callmycow (callmycow) wrote,
callmycow
callmycow

Category:

Тмуторокань. Главы 11-12.

Глава 11. ПОСЛЕДНИЕ ВОСПОМИНАНИЯ О РУССКОМ ТМУТОРОКАНЕ. МАТРИКА ПРЕДБАТЫЕВСКАЯ

Теперь еще раз вернемся в Киевскую Русь. У князя Святослава Ольговича в 1151 году от новгородской княжны родился сын Игорь, имя которого ныне известно во всем мире по опере композитора Бородина.
В мае 1185 года состоялся знаменитый поход, воспетый в “Слове о полку Игореве”. (“Полк”— и означает поход.) Игорь да брат его “буй-тур” Всеволод, да другие князья из клана Ольговичей отправились в степь пограбить половецкие зимовища. Но нарвались на объединенное половецкое войско, попали в окружение и были разгромлены. На Игорево счастье, его самого взял к себе хан Кончак — давний враг, друг-союзник и будущий сват.
Киевом в то время правил Святослав Всеволодович (тоже Олегов внук). Когда Игоря и Всеволода громили половцы, Святослава якобы одолевали зловещие сновидения. И бояре так истолковали Святославов “мутен сон”: “Туга умь полонила: се бо два сокола слетеста с отня злата стола — поискати града Тьмутороканя, а любо испити шеломом Дону”. Дон был давно рекой половецкой (вспомните, когда еще русские жители покинули донскую Белую Вежу), но достижимой в больших воинских походах. А “поискать Тьмутороканя” уже воспринимается как ехидца — мол, полетели соколики вчерашний век искать. (Обратите внимание на мягкий знак перед “м”. Ехиднейшая буква, как и в случае с “тьмою таракан”, которых “сверчок победил”.)
Как сказано выше, автор “Слова” вспоминал Тмуторокань как цель волшебного похода Всеслава и как отправную точку походов Олега. А кроме того, озадачил нас каким-то “тмутороканским болваном”. Контекст таков: едва Игорь с войском выехал в поле, случилось солнечное затмение. Люди в смятении, степная живность в шумной панике. И некий Дивъ
“кличетъ връху Древа,
велитъ послушати земли незнаемѣ:
Влъзе и Поморию, и Посулию,
и Сурожу, и Корсуню,
и тебѣ, Тьмутороканскый блъван!”
Это одно из “темных мест” “Слова”. Дивъ — наш, русский, сидит на верхушке русского Мирового Древа и велит князю Игорю прислушаться к тому, что творится в разных концах земли половецкой.
Вот несколько версий о сущности “болвана”. Во-первых, это, возможно, статуя (слово “болван” в значении “истукан”, “чурбан” известно всем славянским языкам, некоторым германским и тюркским; например, у алтайцев каменная баба называется “балбал”). Может, в Тмутороканской земле имелся какой-то особо выдающийся экземпляр каменной бабы. Хотя половецких истуканов на Тамани нет даже и маленьких — никаких нет. Или эта статуя венчала античный маяк, который был необходим в Керченском проливе (но сведений о таковом не имеется). Можно встретить предположение, что это был т.н. “монумент Комосарии”. Но я разыскал описание этого монумента и утверждаю, что на роль “болвана” он не тянет — две заурядные греческие статуи, чуть больше человеческого роста. Другая версия имеет в виду касожское (иранского происхождения) слово “палван” — богатырь (но это слово тоже скорее гипотетическое). А.Л.Никитин считает, что у Бояна, из чьих песен взяты большие куски “Слова”, фигурировал не “болван”, а сокол болобан, и назван так был отважный тмутороканский князь Роман Святославич.
Подумалось: единственное, что мы знаем о Тмутороканском болване — то, что его нужно послушать, чтобы узнать об угрозе. Можно ли послушать статую? Разве только поющую статую Рамзеса Второго.
Самая симпатичная для меня версия: в песнях Бояна географическим символом Тамани служил “Бльванъ” — грязевой вулкан (от древнерусского “бльвати” — изрыгать. Прочтение предложил краснодарец г-н В.В.Туманов). Через сто лет “бльванъ” превратился в таинственного “блъвана” — что это такое, уже забылось, но из песни слова не выкинешь.
А после “Слова о полку Игореве” Тмуторокань на Руси не вспоминался, уйдя в историю.

В конце XII века Матраха была еще византийской, известно даже имя одного податного сборщика, служившего в тех краях — Никита Пигонит. Но вот наступил век XIII. Где-то на востоке уже делал свою карьеру Тэмучин, будущий Чингисхан. В 1204 году крестоносцы после10-месячной осады взяли Константинополь и на месте Византии образовали Латинскую империю. На Черном море, как один из огрызков Византии, осталась Трапезундская империя, ее власть признали Херсон и Климаты, и может быть, Матраха тоже. Но это была слабая власть. Крым дробился на княжества. Наращивали торговые обороты генуэзцы и венецианцы, воюя за сферы влияния. Хозяевами степей еще были половцы.
Связывают с Тмутороканской историей еще один случай, известный от арабского писателя Ибн-Аль-Биби. Где-то в 1221 году турецкие купцы пожаловались султану Ала-ед-Дину Кей-Кобаду, что их ограбили на “хазарской переправе”. (Скорее всего, у Керченского пролива.) Разгневанный султан направил войско на кораблях в Судак, который в то время был главными торговыми воротами Крыма. Завидев армаду, жители Судака (а среди них было много русских и оседлых половцев) послали к туркам дипломата и одновременно — гонцов к половецкому хану и русскому князю. (В том-то вся и загадка, что за “русский князь” это был? Может, из Тмутороканя или Руссии? Неизвестно.) Но кончилось тем, что подоспевших половцев турки разгромили, а с припоздавшим русским князем заключили мир. И когда русское войско ушло, взяли Судак.
В 1222 году, как предвестники новой эпохи, на Северном Кавказе впервые появились татаро-монголы. Три тумена пришли из Ирана через Грузию, через земли аланов — на Дон, где разгромили половецкое войско Юрия Кончаковича. Потом монголы послали парламентеров на Русь (мол, мы вам друзья, а враги только половцам), а между делом сходили и разграбили все тот же многострадальный Судак. Могли и в Тмуторокань заглянуть. (Академик Б.А.Рыбаков полагает, что и заглянули, и разрушили город). На Руси князья монголам не поверили, посольство перебили и в помощь половцам снарядили войско, которое гнало монголов до реки Калки, а на Калке было этими монголами разгромлено. Победители ушли на восток, чтобы воссоединитька, где князь и народ называют себя христианами, имеющими книги и священников греческих. Князь имеет, говорят, сто жен; все мужчины голову бреют совсем, а бороды отращивают с некоторым щегольством, исключая людей знатных, которые в знак благородства оставляют немного волос над левым ухом, обрив всю голову. Здесь, надеясь иметь товарищей путешествия и ожидая их, пробыли 50 дней, и дал господь, что понравились они жене царя, самой главной между всеми, которая полюбила их удивительно и доставляла им все нужное”. В дальнейшем пути Юлиан растерял всех спутников, но нашел-таки народ, говоривший венгерским языком, “при большой реке Этиль”, недалеко от Булгара. А татарское войско находилось оттуда в 5 днях пути, ожидая подкрепления, “чтобы идти на Алеманию” (так почему-то считал Юлиан). Обратный путь монаха-разведчика пролег через землю Мордуан, Россию и Польшу. Отчет, его, наверное, и поныне сохраняется в Ватиканских архивах.

Глава 12. ТАТАРЫ И ГЕНУЭЗЦЫ

В 1237 году началось Батыево нашествие. Трагедия Руси страшна, но от Руси хоть что-то осталось. От половцев осталось поле, усеянное мертвыми костями (по свидетельству Плано Карпини, проезжавшего Команскими степями в 1245 году). По пятам за половцами татары вошли в Венгрию, в Моравию, дошли до Адриатики, перепугав всю Европу и папу Римского. А оттуда повернули назад — в степи.
Вот, где-то между 1237 и 1240 годами попал под власть Золотой Орды и Тмуторокань. (Старый немецкий тмуторокановед И.Э.Тунманн называет 1277 год, времена хана Менгу-Тимура). Сопротивлялся ли город татарам, был ли разрушен? Как управлялся, имел ли какую-то самостоятельность? Мне неизвестно.
С завоеванием Тмутороканя татарами в Евразии снова образовалось единое политическое пространство от Желтого моря до Черного, и по этому пространству из Европы двинулись путешественники: купцы (как знаменитый венецианец Марко Поло), миссионеры, дипломаты. Уже упомянутый Плано Карпини, монах-франсисканец, был послом папы римского Иннокентия IV к монгольскому хану. Но он не проезжал через Тмуторокань, он ехал через Польшу, Команию, Киев, Булгар. “С юга к Комании прилегают Аланы, Чиркассы, Газары,... также земля Цикков,”— отмечает Карпини.
Послом к тому же хану от французского короля Людовика IX был Гильом Рубрук (тоже монах). Он начал свое путешествие в 1253 году, прибыв морем в Судак, а затем побывал и в Матрике. Юг Крыма, сообщает Рубрук, называют Газарией или Касарией, а правильнее, по его мнению, называть бы Цесарией, в честь византийского цесаря. “В восточной же части этой области есть город, именуемый Матрика, где река Танаид впадает в море Понта, имея в устье 12 миль в ширину. Именно эта река, прежде чем впасть в море Понта, образует на севере как бы некое море, имеющее в ширину и в длину 700 миль, но нигде не имеющее глубины свыше шести шагов; поэтому большие корабли не входят в него, а купцы из Константинополя, приставая к вышеупомянутому городу Матрике, посылают оттуда свои лодки до реки Танаида, чтобы закупить сушеной рыбы, именно осетров, чебаков и других рыб в беспредельном количестве”. И ниже: “...Город... Матрика и устье моря Танаидского. Выше этого устья находится Зихия, которая не повинуется татарам, а к востоку — Свевы и Иверы, которые не повинуются татарам”. Матрика татарам повиновалась.
Итак, под властью Золотой Орды город сохранил значение хотя бы как центр рыбной торговли. Где-то я вычитал, что и Батый оказывал покровительство торговле. Но не рЫбА служила основным товаром, а рАбЫ (казалось бы, простая перестановка гласных). Главными перекупщиками были итальянцы, их прейскуранты выше всего ценили женщин-славянок, несколько ниже — черкешенок, затем — татарок. Мужчины были почему-то дешевле. Отвозили рабов в Египет, в Европу, и где-нибудь во французском Русильоне наряду с “желтыми татарами” появлялись “белые татары” с именами Катерина, Марфа...
Мирная жизнь у татарских завоевателей не складывалась. Когда все территории, подлежащие покорению, были покорены, в Орде начались переделы власти, усобицы. Да итальянские колонии служили отдушиной для накопившейся удали. Так, темник Ногай воевал с ханом Тохтой. Побьют ногаевцы тохтинцев — а тохтинцы в утешение себе какой-нибудь город разграбят. Трава в степи не уродится — неверные горожане виноваты, пусть расплачиваются. Нет никакой беды, заскучают татары — первая мысль: “А не пошерстить ли нам итальяшек?”
Тех, правда, голыми руками было не взять: с легкой руки императора Мануила итальянцы закрепились в Причерноморье на века, построили крепости и держали в руках всю торговлю и политику. По свидетельству грека Георгия Пахимера, у венецианцев были суда длинные, хорошо оснащенные, у генуэзцев — укороченные, так называемые “тариты”, которые плавали по Эвксинскому Понту даже зимой. В 1261 году генуэзцы помогли грекам возродить Византийскую Империю и тут же заключили с императором Михаилом VIII Палеологом выгодный договор. А через несколько лет, в 1267 году, Генуя получила от татарского хана Менгу-Тимура ярлык на факторию в Кафе (бывшей и теперешней Феодосии), и стала Кафа столицей так называемой “Хазарской империи” генуэзцев. Торговый путь в Каспийское море, в Персию, в Индию, в Китай — теперь он стал называться Генуэзским путем. (Впрочем, по Волге и Каспию ходили не только торговые, но и пиратские корабли генуэзцев. Кто силен, тот и грабит, а генуэзские галеры вооружались не абы как — зажигательными бомбометами.) На территории СССР известно 39 генуэзких пунктов. Венецианцам досталось поменьше, а хотелось побольше, из-за чего возникали настоящие войны со взаимным науськиванием татар. Керчь итальянцы называли Черкио или Воспро, Балаклаву — Чембало, Судак — Солдайя, Анапу — Мапа. За Тмутороканем осталось название Матрика или Матрега. Была еще такая Ло Копа или Копарио, на Кубани. В Ло Копе был один из самых больших невольничьих рынков.
Страна, где находились Матрега и Ло Копа, называлась Зихия. Мне встречалось имя одного из правителей Зихии — Верзахт. Он был в 1333 году удостоен благодарственного письма от самого папы римского Иоанна XII за активную католическую пропаганду. После чего в Матреге в 1346 г. учредили католическое архиепископство (а греческое митрополитство там и так уже имелось). До XV века в Матреге и властвовали местные князья, зихийские. Но потом генуэзцы взяли свое — не мытьем так катаньем. Насколько можно судить, сначала в Матрегу из Генуи назначались консулы. Известно имя одного — Симоне ди Гвизольфи. Потом, в 1419 году, Винченцо де Гвизольфи — как полагают, сын Симоне — женился на местной княжне по имени Биха-ханум, дочери князя Берозоха. И теперь Гвизольфи были не консулами Матреги, а князьями. А в 1457 году туземный князь Кадибельди организовал бунт и захватил владетеля Матреги в его замке. Рассказал об этом неприятном инциденте сам владетель Матреги — Заккария Гвизольфи, сын Винченцо.
Чтобы избегать таких инцидендов, в уставе для черноморских колоний, изданном в Генуе в 1449 году, есть намек, что иногда следует делать подарки туземным правителям Зихии. Еще из того же устава известно, что официальными языками в Матреге признавались татарский, латинский и греческий.
Когда Золотая Орда разделилась, Крым и Тамань достались самозваному хану Мамаю. И в Куликовской битве в 1380 году на стороне Мамая участвовала и генуэзская пехота. Но битву Мамай проиграл и свое положение в Орде потерял. По слухам, те же генуэзцы и убили Мамая в Крыму. А Золотую Орду снова объединил под своей властью хан Тохтамыш.
Tags: Архив, История, Разыскания, Тмуторокань
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Крест над обрывом

    Пару дней назад приметил на Никольской сопке крест. Не замечал его раньше. Вряд ли он памяти англо-французского десанта. Но любопытно…

  • Тринидад (без Тобаго)

    Вот такая версия подвига Семёна Удалова: - из книги А. Ф. Погосского "Оборона Севастополя". Это четвёртое издание рассказов для народа,…

  • Прорыв

    Я получил по почте книгу - в признательность за то, что консультировал одного из авторов по некоторым вопросам. Книга называется "Записки о…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments