callmycow (callmycow) wrote,
callmycow
callmycow

Category:

Тмуторокань. Главы 3-4.

Глава 3. НЕСЛАВЯНСКАЯ РУСЬ И НЕРУССКИЕ СЛАВЯНЕ В ТМУТОРОКАНЕ
В конце VIII века, около 790 года, как повествует “Житие Стефана Сурожского”, “пришла рать великая русская из Новгорода, князь Бравлин весьма силен и, попленив от Корсуня до Корча, со многою силою пришел к Сурожу”. Корсунь — русское название Херсонеса (в то время уже Херсона); Корч (варианты написания: Керчев, Корчев) — Керчь; Сурож — Судак. В Суроже Бравлин хотел ограбить гробницу с мощами св.Стефана, да не тут-то было: покарал князя страшный недуг, и пришлось ему отпустить полон, вернуть награбленное да еще принести великий дар Стефану, после чего болезнь отпустила. (Бравлин или не Бравлин тому виной, археологически на конец VIII века приходится сильное разрушение Керчи). “Житие Стефана” известно в редакциях русской и греческой, а больше нигде загадочный Бравлин не упоминается, разве только в “Велесовой книге”. Книга эта у меня лично доверия не вызывает. В ней и Тмуторокань упоминается, мол, оттуда на Русь пришли ясы (где-то во времена князя Рюрика): “Се бо ясь иде на ны о Танасу а Тамоторку моцещна комоньства а рате нещещислена а тьма о теме теще у такожде тещяеть о ны”. Во как.
С IX века Тмутороканского региона касаются арабские и персидские географы. Вот “Книга картины Земли” араба Ал-Хваризми, созданная в 30-х годах IX века как переработка “Географического руководства” Птолемея. Это географический справочник, без подробностей, но зато с картами и координатами. На месте Птолемеевой Гермонассы определяется город с названием “Арсаса”. (Тут надо вспомнить, что восточные авторы выделяли три центра руссов: Славию, Куявию и Арсанию. Из них Славию, Славу, принято отождествлять с землей новгородских словен; Куявию, Куяву — с Киевской землей. А вот Арсания (Арсан, Артан) — предмет споров. Вполне вероятно, что это Ростово-Суздальская земля, но есть и предположение, что это Тмутороканщина — Приазовская Русь).
Персидский путешественник Ибн ал-Факих в 40-50-е годы IX века описывал путь славянских купцов в Персию. Передам своими словами. Сначала этот путь лежит вниз по Днепру в Румское море (Черное), где владетель Рума (Византии) берет с них пошлину-десятину; потом морем — к Самкуш-Еврею, после чего — на север, через Азовское море, через рукав Хазарский (Дон), где с них берет десятину царь хазарский, а уж потом — вниз по Волге в Каспийское море, на берегах которого они могут торговать в режиме наибольшего благоприятствования.
Упомянутый Самкуш-Еврей (С-м-куш ал-яхуд, в другом прочтении — Самкарш) — это хазарский Самкерц. Возможно, так назывался и пролив.
Где-то неподалеку восточные авторы помещали некий Остров руссов, Руссию, Русию, Росию. О ней писали с IX века по XIII (но может быть, писали о разном, перевешивая старое название на другой город). В арабском сборнике “Моджалал ат-таварих” (1126 г.) есть такая легенда: “Рус и Хазар были от одной матери и отца. Рус вырос и, не имея себе места по душе, написал письмо Хазару, прося часть страны себе на житие. И нашел себе такое место. Остров не большой и не маленький, с болотистой почвой и гнилым воздухом. Там он и обосновался”.
А вот что написал Ибн Русте в труде “Ал-А'лак ан-нафиса”, пересказываю. Ар-Русийа находится на острове, окруженном озерами. Остров протяженностью три дня пути, покрыт лесами и болотами, нездоров и сыр. Живут там русы, есть у них царь — Хакан Русов. Русы нападают на славян: подъезжают к селению на кораблях, десантируются, берут пленников, везут к хазарам и в Булгар и там продают. Пашен не имеют, коней тоже, живут награбленным. Когда родится сын, рус дарит ему меч и говорит: вот тебе наследство, остальное добудешь им. Одеваются чисто. Деньги завязывают в пояса. Мужчины носят золотые браслеты, носят широченные шаровары, прихваченные у колен, и сапожки, которые арабам кажутся дамскими. Гостям и чужеземцам оказывают почет. Зато между собой то и дело вздорят. Ссоры судит хакан. Но если оба вздорщика судом недовольны, то дело решает поединок на мечах. С мечом рус не расстается, и если вынужден оставить меч, выходя на двор по нужде, то берет с собой двух-трех вооруженных товарищей. В военный период все личные раздоры прекращаются. Воюют русы исключительно как морская пехота.
Написано это в начале X века, но первоисточником, видимо, служили записки путешественника Ибн Хордадбеха (середина IX века). Русы и славяне здесь предстают племенами разными. Русы по большей части — воины и разбойники, славяне чаще — земледельцы, купцы. Но тот же Ибн Хордадбех утверждал, что русы — “ал джинс мин ас-сакалиба”, то есть, разновидность славян. И что русы выдают себя за христиан.
Так вот, остров Руссия, судя по описаниям, мог располагаться в районе залива Сиваш или в дельте Кубани. И греки-византийцы традиционно считали Боспор Киммерийский отправной базой военных походов руссов.
К “единству и противоположности” руссов и славян мы вернемся, а сейчас по хронологии следует вспомнить философа Кирилла, создателя славянской азбуки. В 860-61 гг. Кирилл (тогда еще Константин) вместе с братом Мефодием предпринял миссионерскую поездку по Хазарии. Маршрут их был таков: “В Корсуне... Въседъ же въ корабль, поути ся ять Козарьзкого на Меотское Езеро и Каспiиская Враты Кавъкажскыхъ горъ”. То есть, до Дербента (это его называли Вратами) просветители добрались водным путем, по Дону и по Волге. В низовьях Волги находилась хазарская столица Итиль, именно там, вероятно, Константин имел теософскую беседу с самим каганом (и якобы переспорил его в прах, за что каган отпустил с Константином 200 пленных греков — так говорит житие). А уж обратно из Дербента в Корсунь они добирались посуху, а эта дорога вела прямехонько через Тмуторокань. Напомню, Тмуторокань тогда был хазарским, но населен был очень пестро: евреи, армяне, обезы, касоги, болгары, хазары, греки. Каждая община со своей религией. Заезжал туда Константин или мимо проехал — история умалчивает. (Знаменитую славянскую азбуку этот ученый грек разработал позже.)
Глава 4. РУСЬ И СЛАВЯНЕ — БРАТЬЯ НАВЕК
В древнерусской летописи “Повесть временных лет” под годом 862 рассказывается, как северные славяне вместе с чудью и весью, не в силах сами организовать государство на своей земле, пригласили на княжение варягов из-за моря. Варяги за морем обитали разные: урмане (норвежцы), свеи (шведы), готы (готландцы), — так вот, пригласили тех, которые назывались Русь, во главе с князем Рюриком. И от той-то Руси, по утверждению летописца, получила свое прозвание Русская земля.
Летописец знал и другую Русь, которая еще в 852 году, при царе греческом Михаиле, приходила в Царьград-Константинополь. (Есть и ссылка: “Как сообщает о том летописание греческое”.) Никоновская летопись прописывает эту Русь в Ексинопонте — Черном море.
Греки много раз подвергались морским набегам россов. Один такой описывается в “Хронике Псевдо-Симеона”. В 904 году некие “россы-дромиты” пришли пограбить византийские берега, но были разбиты флотоводцем Иоанном-Радином. Часть дромитов спаслась благодаря искусству волшебника Росса, прочие же погибли от греческого огня у мыса Трикефал в феме Опсикий. “Дромиты”— от слова “дромос”— бег. Набежали, взяли, убежали. Думается, не из Киева были эти “дромиты”.
А киевский князь Олег отправился “щита прибивать на ворота” Царьграда тремя годами позже. И прибил, в знак заключенного мира. В войске Олега была и русь, были и славяне, причем руси Олег платил больше.
Продолжались в Олеговы времена и набеги руси на Каспий, скромные и с размахом. Например, в 909 году описано нападение на остров Абесгун 16 русских кораблей. А вот в походе 913-14 г. участвовала не лихая шайка, а целый флот, писатель Масуди называет цифру 500 кораблей по 100 человек на каждом. Эта армада вошла в Керченский пролив, где у хазар находилось сильное укрепление, охранявшее как путь по воде, так и переправу через пролив по льду. (По замечанию Масуди, этой переправой нередко злоупотребляла конница гузов, крымских кочевников. И когда хазарская стража была не в состоянии воспрепятствовать набегу гузов на Хазарию, против них выходил сам царь.) Когда русы прибыли в эту крепость (названия Масуди не сообщает в расчете на нашу догадливость), то отправили отсюда письмо хазарскому царю с просьбой о позволении пройти через его страну в Каспийское море, обещая ему отдать при возвращении половину добычи. Позволение было получено, и поход был для русов удачен (а для жителей Каспийского побережья — сущим бедствием). Но на обратном пути вверх по Волге на русов напали воины из мусульманской гвардии хазарского царя — отомстить за единоверцев, да и поживиться. Царь послал русам предупреждение (ведь условленную долю он получил), но гвардейцев не удерживал. А потом качал головой: “А я предупреждал”. Выше по Волге уцелевших русов побили буртасы, и довершили дело булгары... По численности флота, эти горемычные русы могли быть и поданными киевского князя Олега. И тогда мы имеем дату первого сообщения о пребывании в Тмуторокане войска из Киевской Руси.
Некоторые сведения о Тмуторокане и о соседствующей с ним Руси дает еврейско-хазарская переписка середины X века. В Кордове, столице тогдашнего Испанского Халифата, жил сановник по имени Хасдай ибн Шафрут. Прослышав о Хазарии, великом государстве, где правит иудейский царь, Хасдай решил восстановить исторические связи и написал письмо прямо царю, полное всяческих любезностей. Свое письмо он посылал через Византию, посылал через Африку — Месопотамию — Армению — Азербайджан, посылал через Венгрию — Русию — Волжскую Булгарию, а доставили-таки его царю евреи из “страны Н-м-ц”. (Что за страна, нам нетрудно догадаться, ибо название это славянское, известное в ту пору и арабам, и грекам).
Иосиф, хазарский царь, очень обрадовался письму и написал ответ. О себе он сообщил: “Я живу у входа в Реку (Итиль, Волгу) и не пускаю Русов, прибывающих на кораблях, проникать к ним (в Каспийское море). Я веду с ними (с русами) упорную войну. Если бы я их оставил в покое хоть на час, они уничтожили бы всю страну исмаильтян до Багдада”. (Путь кораблей пиратов-русов нам известен: Азовское море, Дон снизу вверх, Волга сверху вниз, Каспий. А вот порты приписки их, увы, нигде не названы).
Среди племен, живущих по Волге и подданных хазарам, Иосиф перечислял: Бур-т-с (буртасы), Бул-г-р, С-вар, Арису, Ц-р-мис (черемисы), В-н-н-тит (Вятичи), С-в-р, С-л-виюн (Славяне).
Называл царь и города Хазарии. “С западной стороны: Ш-р-кил (Саркел, город на Дону, впоследствии Белая Вежа), С-м-к-р-ц, К-р-ц, Суг-рай (греч. Сугдея, по-древнерусски Сурож, ныне Судак), Алус (Алушта)...”
Очень интересно еще одно письмо, так называемый “Кембриджский документ”, написанное, предположительно, в Константинополе в ответ на одно из тех писем Хасдая, которые не дошли до хазарского царя. В сохранившемся фрагменте рассказывается: “Во дни царя Иосифа, моего господина” злодей Роман, византийский император, устроил гонение на иудеев. Когда это стало известно “моему господину, он ниспроверг множество необрезанных” (то есть, христиан, проживавших в Хазарии)”. А Роман-злодей послал... большие дары Хлгу (Халгу, Халго, Хелгу, Хелго?), царю Русии, и подстрекнул его на его (Хелгову) беду. И пришел он (Хелгу) ночью к городу С-м-к-рай (Самкерц, Тмуторокань) и взял его воровским способом, потому что не было там начальника, раб-Хашмоная. И стало это известно бул-ш-ци, то есть досточтимому Песаху, и пошел он в гневе на города Романа (города Херсонской фемы в Крыму) и избил мужчин и женщин. И взял он три города, не считая большого количества пригородов. И оттуда пошел он на Шуршун (Херсон) и воевал против него... Заставил их платить дань... И оттуда он пошел войною на Х-л-гу..., и бог подчинил его Песаху. И нашел он (Песах)... добычу, которую тот(Хелгу) захватил из С-м-к-рая. И говорит он: “Роман подбил меня на это”. И сказал ему Песах: “Если так, то иди на Романа и воюй с ним, как ты воевал со мной, и я отступлю от тебя. А иначе я здесь умру или буду жить до тех пор, пока не отомщу за себя”. И пошел тот против воли и воевал против Кустанты (Константинополя) на море 4 месяца. И пали там богатыри его, потому что македоняне осилили (его) огнем. И бежал он, и постыдился вернуться в свою страну, а пошел морем в Парас (Персию), и пал там он и весь стан его. тогда стали Русы подчинены власти казар”.
Можно уточнить дату. Роман I Лакапин царствовал (как соправитель Константина VII) с 920 по 944 годы. В 943 году состоялся очередной поход руссов на Каспий (его описали Ибн Мискавейх и Низами). Поход начался удачно: был взят город Бердаа в устье Куры, но затем руссов скосила какая-то эпидемия. Им удалось продержаться в Бердаа до весны, затем пробиться к своим кораблям и уйти восвояси, но много руссов, включая и военачальника, погибли в том походе. Вероятно, это и была рать того самого Хелгу, “царя Русов”. Хелгова Русия была где-то поблизости от Самкерца и от крымских владений Византии, сидела занозой для хазар, как позднее Запорожская Сечь для поляков. Или Куба для США. Или Чечня для России.
А вот морской поход на Константинополь, в котором пали богатыри Царя Русов, будучи осилены греческим огнем, нельзя отнести целиком на счет Хелгу. Вероятно, союзником его был киевский князь Игорь Рюрикович. Этот поход “Повесть временных лет” датирует 941-м годом, он отличался особым зверством и закончился сожжением Игорева флота. Запомнился он и грекам. Тридцать лет спустя император Иоанн Цимисхий так пугал князя Святослава Игоревича (по свидетельству Льва Диакона): “Полагаю, ты не забыл о поражении отца твоего, Ингоря, который, презрев клятвенный договор, прибыл к столице нашей на 10000 судов, а к Киммерийскому Боспору прибыл едва лишь с десятком лодок, сам став вестником своей беды. Молчу уж о его дальнейшей жалкой судьбе...” (далее Цимисхий рассказывал Святославу жалкую судьбу Игоря, если вдруг сам Святослав позабыл).
Зачем бы Игорю возвращаться к Боспору Киммерийскому, к Керченскому проливу? А затем, что устье Днепра контролировали греки, и рискованно было возвращаться в Киев этим путем без могучего войска. Если Цимисхий и Лев Диакон ничего не напутали, Игорь отправился в приазовскую Руссию, и уж оттуда, получив подкрепление, восвояси. Через три года Игорь двинул на Константинополь новое войско, но не довел, встретив царских послов, с которыми обсудил условия нового, выгодного для Руси мира.
(А “дальнейшая жалкая судьба” Игоря, упомянутая Цимисхием, по преданию, такова: Игорь переусердствовал в сборе дани с древлян, и когда пришел за третьей данью подряд, был ими схвачен, привязан за верхушки дерев и разорван надвое.)
Как раз в те времена в Византии царствовал император Константин VII Багрянородный (иногда его именуют по-гречески — Порфирогенет). Он прославился не военными успехами и не реформами, а как писатель. Свою книгу “Об управлении империей” он предназначал сыну, как руководство, против кого чьими руками воевать. Для нас в ней особенно ценны сведения о славянах, о россах, о Таматархе и ее окрестностях.
“Из Меотидского озера, — писал император, — выходит пролив под названием Вурлик и течет к морю Понт, на проливе стоит Боспор, а против Боспора находится так называемая крепость Таматарха. Ширина этой переправы через пролив 18 миль”. Далее венценосный географ упоминает примыкающие к Таматархе страны Зихию и Касахию, а также нефтяные источники,которых множество близ крепости и еще девять в Зихии. Как вы помните, царь Хазарии Иосиф, современник и коллега Константина, упоминал Самкерц-Таматарху в числе своих владений. Византийский император, как видно, тоже имел в Таматархе свои интересы; наверное, имел и влияние, поскольку имелось там греческое население и греческая епархия.
Рассказывая в той же книге о днепровских порогах, Константин приводит их названия “по-славянски” и “по-росски”. “Славянские” названия понятны нам без перевода, с поправкой на исковерканность. “Росские” названия — корней, скорее, германских, часть их удается перевести из древнешведского. (Есть и другие теории.)
В книге “Об управлении империей” упомянут русский князь “Сфендослав”— Святослав Игоревич. Тогда он был еще юн, и Тмуторокань доживал последние счастливые хазарские годочки.
Tags: Архив, История, Разыскания, Тмуторокань
Subscribe

  • Век живи

    Оказывается, французский корвет l'Artemise вовсе не в честь богини Артемиды назван. Артемида по-французски Artemis, а Artemise - это Артемисия,…

  • На Гавайях народ простой

    Залез в газету The Polynesian за 16 декабря 1854 года, уточнить дату отплытия французского корвета l'Artemise. Думаю: у них там 15 числа король умер…

  • Наследие капитана Паркера

    В 2009 г. в Канаде опубликован дневник Чарльза Аллана Паркера, чьи останки покоятся в братской могиле под Никольской сопкой. "A Troublesome Berth":…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments