callmycow (callmycow) wrote,
callmycow
callmycow

Category:

Тмуторокань. Главы 5-6.

Глава 5. КАК ТМУТОРОКАНЬ СТАЛ РУССКИМ
Хазария в силу разных причин слабела, но все еще брала дань с вятичей и других славянских племен, неподвластных Киеву. Вот с этих племен Святослав и начал самостоятельные походы. В 964 году он “набрел” на вятичей. А на следующий год взялся за самих хазар. “Хазары вышли навстречу во главе со своим князем Каганом и сошлись биться, и в битве одолел Святослав хазар и град их (т.е. столицу) и Белую Вежу взял. И победил ясов и касогов”. Это скромное сообщение “Повести временных лет” дополняется рассказом Ибн-Хаукаля о том, как руссы разрушили города Булгар и Итиль на Волге, город-сад Семендер на Кавказе. Год, правда, малость не совпадает: Ибн-Хаукаль датирует поход 365 годом Хиждры ( т.е., 969 по рождестве Христовом). Но вряд ли кому, кроме княжеской армии, под силу было разгромить главные хазарские города. Полагаю, потому и удалось, что хазары всегда ожидали руссов со стороны Дона, контролируя Волго-Донскую переволоку. Для того и предназначалась крепость Саркел, построенная под руководством специалиста из Византии Петроны Каматира (теперь это место — на дне Цимлянского моря). Вероятный же маршрут Святослава восстанавливается так: через земли вятичей к Волге, затем Булгар — северный оплот мусульманского мира, затем Итиль, стоявший на острове в тогдашней дельте Волги, затем поворот на Кавказ, разрушение Семендера с его виноградниками; на Кавказе же обитали ясы (осетины) и — по Кубани — касоги (адыги), тут-то их Святослав и победил. В Тмуторокань из Семендера лежала прямая дорога, в Тмуторокане можно было сбыть награбленное в богатых городах, продать пленников. Археологически ко времени похода можно приурочить большой пожар в Тмуторокане. После этого Святославу в самую пору было подняться по Дону и взять Саркел, который стал после этого называться Белой Вежей (точный перевод тюркского названия: “шар кил” — белая башня).
Хазария перестала существовать. Тут бы Святославу остановиться да взять в руки все то, что напокорял. Так нет же.
В 971 году Святослав в Болгарии воевал с превосходящими силами византийского императора Иоанна Цимисхия. Жалея войско, Цимисхий предложил “Сфендославу, катархонту войска россов” мир на следующих условиях: русские получают откуп, Болгарию оставляют Византии и удаляются подобру-поздорову “в свои области и к Боспору Киммерийскому”. (Надо понимать, Цимисхий тем самым признавал права Святослава на зону Керченского пролива, но отличал ее от собственных областей Святослава.) Упрямый же русский князь Болгарию оставлять не желал, так как считал ее центром своей земли (он и столицу там себе приглядел). И мира не принял. Но позже, будучи осажден греками в городе Доростоле, Святослав пошел-таки на мир под угрозой полного уничтожения войска. В договоре он клялся греческим царям в вечной любви, обещал оставить в покое Болгарию и “Корсунскую страну и все города тамошние”.
Видимо, в числе “городов тамошних” отошли ко грекам и Керчь с Тмутороканем. Тогда и образовалась Боспорская фема Византии (помимо уже существовавшей Херсонской). От этой фемы остались две печати Боспорских стратигов (правда, без точных датировок) и упоминание в одном из тактиконов, датированном правлением Цимисхия или началом правления Василия II. Отсутствие других сведений объясняется кратковременностью существования этой захолустной фемы.
По пути из Болгарии Святослав был вынужден зазимовать в устье Днепра, а весной убит печенегами в районе Днепровских порогов.

По смерти Святослава три его сына — Олег, Ярополк и Владимир — передрались между собой; двое погибли, самовластным князем остался Владимир. Только был Владимир сыном князя не от жены, а от ключницы Малуши. Французы бы назвали его “бастард”, а полоцкая княжна Рогнеда, к которой Владимир посватался, обозвала его “робичич”, то есть сын рабыни. (Хотя ключница — это не вахтерша какая-нибудь, а управляющая всем княжеским хозяйством.) Наперекор Рогнединым капризам, Владимир взял-таки ее силой, а полоцких князей-конкурентов поистребил. Потом, продолжая чреду славных дел, стал насаждать на Руси культ Перуна, воздвигая грандиозные капища. Много воевал, присоединяя к Киевской Руси новые земли и возвращая потерянные (так, заново пришлось покорять вятичей). И наконец, решил единым махом убить трех зайцев: принять христианство, породниться с византийским императором и вернуть Тмуторокань (а с ним — господство на Волге, Дону и Северном Кавказе). Для этого он пошел войной в Крым, на Корсунь. Корабли Владимира блокировали город с моря, пешее войско осадило с суши; взяли они богатый греческий город и славно там пограбили. И теперь Владимир мог шантажировать императора Василия: “Отдай за меня свою сестру Анну, не то я и Царьград возьму!” Василий не отдал бы сестру за кого попало, к ней уже два королевича сватались, ни с чем отступились. А тут — бастард, варвар. Но теперь было не до спеси: трон императора шатался под натиском конкурента-самозванца Варды Фоки. И только войско киевского князя могло спасти Василия. “Ладно, ладно, бери Анну,— согласился Василий.— только крестись уж хотя бы”. И Владимир там же, в Корсуне, крестился, женился и тут же послал свояку Василию войско в помошь. Херсонская фема осталась за Византией, а Тмуторокань и Корчев достались Владимиру как приданое.
(Возможно, порядок событий был другой. Быть может, Владимир взял Корсунь как раз по просьбе Василия, чтобы покарать за измену. Ученые спорят, точно не знает никто. История от перестановки слагаемых не меняется.)
Владимир после Корсунского похода принялся крестить Русь, свергая своих же идолов-Перунов. Впоследствии он был причислен к лику святых, а также удостоен вечной памяти в былинах с титулом “Красно Солнышко”. Но при жизни Владимир святым не был и от многих жен имел 12 сыновей. Когда он решил разделить между сыновьями города на княжение, Тмуторокань достался юному Мстиславу Владимировичу, сыну Рогнеды. И это первое прямое упоминание Тмутороканя в русской летописи, датированное, как и крещение Руси, 988 годом.
Глава 6. МСТИСЛАВ ХРАБРЫЙ, ОН ЖЕ ЛЮТЫЙ, ОН ЖЕ КОНСТАНТИН, КНЯЗЬ ИДАР, АРХОНТ НОСИСЛАВ, ОН ЖЕ ВАРТИЛАВ-КОНУНГ
Там, в Тмуторокане, наверное, и вырос Мстислав, общаясь преимущественно со своим двором и дружиной. В дружине были, конечно, и касоги, и хазары — удальцы с подвластных земель, были (я думаю) и руссы приазовские (не с их ли помощью Русь Киевская закрепилась на Таманском полуострове?), и славяне были. В многоязыком портовом городе княжич наверняка нахватался местных жаргонных словечек и до смерти сохранил неподражаемый тмутороканский акцент (что-то вроде нынешнего одесского. Это мои ненаучные домыслы). Вырос Мстислав могучим, красивым, большеглазым, любил пресвятую деву Богородицу и очень любил свою дружину, ради нее не жалел ничего и никого.
Русские летописи следующие 25 лет молчат о Тмуторокане. Можно привязать к нашему рассказу сообщение византийца Григория Кедрина, что в 1016 году император Василий “послал в Хазарию флот под начальством воеводы Монга, который при помощи Сфенга, брата Владимира (того самого, супругой которого была сестра сего императора) покорил эту страну, пленив в первом сражении хазарского царя Георгия Цуло”. (Этот Георгий Цуло прежде служил в Херсоне стратигом, а теперь вот решил выйти в цари, возродив Хазарию). Никакого брата по имени Сфенг у князя Владимира не известно (хотя отчего бы ему не быть, могла же ключница Малуша иметь и других сыновей). Кто-то считает, что это был Мстиславов опекун и воевода, побратим Владимира. А кто утверждает, что Сфенг — это сам Мстислав. Правильно — что его опекать, сам уже князь на четвертом десятке. Только не брат Владимиру и зовут не Сфенгом. А в остальном подходит.
Владимир Красно Солнышко умер за год до того, а свояк его Василий Второй еще царствовал и еще не заслужил своего страшного прозвища — Болгаробойца. (По-гречески — Булгарохтон, а по-болгарски — Болгарубивец).
В 1022 году Мстислав покорял касогов. Решающая битва грозилась быть злой и кровавой, и касожский князь Редедя предложил Мстиславу решить дело рукопашным поединком, поставив на кон жизнь, богатство, жену, детей и землю. Мстислав согласился. “И яста ся бороти крепко, и надолзе борющемася има, нача изнемогати Мстислав, бе бо велик и силен Редедя. И рече Мстислав: 'О пречистая Богородице! Помози ми! Аще бо одолею, сему съзижу церковь во имя твое'. И се рек, удари им о землю, и вынзе ножь, зареза Редедю”. Редедины земли вошли в Тмутороканское княжество, Редедины воины влились во Мстиславово войско, Редедин сын стал зятем Мстислава. А Мстислав, как обещал, построил в Тмуторокане храм Богородицы. Поединок этот запомнился на века, его (со ссылкой на песнотворца Бояна) упоминает “Слово о полку Игореве”, величая Мстислава Храбрым.
(Можно также встретить в литературе упоминание о черкесском предании, повествующем о победе некоего тамтаракайского князя Идара над Ридадэ. Проверка такого предания не нашла.)
С походами Мстиславовой дружины связывают одну археологическую находку из района Нальчика — железное навершие, изображающее герб-трезубец. (Только чего это было навершие — копья? меча? шлема? Я не нашел рисунка). Такой же знак находили и на Тамани на костяной накладке от русского лука. Трезубец — герб князя Владимира Святославича, им же пользовались — изменив по вкусу — и сыновья Владимира (кроме Святополка, который не считал Владимира за отца и герб имел двузубый). Так вот, кавказский вариант трезубца наверняка принадлежал Мстиславу.
Доколе простирались границы Тмутороканского княжества, доподлинно неизвестно. Почти наверняка принадлежал ему Корчев и — вполне вероятно — Белая Вежа. Пока Мстислав воевал с касогами и ясами, его братья князья воевали между собой. Наиболее известный эпизод — убиение Бориса и Глеба (великомучеников) Святополком (Окаянным). Сам Святополк позже, проиграв очередную битву с Ярославом, умер от горя. А Ярослав с дружиной вернулся в Киев и утер пот (так буквально говорит летопись). И вот тут-то и объявился Мстислав Тмутороканский со своим войском касогов и хазар.
Первая стычка братьев Мстислава и Ярослава была в 1023 г, Мстислав был вынужден отступить. На следующий год он снова пошел на Киев, Ярослава там не застал, но и престола не занял: киевляне его не приняли. (Если Боян называл Мстислава Храбрым, то Киево-Печерский патерик именует его “лютым”.) “Ладно,”— решил Мстислав и укрепился в Чернигове. Ярослав привел из Новгорода войско варягов, но выгнать брата из Чернигова не смог, был разгромлен и бежал обратно в Новгород. А Мстислав послал за ним вослед со словами: “Не нужен мне твой Киев, княжь сам в своем Киеве, ты ведь старший брат. А мне пусть будет эта сторона Днепра”. (Левобережье.) “И стали жить мирно и в братолюбии, и затихли усобица и мятеж, и была тишина великая в стране,”— благоговейно пишет летописец. С той поры Тмуторокань надолго стал филиалом Черниговского княжества.
В 1036 году Мстислав разболелся на охоте и умер. О смерти его упоминает византийский хронист Скилица, называя именем “Носислав”. Кое-что о Мстиславе помнят и скандинавские саги, а именно то, что у конунга Ярицлейва Вальдамарсона (Ярослава Владимировича) был брат Вартилав, который заключил с Ярицлейвом мир, а через некоторое время после этого умер, оставив брату в наследство свой удел. Для комплектности назовем и христианское имя Мстислава — Константин.
Таким образом, самовластцем всей Русской Земли (и Тмутороканя тоже) стал Ярослав Владимирович, которого мы помним под титулом Мудрый. В 1054 году Ярослав умер 76 лет от роду, оставив по завещанию Чернигов вместе с Тмутороканем сыну Святославу.
Tags: Архив, История, Разыскания, Тмуторокань
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments