?

Log in

No account? Create an account

"*** и **** были тут"
Некрупный орёл
callmycow
Это во Флоренции. Витрина магазина - не разгром, а инсталляция. Русскоязычное сердце сразу понимает, что магазин должен называться двумя именами. Не "Дольче и Габбана", не "Мюр и Мерилиз"...


Но почему?
Некрупный орёл
callmycow
Я, оказывается, давно не был на Никольской сопке. Там дорожки окультурили - и действительно, много народу гуляет. В качестве подсказки таблички "Отличное место для фото", в качестве ликбеза условные чучела ближайших вулканов, чтобы люди ориентировались, в какой стороне какой и не путали бы Коряка с Авачей. На ограждении лесенки неясные силуэты вооружённых людей - намёк на боевые действия, но без конкретики. А в общем, и правильно, нарисуй что-нибудь детально, набегут критики: то не так, сё не эдак. Лучше пусть сами дофантазируют и сами потом свои фантазии критикуют.

[Дальше]
Другая лестница, к памятнику Славы, закрыта щитами, слышно, как там трещит сварка.
Забавные граффити на подпорной стенке, нанесённые несколько лет назад, уже естественным образом осыпались, и там теперь сделали изобразительный ряд на металле. Заимствовали фигуры персонажей у разных художников разных времён, каждому матросу и солдату нашлось дело. (Можно кликнуть.)


Отдали честь и русским кругосветным экспедициям, посещавшим Петропавловск.
P1200425

Но почему? Почему плавание И.Н. Изыльметьева датировано 1852-1855 гг.? Может, имеется в виду не кругосветка "Авроры" (1853-57), а личное путешествие Ивана Николаевича? Он действительно вернулся в Петербург в 1855 году, хоть и не морем. А где же тогда началось его путешествие в 1852 г.?

Сказители
Паша и Давид
callmycow
Во Флоренции любят Данте. Сами его выгнали, а потом давай любить. Говорят, даже войной на Равенну ходили, чтобы останки сказителя отбить, но равенцы их предупредительно перепрятали. Тогда флорентийцы у себя в соборе Санта Кроче если не могилу, так хоть кенотаф поставили - пустое надгробье. Сидит там мраморный Данте в классической позе сказителя, смотрит (или не смотрит) на могилы знаменитых земляков - Гульельмо Маркони, Галилео Галилея...


(Окошко ему сделать скульптор не догадался, так я раму с другого памятника взял, для примерки. Как сказителю без окошка?)

У моих очков синдром Стендаля
Некрупный орёл
callmycow
Шедевры живописи потрясают их настолько, что у них глаз выпадает. Буквально.
Прошлый раз это случилось при посещении Лувра. Не в самом музее, а в перерыве: из Лувра можно выходить для перекуса и возвращаться по тому же билету. Вот стекло упало на мостовой булыжник и раскололось. Пришлось мне досматривать шедевры в полтора глаза. Впрочем, там картины висят близко, а для отдалённых я беру в музеи бинокль (и всем советую). Потом я сложил половинки стекла в оправу и свинтил ножиком.

[Дальше]
А вернувшись на Камчатку, заказал новое стекло.
Кто бы знал, что и новое стекло через полгода тоже выпадет. И где - во флорентийской галерее Уффици, перед произведениями тех же Леонардо, Рафаэля, Караваджо! А ведь на этот раз я не спешил и с наслаждением вглядывался в детали картин. Вот как вам эти подгнившие фрукты и грязные ногти пухлорукого Вакха?
P1190242

Но, по счастью, в этот раз стекло уцелело. И я ужасно горжусь, что нашёл способ починить очки на ходу. Чем? Пошарившись по карманам, я нашёл только носовой платок. Эврика! Я выдрал из платка обверложную нитку и ей смотал разошедшееся сочленение.
P1190130

Галилей сделал вид, что не видит предмета моей гордости.
P1190251

В Уффици висит портрет Галилея работы Юстуса Сустерманса; а на улочках Флоренции там, сям встречаются репродукции известных портретов с надетыми плавательными очками. Ван Гог, Лукреция Кривелли, Чечилия Галлерани... И Галилей не отвертелся.
P1190257

Очки я свинтил, нитку снимать не тороплюсь. Но придётся всё же заказывать новые, менее впечатлительные.

Неграмотная молодёжь пошла
Некрупный орёл
callmycow
Куда катимся? ("Морской сборник", 1864 г.)

Репортаж Эдмунда Снейда Гроува от 31 августа 1854 г.
Некрупный орёл
callmycow
Продолжаю (и пока заканчиваю) публикацию свидетельств Гроува.
(Начало здесь)
Напомню об авторе. Эдмунд Снейд Гроув, из баронетов. Родился 11 марта 1829 в Стаффордшире, в лейтенанты королевского флота произведён в 1849. На фрегате «Pique» заведовал артиллерией. В памятный день 4 сентября 1854 г. находился на фрегате «Presidend», где распоряжался батареей опердека. Ну, то есть, громил батарею Александра Максутова. (Их баронетский сын против нашего князя). После захвата русского судна «Ситха» именно Гроув был назначен командовать призовой командой. Умер в Шанхае 8 февраля 1857 г., 27-летним холостяком.
Репродукции документов получены мной благодаря любезности канадского историка Эндрю Рафа (Andrew Rath).
Владелец документов - Национальная библиотека Новой Зеландии.
Grove, Edmund Sneyd (1829-1857)
Letters and reports From Lt Edmund Grove on HMS Pique, with a Royal Navy squadron in the Pacific.
MS-Papers-5937-10/04 [August 31, 1854] (NLNZ).
Данное письмо - репортажные заметки с указанием времени в минутах.
Account of the action of August 31, taken in notes at the time, on board H.M.S. PiqueОтчёт о деле 31 августа, по заметкам того дня на корабле Её Величества “Pique”.


Thursday – August 31st 1854 –
A.M. calm.
7.20. Shortened cable, Virago being lashed alongside starboard side. Flag staff Battery C fired a shot which came about ½ way. Forte hauled alongside of Virago & lashed on her (Virago’s) starboard side.
8.20. President made part astern of Virago. Weighed & proceeded towards Petropaulowski. Found that tide was setting out & though helms were hard-a-starboard, ships w’d not go off.
9.6. A shot was fired from [the] low battery B which came about ½ way.
9.10. Batteries opened fire.
9.15. Commenced firing.
9.17. President cast off & anchored.
9.20. Forte ditto. Pique anchored head & stern & all commenced firing. From having been drifted out by tide President & Forte were in a bad position being on our starboard quarter. We were very well as far as position went, but all too far off. Our shots just reaching the shore, but very little, if any execution could be done by the President & Forte. Our fire (Pique) was principally directed against the Pt (Point) battery A & we were exposed to all the fire of batteries C. B. & A & it was at this time we rec-d (received) what little damage we did get.
Четверг, 31 августа 1854 г.
С утра тихо.
7.20. Притянувшись на якорном канате, Virago пришвартовалась лагом к нашему правому боту. Флаговая батарея C [на Сигнальном мысу; на плане на ней нарисован флажок – перев.] выстрелила, ядро упало на половине расстояния. Forte притянулся лагом и пришвартовался к правому борту Virago.
8.20. President занял место за кормой Virago. Снялись и проследовали в направлении Петропавловска. Попали в отливное течение, и хотя рули были положены на правый борт, корабли не двигались с места.
9.06. Сделан выстрел с низкой батареи B [Кошечная батарея, на портовой косе – перев.], ядро упало на половине расстояния.
9.10. Батареи открыли огонь.
9.15. Мы открыли огонь.
9.17. President отдал буксир и стал на якорь.
9.20. Forte также. Pique отдал якоря с носа и кормы, и все открыли огонь. Будучи снесены отливным течением, President и Forte оказались на неправильной позиции, с нашей правой раковины. Наши выстрелы только достигали берега, но очень мало; если уничтожение могло быть достигнуто, то силами President и Forte. Наш огонь был в основном направлен на батарею мыса, мы же подставлялись всему огню батарей C, B и A, именно в это время мы получили те небольшие повреждения, которые нам достались.

[Дальше?]
9.38. Ceased firing. Point battery having hauled down colours, & being apparently deceased.
9.50. Observed President’s marines going on shore from Virago under cover of her fire w-h (which) was returned by the Russian frigate in the harbour.
10.10. Marines landed ¼ mile below battery A w-h the men were seen to be deserting. Firing occasionally with 8 inch guns at low battery. Shots barely reached.
10.27. An officer of the Forte came on board & said that she was in a bad position – the guns hardly reaching on shore, that there was no wind & therefore they c-d (could) not more, evidently wanting the steamer to tow them in, but the Captain said he thought ships were very well, our shots reaching them (enemy) & theirs barely reaching us, &c &c. So officer left.
10.43. Commenced firing at low battery B. Sent marines on shore to assist there of President.
11.30. Cap-n went on board Forte. Ceased firing.
12.25. Marines returned having marched up to A battery w-h they found deserted & guns spiked. The marines however destroyed the carriages. While protecting the boats returning, the Virago received a large 10 inch shot from the frigate in her port quarter just at water’s edge. Sent pinnace to her assistance per signal.
12.30. Piped to dinner per signal.
9.38. Прекратили огонь. Батарея Мыса спустила флаг и перестала подавать признаки жизни.
9.50. Наблюдали, как морские пехотинцы President’а направляются на берег с Virago под прикрытием её огня, на который отвечал русский фрегат в гавани.
10.10. Морские пехотинцы высадились в ¼ мили ниже [т.е. южнее] батареи A; было видно, как солдаты её покидают. [Мы, т.е. Pique] cтреляли время от времени из 8-дюймовых орудий по низкой батарее. Снаряды едва долетали.
10.27. На борт [Pique] прибыл офицер с Forte и сказал, что Forte находится на плохой позиции – пушки с трудом достигают берега, – что ветра нет и что поэтому они так больше не могут, – явно желая, чтобы пароход прибуксировал их. Но кэптен [Николсон] ответил, что по его мнению корабли [в деле] были очень хороши, наши ядра достигили неприятеля, а их ядра достигали нас едва, etc., etc. С тем офицер и ушёл.
10.43. Открыли огонь по батарее B. Послали на берег морских пехотинцев [с Pique] в подмогу коллегам с President’а.
11.30. Кэптен [Николсон] отправился на Forte. Прекратили огонь.
12.25. Морские пехотинцы вернулись; дойдя до батареи A, они нашли её оставленной, а орудия заклёпанными. Тем не менее морские пехотинцы поломали станки. Virago защищала возвращение гребных судов и в это время получила большое, 10-дюймовое ядро в кормовую четверть левого борта по ватерлинии. По сигналу отправили катер (pinnace) ей на помощь.
12.30. По сигналу просвистали обед.


Grove-Plan
(Картинка кликабельна. "Дубляж" надписей мой. - П. К. План, хотя и нарисован на обороте репортажа от 31 августа, включает и позиции кораблей при второй атаке, 4 дня спустя. План города нарисован на основе карты Ф. Бичи 1828 г.)

1.30. Capt-n returned.
2.0. Forte weighed under jib and driver, & stand further in, but having so little sail, drifted to leeward & could not take up her intended position.
2.15. Forte anchored & commenced firing at low battery B, we fired a few shots at ditto with 8 inch guns but too far off to do so with much precision.
2.40. President weighed under topsail & at 2.52 anchored ahead of Forte & opened fire at low Battery. French Adm-l immediately sent an officer on board her to request that she w-d cease firing as the Battery was silenced, which however was not exactly the case, though the fire had slackened considerably.
Virago steamed ahead of us & fire at Battery with her long gun.
At 3.25 battery ceased firing altogether.
3.45. Capt-n went on board Forte.
5. Virago commenced firing at Gorge Battery D, w-h (which) had fired 1 or 2 shots at the French frigate Eurydice 26, who, when the sea breeze set in about 11 a. m. got under weigh with the French brig Obligado 14, but hove to well out of gun shot & neither fired a shot all day.
5.25. Virago ceased firing at Gorge Battery, which never returned a shot & was apparently deserted, & took the Forte in tow, backing & filling.
At 5.50 seeing Virago towing the Forte towards the point, gave her 3 cheers, making sure that she was going to complete the Victory by opening out & engaging the Frigate now that the Batteries were silenced, but to our surprize & disappointment we saw the steamer back & finally tow the Forte out of gun shot, where she anchored at 6.45, & soon after the President & Pique warped further out.
The Forte had several shots in her hull & rigging cut away; 1 man killed & 5 wounded. President not touched. Pique 8 shot struck her hull, only one of which penetrated, a few ropes cut away, but nobody touched. Virago shot in Quarter already mentioned, but nobody hurt.
1.30. Кэптен вернулся.
2.0. Forte снялся с якоря под кливером (jib) и бизанью (driver) и прошёл ближе к гавани, но, имея так мало парусов, отдрейфовал [с течением] к наветру и не смог занять предназначенную позицию.
2.15. Forte стал на якорь и открыл огонь по низкой батарее B, мы сделали несколько выстрелов по ней же из 8-дюймовых орудий, но расстояние было слишком велико, чтобы сделать это с большой точностью.
2.40. President снялся с якоря под марселем и в 2.52 стал на якорь впереди Forte, и открыл огонь по низкой батарее. Французский адмирал немедля послал на President офицера с предложением прекратить огонь, так как батарея уже подавлена, однако это было не совсем так, хотя огонь [батареи] значительно ослаб. Пароход Virago прошёл вперёд нас и стрелял по батарее из длинной пушки.
В 3.25 батарея совсем прекратила огонь.
3.45. Кэптен отправился на Forte.
5.0. Virago открыла огонь по Перешеечной Батарее D, которая прежде выстрелила 1 или 2 ядра по фрегату Eurydice. Когда около 11 часов утра подул ветер с моря, французские фрегат Eurydice (26 п.) и бриг Obligado (14 п.) встали под паруса, но держались далеко вне выстрелов и за весь день не сделали ни выстрела.
5.25. Virago прекратила огонь по Перешеечной батарее, которая не отвечала ни выстрелом и по-видимому была оставлена, и взяла Forte в буксировку, притом паруса фрегата то обстенивались, то забирали ветер.
В 5.50, при виде Virago, буксирующей Forte в направлении мыса, приветствовали тройным «ура», в уверенности, что Forte намерен довершить победу, отдав буксир и вступив в бой с [русским] фрегатом теперь, когда батареи подавлены; но, к своему удивлению и разочарованию, мы увидели, что пароход возвращается и наконец уводит Forte вне выстрелов, где он и стал на якорь в 6.45; а вскоре затем President и Pique отверповались дальше от гавани.
Forte получил несколько ядер в корпус и повреждений такелажа; 1 человек убит и 5 ранено. President не пострадал. Pique – 8 ядер попало в корпус, пробило только одно, перебито несколько канатов, никто не пострадал. Virago – ядро в кормовую четверть, уже упоминавшееся, но никто не пострадал.


Это всё. Для тех, кто хочет понять ход сражения в "3D" формате, не с одной стороны, да ещё и разложить события по времени, документ очень ценен.

Попутно попалась в интернете картинка, изображающая тот самый фрегат "Pique", паруса которого "backing & filling" - обстениваются и наполняются. К чему картинка в газете, не знаю, в тексте на странице его нет. Брайтонских сивучей решил не отрезать.
s-l1600

Черновичок переводчика
Некрупный орёл
callmycow
Прежде, чем выложить второй документ от лейтенанта Гроува, покажу черновичок. Документ - не письмо, скорее репортажная запись. И почерк его вот такой:


Да и репродукция рябенькая. Я было спасовал на первых же буквах второй строки. Но оказалось, что к этому репортажу прилагается копия, сделанная рукой того же переписчика. (Без уверенности можно предположить, что косой вповалку почерк принадлежит самому Эдмунду Гроуву, а переписчик, допустим - Эдвард Крэдок. Поскольку на сайте библиотеки в учётной записи документа сказано:
Cradock, Edward Hartopp, 1810-1886 (Contributor)
Grove, Edmund Sneyd 1829-1857 (Contributor).
Эдмунд и Эдвард были два родные брата, но Эдвард взял родовое имя Хартопп-Крэдок, вступив во владение поместьем.)

Имея текст в двух версиях, я почти без труда его и расшифровал. Первые строки были самые трудные, поэтому я сделал себе вот такую шпаргалку.


Особо прошу заметить, что некоторые слова переписчик и сам не разобрал (оставил пробел), а некоторые тупо пропустил. В расчёте, что русский врач там уж разберётся. В любом случае, спасибо ему!

Письмо Эдмунда Снейда Гроува от 15 сентября 1854 г.
Некрупный орёл
callmycow
Перебарываю малодушный рефлекс спрятать документ и не делиться. Хотя сам получил копию совершенно бесплатно.
Спасибо за это канадскому историку Andrew Rath (Эндрю Раф, или Рат). Несколько лет назад я узнал о существовании писем Гроува (да ещё и с картинками), хранящихся в Национальной библиотеке Новой Зеландии, но запросы оставались без ответа. А Эндрю Раф в своих работах их цитирует (как и множество других документов, английских, французских и русских, включая ссылки на книгу Юрия Завражного). Вот я у него спросил, он и поделился.
Ну так вот.
Grove, Edmund Sneyd 1829-1857
Letters and reports From Lt Edmund Grove on HMS Pique, with a Royal Navy squadron in the Pacific. MS-Papers-5937-10/04 (NLNZ).
Я получил PDF с фоторепродукциями рукописного текста. Два документа из трёх посвящены Петропавловскому делу. Письмо от 15 сентября 1854 года переписано другой рукой, не самого Гроува; переписчик весьма кстати вставляет некоторые пояснения. Я в своём переводе тоже делаю некоторые пояснения. Жертвую гладкостью в пользу точности перевода. Но некоторые морские идиомы труднопереводимы, так что - эх! - выкладываю и оригинальный текст.

Sep. 15 Lat 48.50 N Long: 179.16 E.
They have just made a signal for sending letters to England via San Francisco, by a French Squadron, who are going to part company for that place, & I have only time to write a few lines to tell you that I am cheer & well, (Thank Lord) after having been partaker in the most unfortunate & worst conducted affair that I saw ‘fore, has recurred for many a days.
We sailed from Valparaiso to Callao then to the Marquesas islands & we were just running into the Bay, when we were hailed by a boat from a French Store Ship saying he had order for us not to anchor but to proceed direct to Honolulu the principal port of the Sandwich islands. We arrived there July 22 and found the allied squadron there, viz President 50 (Flag), Amphitrite 26, Virago St. 6
French: Forte (flag) 60, Eurydice 16 or 26, Artemise 32, Obligado 14. We all sailed on The 25th(July) On 30th the Amphitrite & Artemise parted company for S. Francisco, and the rest proceeded to Petropaulowski, Kamschatcha, off which place or rather off Awatska (?) bay in which is Petropaulowski harbour, and arrived Aug 28
15 сентября. 48°50’СШ 179°16‘ ВД
Только что объявили отправку писем в Англию через Сан-Франциско, с французской эскадрой, которая направится туда отдельно от нас, и у меня есть лишь время написать несколько строк, чтобы сообщить вам, что я бодр и здоров (слава Богу), после того как был участником самого неудачного и плохо исполненного дела, какое видывал прежде.
Из Вальпараисо мы отплыли в Кальяо, затем на Маркизские острова, и тут при входе в бухту нас окликнула шлюпка с французского судна снабжения и сообщила, что нам приказано не становиться на якорь, а идти прямо в Гонолулу, главный порт Сандвичевых островов. Мы прибыли туда 22 июля и нашли там союзную эскадру, из них британские корабли:
«President» 50 пуш. (флагман), «Amphitrite» 26 пуш., пароход «Virago» 6 пуш.
Французские: «Forte» (флагман) 60 пуш., «Eurydice» 16 или 26 пуш., «Artemise» 32 пуш., «Obligado» 14 пуш.
Все мы отплыли 25 июля. 30-го «Amphitrite» и «Artemise» ушли в Сан-Франциско, а остальные направились в Петропавловск, на Камчатку, а вернее к Авачинской бухте, в которой и находится Петропавловская гавань, и пришли туда 28 августа.

[Читать дальше?]

The Virago with Adm-s Cap-es &c went into the bay which is very large oval to reconnoitre, but they did not go near enough to do so with any accuracy; though they discovered several Forts & a frigate & corvette at anchor, in the inner harbour of Petropaulowski. They returned that night, & next day we all sailed into the bay with a fair visual, about 4 o’clock get about of the Town , when the forts opened fire, though the shot fall considerably – (probably the word “short” omitted) it appear it so alarmed the Admiral, who fancied they would all run away at the sight of the ships that he anchored 2 miles off the Town instead of going straight on & attacking it that evening as originally intended.
However at noon next day the Virago came alongside Pique intending to tow us in together with Forte and President. We had just weighed & were going to proceed when an order came to anchor again & Captains to go aboard President immediately. To the utter consternation of everyone we heard the Adm-l Price had just shot himself with a Pistol & could not live many hours. He confessed having done it himself & seemed to repent it, but did not give any reason. This of course threw a gloom over everything & there was a doubt who should take command. Admiral Price died at 5 o’clock.
«Virago» с адмиралами, капитанами etc. вошла в бухту, которая представляет собой большой овал, для рекогносцировки, но они не приближались [к городу] настолько, чтобы исполнить это с какой-либо тщательностью, однако обнаружили несколько укреплений, а также фрегат и корвет на якорях во внутренней гавани Петропавловска. Вечером они вернулись, а на другой день мы все вошли в бухту при ясной видимости; около 4 часов были у города, тогда укрепления открыли огонь. Хотя ядро упало со значительным недолётом, похоже, это так встревожило адмирала, который думал, что они разбегутся при виде кораблей, что он стал на якоря в двух милях от города, вместо того чтобы атаковать неприятеля в тот же вечер, как изначально предполагалось.
Тем не менее, на следующий день в полдень «Virago» стала лагом к «Pique», намереваясь буксировать нас вместе с «Forte» и «President»’ом. К великому всеобщему ужасу мы услышали, что адмирал Прайс только что застрелился из пистолета и умирает. Он признался, что сделал это сам, и похоже, раскаивался в этом, но не дал никаких объяснений. Это, конечно, омрачило всё, и были сомнения, кому принимать командование. Адмирал Прайс умер в 5 часов.



The French Adm-l said he would not undertake the responsibility of taking English ships into action &c. Our Captain (Sir Fr. Nicolson) unexpectedly became Sen(ior) Officer, but could not act without the knowledge of the French Adm-l. Altogether there was a regular hash of it’s nobody to take superior command & it was all a “will you do this”? “shall I do that”?
The next (day?) we went in & I send you a plan of the place & a few remarks &c from the notes taken at the time. The Grand fault was there was no commander in chief. Nothing done without consultation — the French Adm-l took offence at some things we did, & vice versa. Especially he said we did not support him in the afternoon when he went to attack the battery.
He was made fast to us (Pique) & the Captain cast him off before the President was ready to get under weigh to support him.
Французский адмирал сказал, что не возьмёт на себя ответственность вести в бой английские корабли. Наш капитан (сэр Фр. Николсон – прим. переписчика) неожиданно стал старшим офицером, но не мог действовать без ведома французского адмирала. В общем, творился закономерный хаос, поскольку главнокомандования не было, а только «будьте любезны сделать то-то», «позвольте, я сделаю это».
На другой день мы атаковали; я посылаю вам план места с пометками etc., по тогдашним записям. Главный недостаток заключался в том, что не было главнокомандующего. Ничего не делалось без консультации. Французский адмирал обижался на некоторые наши действия, и наоборот. Особенно на то, по его словам, что мы не поддержали его во второй половине дня, когда он атаковал батарею.
[По словам адмирала] Он и мы («Pique») должны были действовать в связке, а капитан [Николсон] оставил его в одиночестве, покуда на подмогу не пришёл "President".


(Подчёркнутая фраза переведена по контексту. "Made fast to" в морском значении - пришвартовался, привязался. "Cast off" - отшвартовал, отдал буксир; также просто оставил, покинул. По свидетельству капитана де Ла Грандьера мы знаем, что французский адмирал такую же претензию предъявил не только англичанам, но и своим подчинённым: "Все меня покинули; "Eurydice" надо было привязать, тогда бы Ла Грандьер был у меня под присмотром". Хотя "Eurydice" и не должна была ввязываться в бой, согласно адмиральскому приказу. А русский чиновник Н. А. Хитрово, попавший в плен к союзникам с судном "Ситха", записал: "... адмирал Despointes прикрепил свои суда концами к английским фрегатам, чтобы быть уверенными в их содействии". Возможно, со слов самого адмирала, с которым Хитрово общался. Бессмыслица, если понимать буквально. Создаётся впечатление, что данная идиома восходит к самому адмиралу Феврие-Депуанту. - Примеч. Перев.)

Then the Capt-n was angry because he did not take up the position he said he would – so we did not moor to support him as intended. Then afterwards the French Adm-l refused to go on to attack the Frigate with us & the President. So between them they made a map of it, & we did not put a finishing Stroke to the success we had already gained. I think there is not an officer in the English squadron, who does not believe that if we had gave on at 4 o’clock that evening the place w-d have been ours.Тогда обозлился капитан, потому что он сам [адмирал] занял не ту позицию, которую сказал что займёт, поэтому мы не могли стать на шпринг, чтобы его поддержать, как намеревались. А после этого французский адмирал отказался атаковать фрегат вместе с нами и «President»’ом. Они друг другу чертили схемы, а мы так и не завершили тот успех, которого достигли. Я думаю, что нет в английской эскадре офицера, который не считал бы, что если бы мы продолжили бой, то к 4 часам пополудни место было бы нашим.


[В другом документе Гроува даны подробности недоразумения, в английской версии: «Forte» отдрейфовал с течением к наветру и не смог занять предназначенную позицию. Другие свидетели объясняют бездействие «Pique» –кто неправильно понятым сигналом, кто невнятными распоряжениями Ф.-Депуанта, кто прямым саботажем Николсона. – Прим. переводчика.]

But the worst is to come – we lay 2 miles away from he town in our old place for 2 or 3 days & nothing seemed to be doing on our side, tho’ they were busy on shore & soon repaired battery &c. Both officers & men began to get very discutated – the letter had been up in the different ships to ask to attack the place again & the officers were getting up a protest against giving up without another attempt, considering the trifling damage done. At last it was determined to have another attack, this time principally by landing party.Но худшее ещё было впереди.
Мы стояли на прежнем месте в 2 милях от города в течение 2 или 3 дней без заметных действий, хотя на берегу [русские] вовсю работали и вскоре отремонтировали батарею etc. Среди офицеров и матросов возник ропот – на кораблях ходило письмо с просьбой снова атаковать город, а офицеры протестовали против ухода без новой попытки, учитывая незначительность причиненного [противнику] ущерба. Наконец было решено предпринять еще одну атаку, на этот раз главным образом силами десантной партии.


According Sep 4th a party from each ship of seamen & marines in all 600 went on board Virago – the Captain & I with remainder of our men on board the President to help to fight the guns, as the Pique was left at anchor. At 4 a.m. the Virago took us (President) in tow *[something omitted perhaps “to engage”] with the fort, we anchored 600 yards off the battery D in the plan, & Virago took Forte abreast of battery E in the plan & landed the party a little beyond it. We both silenced our respective batteries not however before they had done a good deal of mischief.Но худшее ещё было впереди.
Мы стояли на прежнем месте в 2 милях от города в течение 2 или 3 дней без заметных действий, хотя на берегу [русские] вовсю работали и вскоре отремонтировали батарею etc. Среди офицеров и матросов возник ропот – на кораблях ходило письмо с просьбой снова атаковать город, а офицеры протестовали против ухода без новой попытки, учитывая незначительность причиненного [противнику] ущерба. Наконец было решено предпринять еще одну атаку, на этот раз главным образом силами десантной партии.


According Sep 4th a party from each ship of seamen & marines in all 600 went on board Virago – the Captain & I with remainder of our men on board the President to help to fight the guns, as the Pique was left at anchor. At 4 a.m. the Virago took us (President) in tow *[something omitted perhaps “to engage”] with the fort, we anchored 600 yards off the battery D in the plan, & Virago took Forte abreast of battery E in the plan & landed the party a little beyond it. We both silenced our respective batteries not however before they had done a good deal of mischief.4 сентября партия из 600 моряков и морских пехотинцев со всех кораблей собралась на борту «Virago». Капитан и я перешли на «President» с остальными нашими людьми, чтобы помогать с пушками в бою, в то время как «Pique» остался на якоре. В 4 часа утра «Virago» взяла нас («President») на буксир *<что-то пропущено, возможно, «для боя» – прим. переписчика> с фортом [т.е. с батареей]; мы отдали якорь в 600 ярдах от батареи (D на плане), а «Virago» отвела «Forte» на позицию против батареи (Е на плане) и высадила партию в небольшом расстоянии от неё [батареи]. Мы оба [«President» и «Forte»] подавили каждый свою батарею, хотя не раньше, чем они причинили нам немало вреда.


To conclude, the landing party got surrounded in the brushwood & in the path they found a battery of 5 guns firing grape at them, they were knocked over one after another & at last had to retreat to the boats, the Russians firing at them all the time. In our ship there were 12 killed 8 on shore, 2 in the boats & 2 in President & 26 wounded, 3 of when have since died. President 11 killed, 36 wounded 2 missing. Among the killed was Cap-n Parker of Marines, a notoriously gallant man. Virago 3 killed 15 wounded, Forte 7 killed 12 wounded, Eurydice 10 killed 25 wounded & Obligado at of 66 men landed had 33 killed & wounded – Total 190 killed & wounded. I cannot describe the dreadful sight when the killed & wounded were brought on board the ships. Our 1-st Lieut. (Pique) slightly wounded - & both Marine officers one slightly the other severely. One mate severely but not dangerously wounded. Several French officers were killed – I can tell you no more now, but that we sailed on 7-th inst. (Sept.) and took off the bay a small Russian schooner & this ship [viz the Sitka of which the writer was just in command] a fine one of 650 tons & ten guns, good accommodations. I am in command of her with 20 men and a Mid-n going to Vancouver isle first to be condemned. Then I believe to San Francisco [California]. I trust all are well at home &c &cА потом десантная партия в густых кустарниках попала в окружение; на пути их встретила картечью батарея из 5 орудий, они падали один за другим, и наконец были вынуждены отступить к шлюпкам, под беспрестанным русским обстрелом. На нашем корабле 12 убитых – 8 на берегу, 2 в шлюпках, 2 на «President»’е [т.е. моряки «Pique», стрелявшие из пушек «President»’а – прим. перев.] – и 26 раненых, из которых 3 за минувшее время умерли. На «President»’е 11 убитых, 36 раненых, 2 пропавших без вести. В числе убитых капитан морской пехоты Паркер, очень храбрый человек. На «Virago» 3 убитых, 15 раненых; на «Forte» 7 убитых, 12 раненых; на “Eurydice” 10 убитых, 25 раненых; на “Obligado” из 66 высадившихся 33 было убито и ранено. Всего 190 убитых и раненых. Я не могу описать ужасное зрелище, когда убитые и раненые были доставлены на корабли. Наш 1-й лейтенант (с “Pique”) легко ранен, также оба офицера морской пехоты, один легко другой серьезно. Один мэйт ранен серьёзно, не опасно. Несколько французских офицеров убиты.
Больше пока рассказать нечего; а 7 сентября мы ушли и захватили близ бухты небольшую русскую шхуну и это судно [т. е. «Ситху», которой в данный момент командовал пишущий – прим. переписчика] отличное, 650 тонное, десятипушечное, в хорошем состоянии. условия. Я командую, у меня 20 человек и мичман.
Идём сперва на остров Ванкувера для оформления приза. Потом, полагаю, в Сан-Франциско (Калифорния). Надеюсь, дома всё хорошо etc. etc.


Roof sketch_1
Conclusion of letter
I have only received 1 letter since I left from my mother at Valparaiso, but we hope to get letters & news at S-t Francisco – you will of course see all the particulars in the papers, I should like very much – I’d like very much to know their opinion of it – I have mine – viz that the place might & would have been ours the first evening we anchored if we had gone to work at once with some one to lead us that knew something about it. There was no fault in the men – they behaved just as coolly both on board & on shore as if they had been an exercise, & though they saw their comrades falling right & left they still kept on till the bugles sounded to retreat. I only hope they have managed better in the Black sea & Baltic.
Best love to all. I will write again first chance – excuse hasta …(signature)
P.S. Off Vancouver Isl-d Oct 3.
I c-d not send this by the French ships as I intended as we parted company with the squadron in a gale of wind – I send this by a brig bound to S. Francisco.
Foggy weather & variable winds – waiting an opportunity to get into Harbour.
В заключение письма
С тех пор, как я уехал от мамы, я получил только одно письмо, в Вальпараисо, но мы надеемся найти письма и новости в Сан-Франциско – вы, конечно, увидите все подробности в газетах, мне бы этого хотелось. И мне бы очень хотелось узнать их [газет] мнение. Моё же мнение таково, что это место могло и должно было быть нашим в первый же вечер, когда мы стали на якорь, если бы мы сразу же пошли в дело с кем-то, кто бы нас вёл и что-то бы знал об этом [месте]. Подвели не люди – они держались хладнокровно как на борту, так и на берегу, словно на учениях, и хотя их товарищи падали справа и слева, они продолжали идти, покуда горны не сыграли к отступлению. Я только надеюсь, что наши в Черном море и на Балтике справились лучше.
Всем чмоки Всех люблю. Напишу снова при первой возможности. Excuse hasta [«прощайте до…» - исп.] ...(подпись)

P.S. У острова Ванкувера, 3 октября.
Я не смог отправить это с французскими судами, как предполагал, поскольку в шторме мы разлучились с эскадрой. Отправляю с бригом, идущим с Сан-Франциско.
Погода туманная, изменчивый ветер – ждём возможности войти в гавань.



Backing and filling
Некрупный орёл
callmycow
Перевожу письма Эдмунда Снейда Гроува, лейтенанта британского фрегата "Pique". На трёх страничках – заметки, сделанные по ходу боя 31 августа 1854 г. (19 августа по юлианскому календарю защитников Петропавловска). Почерк ахти, но, по счастью, есть этот же текст, кем-то переписанный (с дополнениями и пропусками: видать, переписчику тоже нелегко пришлось). Спасибо переписчику, я бы нескоро догадался, что корявый якорёк с приписанной буквой d следует читать как anchored, сокращение w-h как which и пр. Так, сверяя два почерка, я постепенно все слова и разобрал. А вот перевести удаётся не все. Как например, вот это словосочетание: «backing and filling».
Grove-13_frag
[Дальше]
5. Virago commenced firing at Gorge Battery D, w-h (which) had fired 1 or 2 shots at the French frigate Eurydice 26, who, when the sea breeze set in about 11 a. m. got under weigh with the French brig Obligado 14, but hove to well out of gun shot & neither fired a shot all day.
5.25. Virago ceased firing at Gorge Battery, which never returned a shot & was apparently deserted, & took the Forte in tow, backing & filling.
At 5.50 seeing Virago towing the Forte towards the point, gave her 3 cheers, making sure that she was going to complete the Victory by opening out & engaging the Frigate now that the Batteries were silenced, but to our surprize & disappointment we saw the steamer back & finally tow the Forte out of gun shot, where she anchored at 6.45, & soon after the President & Pique warped further out.
5.0. Virago открыла огонь по Перешеечной батарее D, которая прежде выстрелила 1 или 2 ядра по фрегату Eurydice. Когда около 11 часов утра подул ветер с моря, французские фрегат Eurydice (26 п.) и бриг Obligado (14 п.) встали под паруса, но держались далеко вне выстрелов и за весь день не сделали ни выстрела.
5.25. Virago прекратила огонь по Перешеечной батарее, которая не отвечала ни выстрелом и по-видимому была оставлена, и взяла Forte в буксировку, backing & filling.*
В 5.50, при виде Virago, буксирующей Forte в направлении мыса, приветствовали тройным «ура», в уверенности, что Forte намерен довершить победу, отдав буксир и вступив в бой с (русским) фрегатом теперь, когда батареи подавлены; но, к своему удивлению и разочарованию, мы увидели, что пароход возвращается и наконец уводит Forte вне выстрелов, где он и стал на якорь в 6.45; а вскоре затем President и Pique отверповались дальше от гавани.


В морских словарях того времени перевод выражения находится.
To back and fill – coiffer et faire servir les voiles – обстенивать и наполнять паруса, спускаясь с течением. (Морской технический словарь. Составил А. Энгель, старший переводчик Морского ученого комитета. Спб., 1863-1868. )
To back and fill. Обстенивать и наполнять. Операция обыкновенная в узких реках, при благополучном течении с противным ветром. We were obliged to back and fill occasionally to get up the Thames. Мы были принуждены обстенивать и наполнять попеременно, идя вверх по Темзе. (Словарь морских слов и речений, с английского на русский язык, составленный Александром Бутаковым в С.-Петербурге в 1837 г.)
То есть, как я понимаю: это маневрирование в узком канале, имеющем течение (реке, проливе, фарватре), при встречном ветре, когда течение используется для перемены галса: паруса обстениваются, а затем наполняются ветром уже с другой стороны. И так много раз.
Английское «бэк-н-филл» легко произносится (всего три слога), поэтому с середины XIX века выражение использовалось как идиома для обозначения нерешительности в политике. (Маневрирование вперёд-назад, влево-вправо.)
Для объяснения идиомы английские словари и растолковывают исходный морской термин:
back and fill –
– To move a ship's sails in an alternating fashion to accommodate the wind in a narrow channel.
– Trimming the sails so as to alternately fill them with wind and release the wind, in order to maneuver in a narrow space.
– Alternately backing and filling the sails, a method used when the wind is running against a ship in a narrow channel. The sail is hauled back against the wind and braced so that the tide or current carries the ship forward against the wind. Then the sail must be swung around and filled, to keep the ship on course. The term's figurative use for indecisiveness dates from the mid-1800s.
Да, но у нас ситуация другая. Роль «течения» играл пароход, изменивший положение фрегата относительно ветра. Можно предположить, что с парусами на фрегате действительно работали, чтобы помочь пароходу. (Тремя часами ранее указано, что на фрегате были поставлены кливер – jib – и большая бизань – driver, – для того, чтобы удерживать корабль от дрейфа по течению.) Гроув, как моряк, автоматически отмечает происходящее с парусами.
Но перевести этот несчастный «backing and filling» на русский в контексте Гроува у меня не получается. Я вообще не могу понять, в какой форме глаголы: причастие? деепричастие? герундий? Если никто не подскажет, оставлю без перевода, поскольку на ход действий эта подробность вряд ли как-то влияет.
Пример того, как неуклюже эти два английских слова переводились на русский в 1850 г., сыскался.
А voyage ot discovery and research in the Southern and antarсtic regions, during thе уеars 1839—43, bу Сaрtain sir James Clark Ross. 2 vol. London, 1847.
P. 167-168 Chap. VI. 1842.
…but at 9 p.m. the wind suddenly freshened to a violent gale from the northward, compelling us to reduce our sails to a close reefed main-top-sail and storm stay-sails: the sea quickly rising to a fearful height, breaking over the loftiest bergs, we were unable any longer to hold our ground, but were driven into the heavy pack under our lee. Soon after midnight our ships were involved in an ocean of rolling fragments of ice, hard as floating rocks of granite, which were dashed against them by the waves with so much violence that their masts quivered as if they would fall at every successive blow; and the destruction of the ships seemed inevitable from the tremendous shocks they received. By backing and filling the sails, we endeavoured to avoid collision with the larger masses; but this was not always possible: in the early part of the storm, the rudder of the Erebus was so much damaged as to be no longer of any use; and about the same time I was informed by signal that the Terror's was completely destroyed, and nearly torn away from the stern-post.
«…но въ 9 час. веч. вѣтеръ вдругъ жестоко засвѣжѣлъ отъ N, и заставилъ насъ закрѣпить паруса, оставя гротъ-марсель во всѣ рифы и штормовые стаксели. Между-тѣмъ поднялась огромная зыбь, при которой мы не могли уже удержаться на мѣстѣ, и насъ понесло прямо въ средину подвѣтренныхъ льдовъ. Вскорѣ послѣ полуночи, суда наши очутились среди множества движущихся обломковъ льда, крѣпкихъ какъ гранитъ, которые съ такою силою ударялись о наши суда, что мы каждую минуту ожидали паденія мачтъ, и неизбѣжной гибели. Обстенивая и наполняя безпрестанно паруса, мы старались избѣгать столкновеній съ большими льдинами, но и это не всегда было возможно.
Въ началѣ шторма, руль Эребуса получилъ поврежденіе, и, почти въ тоже время, я былъ увѣдомленъ сигналомъ съ Террора, что и его руль совершенно разрушенъ и даже совсѣмъ оторванъ отъ старнпоста». (Морской сборник, 1850. C. 245)


Хэш и карты Трампа
Некрупный орёл
callmycow
Разбираю письма лейтенанта Гроува с британского фрегата "Pique". Это не его почерк, и переписчик в скобки поместил пояснения и пропущенные Гроувом слова. Почерк как почерк, по читабельности примерно как у доктора Дика, и получше, чем у доктора Тревана. Но на каком-нибудь слове как завязнешь, так нескоро догадаешься, что там за буквы спрятались. Именно так меня напрягли словечки, выделенные рамками.

[Дальше]
Второе-то слово "hash". Встречалось во всякой программистике, в атрибутах файлов, а в письмах моряков пока нет. А вообще это слово означает крошево-месиво, чаще всего в кулинарии. Первое слово я было предположительно расшифровал как недописанное (что бывает в конце строчки) "replacing". Тогда бы это переводилось как "перестановочная неразбериха", что, в общем, соответствует обстановке после потери командующего. Но в таких сомнительных случаях я ещё роюсь в гугл-книгах и ищу похожую цитату (люди ведь используют привычные выражения). А что нашёл - сам не пойму, но мне понравилось.


Язык английский, но в какой-то фонетической записи, поэтому электронный переводчик его не понимает. Так и не знаю, чего это сборник - мудростей или шуток, или в единстве. Вчитываться лень. Но мне понравились картинки.



















Что касается загадочного слова: возможно, кто-то прочёл его с первого взгляда, но мне пришлось разбирать побуквенно, выискивая похожие начертания в этом же письме. Оказывается, это слово "regular". "Regular hash" - можно перевести как "правильная окрошка" или "упорядоченный бардак"... Я перевёл как "закономерный хаос".