Некрупный орёл

Крест над обрывом - 2

Про то, как я углядел на Никольской сопке деревянный крест МОЖНО КАРТИНКИ ПОСМОТРЕТЬ ЗДЕСЬ
Я заметил его случайно, осматривая гребень сопки в надежде какого-нибудь орлана запеленговать. И на тебе - крест. Он ближе к верху скалы, примерно на 2/3 высоты. В следующую прогулку я нашёл крест сверху - его и оттуда не заметишь, если не знать, что он там есть. На третий раз я даже пытался сверху до него спуститься. Вроде и обрыв не вертикальный. Но не оставляет память об англо-французских агрессорах, не все из которых благополучно спустились с этого обрыва в приснопамятном 1854-м. В общем, схлюздил я, пообнимался с берёзкой метрах в 20-ти от креста, да и вернулся обратно на гребень.
А вчера [Читать, смотреть дальше] надел трекинговые ботинки, обтрёпанные джинсы и положил в карман перчатки с резиновыми пупырышками. Думаю: дойду до пляжа, а там решу. Дошёл и решил. Застегнул все карманы, надел перчатки и полез, как отец Фёдор. Мне хватило нескольких минут, чтобы взмокнуть снаружи и пересохнуть во рту. Добираясь до деревцев, чудом растущих на камнях и осыпях, переводил дух, стараясь меньше оглядываться. Деревца всё разные: первая была ива, потом берёзка, потом ольха. Технически-то лезть несложно, боязнь очень напрягает. На уровне креста отдыхал на берёзке долго, сердце колотилось, руки боялись фотоаппарат уронить. Сунул в рот леденец-холлзину, отдышался, сделал снимок, полез дальше наверх (это точно проще, чем вниз), поздоровался с уже знакомой берёзкой. Наверху отлежался под солнышком. Имел право. В конце концов, высота сопки 102 метра. Олимпийцы после стометровки тоже пластом лежат, а ведь они по горизонтали бегают. Мимо прошёл такой же одинокий гулёна, как я - не удивился.
А на спуске в город я увидел россыпь подснежников, попросил мимохожую девушку запечатлеть. День Победы, люди гуляют с песнями и без.
Коленки малость содрал, штаны и ботинки угваздал, но теперь я знаю.




Верю, Петрик Виталий Анатольевич, чьё имя гравировано на табличке, достоин памяти. Но. Крест установлен 18.06.1998 года - 23 года назад. Многие ли его заметили? А из тех, кто заметил - какой благоразумный человек разберет надпись, когда буквы едва крупнее шурупной шляпки?
Одно верно - никакой вандал за эти годы не покусился свергнуть крест с верхотуры.

Некрупный орёл

Век живи

Оказывается, французский корвет l'Artemise вовсе не в честь богини Артемиды назван. Артемида по-французски Artemis, а Artemise - это Артемисия, воинственная галикарнасская царица и флотоводица. В в Саламинской битве она была на стороне Ксеркса и снарядила 5 кораблей (лучших после сидонских). Это я Геродота с полки снял, вычитал. Геродот о ней очень уважительно отзывается, только удивляется, что же это она против Эллады-то решила выступать. При том, что вдовая была и малолетнего сына дома оставила.
Некрупный орёл

На Гавайях народ простой

Залез в газету The Polynesian за 16 декабря 1854 года, уточнить дату отплытия французского корвета l'Artemise. Думаю: у них там 15 числа король умер Камеамеа III, так наверное, вся газета в некрологах (газета еженедельная).
И ничего подобного. 3/4 первой страницы занимает коммерческая реклама, остальное вести с фронтов Крымской войны. И только на второй странице сообщение о смерти короля. И там же отплытие - не французской Артемиды, а британской Амфитриты; но мне этого достаточно, раз уж я знаю, что Артемида отчалила на день раньше.
2021-05-05_14-29-44
("Mammoth lie" не обозначает использования мамонтов на полях Крымской войны, а всего лишь чудовищную ложь о преждевременном падении Севастополя.)
Эти два корвета, как "мы с Тамарой", полгода плавали вместе. В газетке Messager de Tahiti описано их трогательное расставание.[(Текст)]
Газета Messager de Tahiti от 28 января 1855.
Корвет Ее Британского Величества Amphitrite, под командой г-на Коннелли, встал на якорь на нашем рейде в воскресенье утром, 21 января, прибыв с Оаху и Райатеи. Он салютовал флагу протектората 21 пушечным выстрелом, на что было отвечено с полевой батареи; затем он приветствовал консула Ее Британского Величества. Днем командир сошел на берег и нанес визит командующему, г-ну Руа. 22-го пополудни на английский корвет поднялся какой-то имперский комиссар (M. le commandant particulier, Commissaire impérial P.I.); его проводили 13 пушечными выстрелами с берега.
Офицерский состав корабля.
Гг.:
Connelli. acting-commander.
Stanisforth, 1er lieutenant.
Palmer, lieutenant.
Franklin, lieutenant.
Miller, lieutenant passager
Wilson, acting-mate.
Crane, master.
Maddock, purser.
Christy, surgeon.
Nihil, assistant surgeon.
Bourne, naval instructor.
«Амфитрита» доставила на Таити 26 русских пленных, в том числе офицера, кадета и 24 матроса, взятых на борту губернаторской яхты недалеко от Петропавловского. Офицер и кадет поселены с двумя офицерами с «Артемиды», остальные временно размещены в казармах морской пехоты.
Отплытие корветов "Амфитрита" и "Артемида".
Корвет S.M.B. Amphitrite вошел в гавань Папеэте 21-го числа, а покинул её утром в среду, 24-го. Хотя это судно оставило Англию более трех лет назад, оно отличается исключительной чистотой, дисциплиной команды, отсутствием суеты и гама при управлении. В то же время и корвет l'Artémise встал под паруса, отправляясь во Францию через Маркизские острова, куда должен доставить груз и пассажиров. Вероятно, это была последняя стоянка этих двух кораблей на одном рейде, и, расставаясь, оба глубоко сожалели и выражали искреннее пожелание новых встреч, скрепляющих сердечный союз, всегда существовавший между ними. В конце июля, выйдя с Оаху вместе с объединенной дивизией под командованием адмиралов Прайса и Феврие-Депуанта, они через восемь дней были отделены и направлены к берегам Калифорнии для защиты англо-французской коммерции и пресечения каперов, которые, по сведениям, вооружались в Сан-Франциско.
В то время командовал «Амфитритой» капитан Фредерик (который ныне на борту «Президента» исполняет должность командующего флотом); капитан Левек выполнял его приказы, и с тех пор до возвращения на Сандвичевы острова корветы не разлучались – ни в Сан-Франциско, ни в патрулировании окрестных вод, ни при посещении Монтерея, встречая самый благожелательный прием у населения. Великим и искренним было братание двух кораблей, офицеров и команд; каждое воскресенье английские и французские матросы гостили друг у друга и вместе обедали; играли, общались, в беседах находили взаимопонимание, танцевали дотемна под скрипки «Амфитриты», и не раз мичманам требовалось все их красноречие, чтобы созвать на шлюпки матросов и вернуть на свой корабль.
Английский корвет отправляется в Вальпараисо, через Питкэрн; приветливость его командира и искреннее радушие офицеров оставили добрую память на Таити.
Офицеры Artémise.
Гг.
Левек, капитан фрегата, командир;
Аликс, лейтенант, второй на команде;
Мабире, лейтенант;
Деперль, лейтенант;
Фике, мичман;
Ноэль, мичман;
Жарден, АХЧ;
Бурейн, врач.
Пассажиры. ММ. Трико, Шассерио, Рюэль – офицеры морской пехоты; Виллер, морской фармацевт 2 класса. Г-н Алем, лейтенант морской пехоты, отправляется на корвете в Нуиву.

Меня, собственно, заинтересовали "два офицера, происходящих с "Артемиды"", к которым поселили наших пленных с "Анадыря" (прапорщика Януария Больчунина и кадета Алика Семчина). Я даже знаю, кто это - капитан Белоцерковец и полковник Афанасьев, плывшие на "Ситхе" пассажирами в Петропавловск. Их держали на "Эвридике", а в Гонолулу, выходит, пересадили на "Артемиду", поскольку "Эвридика" застряла в Гонолулу на месяц для участия в похоронах короля.
Некрупный орёл

Наследие капитана Паркера

В 2009 г. в Канаде опубликован дневник Чарльза Аллана Паркера, чьи останки покоятся в братской могиле под Никольской сопкой.
"A Troublesome Berth": The Journal of First Lieutenant Charles Allan Parker, Royal Marines: The Canada Years 1838-1840 edited by Robert J. Andrews and Rosalyn Parker. Published by Kingston Historical Society, 2009.
В том дневнике Паркер ещё лейтенант, воюет с мятежниками в Канаде, о Камчатке не думает. Я заинтересовался портретом на обложке книги, и наш британский соратник Энди Тэшнер списался с издателями и прислал этот портрет.


А кроме того, [А кроме того]несколько страниц из предисловия, откуда ясно, что Паркер вёл дневник до самой смерти, стало быть, есть надежда узнать подробности о первом десанте в Петропавловске 1 сентября 1854 г. и о смерти Прайса и др. интересности.
А ещё есть картинка с изображением могил в Петропавловске, из архива семьи Паркеров. Причём, судя по росту деревьев, рисунок сделан не в 1855 году, а позже. Но часовни ещё нет
Graves_Parker

У нас уже есть вид этих могил, зарисовки двух французских лейтенантов. И рядом брёвна от раскуроченных построек валяются.
Graves_Coste

Graves_Marce

А на рисунке из архива Паркеров, подозреваю, уже починенный пороховой погреб.
На тему расположения порохового погреба в Петропавловске я как-то думал уже
Некрупный орёл

Кисточка и колокольчик

В "Морском сборнике" за август 1855 г. помещён портрет матроса Ивана Антонова, сумевшего выбросить за борт бомбу, залетевшую в батарейную палубу корабля "Россия" в Свеаборге.
Но что за погремушка  свисает с его колена? С колокольчиком и кисточкой? Встречал ли кто-нибудь подобное на картинке или в описании?

Некрупный орёл

Камчатская восьмёрка - дополнение

Упоминаний лодки-восьмёрки не так уж много. Находятся обычно суда для спортивной гребли. Но вот один печальный фрагмент, прямо относящийся к Петропавловску-Камчатскому. Речь о Корвете "Оливуца", 1851 год.
Некрупный орёл

О камчатской "восмёрке"

Танец "восьмёрка" в XIX веке вызывал восторг у всех моряков, посещавших Камчатку.
Притом Всеволод Руднев писал, что музыка любая, лишь бы повеселее, а, скажем, Густав Армфельт передал мелодию словами:
"На ноги поставила,
Танцевать заставила".
Помимо Камчатки, "восьмёрку" танцевали и в Иркутске, и в Николаевске (что неудивительно, коли туда переехали жители Петропавловска).
"Сегодня, проанализировав найденные нами варианты сибирской «восьмерки» и кадрили, можем с уверенностью сказать, что музыка «восьмерки» времен Невельского не что иное, как популярнейшая русская пляска «Подгорная» («Подгорка»)".
(Виктор БОЙКО http://www.slovoart.ru/node/1674)
Ну, а "Подгорка" имеет и музыку в разных обработках, и хореографию, и тексты навроде частушечных. Например:
Ты подгорна, ты подгорна
Широкая улица
Отчего скажи, подгорна.
Сердце так волнуется.

Ты подгорна, ты подгорна,
Широкая улица,
По тебе никто не ходит,
Ни петух, ни курица...
А если ку-у-урица пройдет,
то петух с ума сойдет!

А вот какие слова могли напевать под "восьмёрку" в Петропавловске XIX века, неизвестно. Полный простор фантазии.
Мне иной раз лезут в голову забавные куплетики, но маловато.

Из Тарьи плывёт восьмёрка,
Вёсельная лодочка,
А у милой у моей
Плавная походочка.

А на Кошке батарея
Дмитрия Максутова
Подойти не подпускает
Супостата лютого.

Над волнами чередой
Тянутся бакланы.
Накрываются ведром
Вражеские планы.

А британский адмирал
К завтраку побрился,
А к обеду приуныл,
Хлоп! – и застрелился.
Некрупный орёл

Переодеть адмирала Н.

Попалась анонимная картинка, изображающая Нахимова в Синопском бою. Решил поискать яндексом автора. Результат неожиданный. Автор - американский художник второй половины XIX века Уильям Хейшем Оверенд. А картинка называется "Трафальгар".
Некрупный орёл

Незнакомый источник.

Взялся написать для сборника главу о Петропавловской обороне 1854 г. Неожиданно пошло туго. Возможно, потому что не могу просто изложить расхожие сведения, многие из которых носят легендарный характер. Перепроверяю, фильтрую, сопоставляю.
Число моряков фрегата "Авроры". умерших от цинги, не совпадает даже в первоисточниках. Откуда взялись сведения (многократно повторённые), что больных вывезли на лечение в Паратунку, нашёл не сразу. Но нашёл, притом с цитатой, в брошюре А. Степанова.
«Когда Завойко прибыл на фрегат, – сообщает участник петропавловской обороны, – то увидел там следующее: командир лежит на койке тяжело больной; в обеих палубах подвешены койки, и на них лежат больные цынгой матросы, числом до 200 человек; остальные 84 человека также с трудом несут службу, ибо все переболели. Завойко распорядился послать в ближйшее село к камчадалам и объявить им, что прибыл фрегат с больной командой, которую завтра должны перевезти на Паратунские горячие ключи, а потому он, Завойко, просит камчадалов привести туда своих коров, кормить больных молоком и купать в ключах, словом, быть для них братьями и сестрами милосердия, так как город занят постройкой батарей и не может для ухода за больными отделить ни одного человека. На другой же день всю команду фрегата на катерах и ботах перевезли на горячие ключи, причем все служащие выполняли обязанности гребцов, а в порту остались только Завойко и инженер Гезехус».
Ссылка: РГА ВМФ, ф. 315, oп. 1-2, д. 1680.
Документ называется "Начало Амурского дела и воспоминания о событиях на Амуре и Камчатке во время Восточной войны (1853-1855 гг.)". Судя по каталожной записи, какой-то апокриф без указания авторства, но заверенный подписью самого В. С. Завойко, в переплёте, поступивший в архив из редакции "Морского сборника". Сколько страниц, не указано.
Подробности в цитате выглядят правдоподобно. Может, ещё что-то в этом документе интересное?
Пока не знаю.