизованный перевод П. Калмыкова.
Париж - Петропавловск-Камчатский,
1917 - 2021
Некрупный орёл

Вилючинский волк курит

Так утверждает карта 1845 г.


(Отсюда) Из всех других волков также курит только Апальск. Все прочие ведут здоровый образ жизни (Ключевская даже активный), за исключением безвременно угасшего волка Жупанова.
Некрупный орёл

Про белого бычка

Тут все быков повыложили, а у меня ведь тоже есть буйволы с Цейлона. Они трудятся в сфере туристического бизнеса. В частности, дремлющий на берегу - фотомодель, лежит и подманивает зевак с фотоаппаратами, а когда они клюнут, выскочит хозяин и будет требовать деньги. Но я просто ехал мимо на тук-туке, и водитель предложил: "Сейчас я развернусь и проеду мимо помедленнее, а ты снимай". Я и снял.

[Ещё]



У туризма с этим ковидом чёрные времена. Год новый, но пока что продолжается та же сказочка про белого бычка.
Некрупный орёл

(no subject)

Кратко: на сентябрь 2021 г. запланированы поиски и эксгумация останков контр-адмирала Дэвида Пауэлла Прайса, в прошлом командира бомбардировщика, без вести пропавшего на Камчатке, - предупреждает Сообщение ТАСС, ссылку на которое разместил в фейсбуке Пьер Малиновский.
Я перепостил, приложив свой комментарий.
"Лежит он, "без вести пропавший",
Ни со щитом, ни на щите.
У "незнакомого" посёлка,
На "безымянной" высоте.
Иронизирую. На самом деле обстоятельства [(ДАЛЬШЕ)] самоубийства контр-адмирала Дэвида Прайса достаточно известны. Поступок не был следствием поражения от русских, поскольку случился до начала боя. Место захоронения на мысу Неводчикова в нынешнем Вилючинске примерно очерчено не безымянными авторитетными "экспертами", а нашим исследователем Юрием Завражным. Но Юрий категорически против затеи поиска и эксгумации останков. Во-первых, на мысу захоронены останки не только Прайса, но и ещё дюжины англичан и французов (пусть не адмиралов), а также россиян, живших и умерших позже. Во-вторых, если бы Прайсом довлела идея быть похороненным на родине, никто бы не помешал ему в этом. Он же сам своим поступком определил место где окончить дни. В его завещании, что осталось в Англии, никаких распоряжений о возвращении тела нет. В противном случае это проще было сделать сразу, как было доставлено в Англию тело адмирала Нельсона.
Я солидарен с позицией Юрия: это не тот случай, когда следует ворошить кости мёртвых, раскладывая по кучкам: адмиральские налево, матросские направо; английские сюда, русские туда.
Если что и следует, то почтить память мертвых, напомнив о тревожных страницах нашей истории. Вот ведь и деньги нашлись".
Юрий Завражный своё отношение выразил сам
Допускаю, что фонд Малиновского делает и благое дело, содействуя захоронению останков наполеоновских солдат, брошенных при отступлении из России. А громкие имена генералов и адмиралов, кости Гитлера и пр. нужны для рекламного хайпа. Но хайп - он как кровь для вампира, наркотически необходимое условие физиологического комфорта.
Некрупный орёл

Моряк с "Ситхи"

Нашёл могилу одного из матросов «Ситхи», захваченной англичанами за воротами Авачинской губы. (Правда, его самого в могиле нет и не было, но есть имя на камне.)
О судьбе команды «Ситки» мне до сих пор известно мало. Поначалу всю команду поместили на «Президент». Команду шхуны «Анадырь» - на «Вираго». (Вполне логично: какой корабль захватил, тот и расхлёбывает). А матросы, захваченные на плашкоуте с кирпичами, достались французам. По приходе на американский материк пленных перераспределили: с «Президента» передали на «Пик», с «Вираго» на «Амфитриту», с «Ла Форта» на «Эвридику» и «Облигадо». Часть матросов с «Ситки» отпустили (хотя бы потому, что они не были не только военными, но и подданными русского царя). Не всех; но кого, сколько и куда – мне неизвестно. Которых не отпустили – тех «Пик» увёз в Гонолулу и там передал на «Амфитриту», а она доставила на Таити.
По имени известны два матроса с «Ситхи», попавшие в поле зрения сан-францисской прессы. Этих двоих собрались отправить в Англию для расспросов, для чего перевели с "Президента" обратно на «Ситху». Но на берегу у пленных нашлись доброжелатели, которые накатали в суд телегу: так и так, англичане нарушают закон штата Калифорния, насильственно удерживая людей на судне хоть и призовом, но не военном. Посему пусть судья Нортон направит лейтенанту Гроуву предписание habeas corpus (что в вольном переводе с юридического означает «свободу попугаям») в отношении этих двоих. Судья Нортон действительно выдал такое предписание, на которое Гроув отреагировал никак. Вернее, «Ситха» просто ушла из Сан-Франциско. Мы знаем, что на судно перевели команду с «Пловера» и на время перехода в Англию судно именовалось "HMS Sitka".
Полгода спустя столичные американские юристы дали своё толкование этому казусу: Второй районный суд Сан-Франциско не имеет юрисдикции над английским военным флотом; «казус ‘Ситхи’» даже в учебниках права потом упоминался.
Да, подписано было ходатайство в суд именем “N. A. Khitroff”, а имена матросов в нём назывались: John Zakens Nystrom и Johan Reinhold Blom.
Кто этот Хитров, не знаю. Зато Блом в интернете нашёлся.
Johan Reinhold Blom, Sjökapten
Дата рождения: 12 июня 1835
Место рождения: Uusikaupunki - Nystad, Финляндия
Смерть: 1872, Kiinan meri - Kinesiska Havet (Китайское море)


То есть, хотя его имя и высечено на надгробье в кругу семьи, но тело осталось в Китайском море.
По датам получается, что на «Ситху» Блом поступил 18-летним парнем, а умер всего 36-37 лет от роду.
А ещё в библиотеке академии Або хранятся письма Блома, начиная с 1853 года. Там могут быть подробности пребывания в плену. А могут и не быть.
Некрупный орёл

Юхан Якоб Конради

Johan Jacob Conradi
шведский: Jacob Johan Jacobsson Conradi, Sjökapten
Дата рождения: 11 февраля 1811
Место рождения: Sandlax, Töfsala, Finland (Финляндия)
Смерть: 01 декабря 1897 (86)
Место погребения: Åbo, Finland
Вот что нам поведал славный шкипер Иоганн Яков Конради.
"...По сдаче в Аяне пушных промыслов и назначенного туда груза предписано было возвратить оный в Ново-Архангельск, но по встретившейся надобности зайти в Камчатку, корабль «Ситха» вышел из Аяна 14 августа (1854) и, после тринадцатидневного счастливого плавания, подошел ночью с 26-го на 27-е августа к Авачинской губе.[Дальше]
Опасаясь подходить близко к берегу по причине тумана, командир судна, вольный шкипер Конради, решился повернуть на другой галс, и в этом положении выжидать рассвета. 27-го числа, в четыре часа утра, корабль, при довольно свежем ветре, направлен был ко входу в губу, скрывавшуюся еще в тумане. Около восьми часов туман начал очищаться, положение хода определилось, и на корабле начались приготовления к отданию якоря, но самый вход был скрыт от оного сигнальным мысом. В девять часов с корабля с удивлением заметили шесть судов, выходивших из губы, но которых, по отдаленности, распознать еще было невозможно, и с тем вместе на север от корабля на самом горизонте показалось седьмое судно, признанное за шхуну. Присутствие такого количества судов в малопосещаемом Петропавловском порте возбудило справедливое опасение на корабле и заставило шкипера Конради повернуть и удалиться от них с возможною поспешностью, тем более, что высота их рангоута делала эти суда весьма подозрительными. Вскоре на корабле убедились, что опасения эти не были напрасны, потому что пять судов прибавили парусов и пошли по направлению «Ситхи», в то время как шестое, в котором уже можно было узнать пароход, погналось за шхуною. Таким образом, усиливая паруса, корабль «Ситха» шел в том же направлении до двенадцатого часа, с ужасом замечая, что ветер стихает. Суда, гнавшиеся за ним, представлялись с корабля яснее и яснее по превосходству их хода, и одно из них, опередив прочие, подошло к «Ситхе» уже так близко, что легко было узнать в оном фрегат большого ранга и различить английский флаг. В двенадцать часов «Ситха» заштилила совершенно, тогда как английский фрегат, благодаря огромным размерам своего рангоута, настигал оную с величайшей быстротою. Далее идти было невозможно, защищаться еще менее, и надобно было уступить силе. Пушечным выстрелом дано было знать о закреплении парусов и спуске флага. Фрегат лег в дрейф и отправил к «Ситхе» две шлюпки с офицером и вооруженными матросами, чтобы принять командование и управление судном. В тоже время английский пароход «Вираго» привел на буксире настигнутую им казенную шхуну «Анадырь». По сигналу с английского фрегата, сделаны были распоряжения о снятии с «Ситхи» команды, переведенной на английский же пятидесятипушечный фрегат «Президент», и передаче пассажиров на французский тридцатипушечный корвет «Эвредика». На «Ситхе» остались только шкипер Конради, священник Коллегов и иркутский мещанин Попов, с женами и детьми, и ученик Финляндской школы торгового мореплавания Кристиерсон. Из пассажиров оставлены были на «Эвредике» купцы Стенин и Колесов, с прислугою, а все состоящие в государственной службе перевезены на французский адмиральский шестидесятипушечный фрегат «Ла-Форт». Шхуна «Анадырь» была ограблена и сожжена англичанами. 9-го сентября английская эскадра отделилась от французской и пошла к островам Квадри и Ванкувер, уведя с собою и «Ситху»; французская же эскадра взяла направление в Сан-Франциско, куда и прибыла ночью с 21-го на 22-е сентября. Здесь по распоряжению французского контр-адмирала Фебрие-Депуанта, все пассажиры корабля «Ситхи», кроме штаб-офицера корпуса штурманов Афанасьева и капитана морской артиллерии Белоцерковца, были освобождены.
Груз на корабле «Ситха» большей частью был казенный и частный купеческий; груза же, принадлежащего компании было незначительное количество. Ценность груза остается еще неопределенною, впредь до получения известия из Аяна.
Корабль «Ситха» по устройству и вместимости своей (в1200 тонн), принадлежал к лучшим кругосветным судам компании, и хотя потеря оного весьма прискорбна, но по настоящему твердому положению дел компании, случай этот, совершенно впрочем неизбежный в военное время, не может и не будет иметь никакого неблагоприятного влияния на положении компании.
Капитан судна Юхан Конради вместе с семьей остался на корабле, который был приведен в Шербур (Франция), где судно и груз были признаны военным призом и проданы. После этого Конради был перевезен на французском корвете «Марн» в Либаву, откуда с семьей выехал в Петербург, а затем в Або.
Источники:
1. «Северная пчела» № 240 от 26-го октября 1854 года
2. «Северная пчела» № 271 от 2-го декабря 1854 года"
(Полностью здесь)

Как с симпатией сообщал Воин Римский-Корсаков, вольный шкипер Конради плавал кругом света вместе с семьёй, вот англичане им и разрешили оставаться в обжитой каюте до самого Шербура. Но команда на "Ситхе" была уже другая - на этом судне вернулась домой с Тихого океана команда британского исследовательского шлюпа "Plover", признанного неспособным обогнуть мыс Горн.
Пассажиры "Ситхи", как о том сообщает Конради, в Сан-Франциско были отпущены, кроме состоявших в военной службе.
А вот как обошлись с родной командой "Ситхи"? Мы знаем, что команда у Конради была вольнонаёмная: финны, шведы и даже три датчанина. Могу предположить, что их тоже отпустили, а кому-то, возможно, предложили послужить и на кораблях англо-французской эскадры, нуждавшейся в опытных руках.
Не встречал ли кто каких сведений?