callmycow (callmycow) wrote,
callmycow
callmycow

Categories:

Как я съездил на Урал (продолжаю)

Пока я по Екатеринбургу гулял, Эдуард Веркин уже перед читателями отдувался. Зря, что ли, «Облачный полк» в журнале «Урал» напечатали. (Да где бы ни напечатали – всё бы не зря. Вещь крутейшая, выше любых моих придирок, читаю – верю, как высшей силой надиктовано.) А на другой день (суббота то была, 24 ноября), подтянулись остальные финалисты, из тех кто смог, и всех нас взяли в оборот. В музее писателей Урала по одному вызывали пред ясно око телекамеры, на монолог по мотивам даденой анкеты. Остальные тем временем с музеем знакомились – это та часть музея, что посвящена нашим современникам и предтечам. Интересно там всё. И ещё интереснее смотреть в компании единомышленников, которые, встретив где пропущенную запятую, весело переберут все возможные варианты пунктуации, находя в простенькой фразе самые неожиданные глубины смысла.

Ладно, фразы, – в музее неожиданно и витрины можно оборачивать изнанкой, открывая дополнительную информацию, и стенд есть интерактивный, с портретами и киношками, где я нашёл и Давыдычева, и Дудоладова, и др. и пр.; куда, собственно, и мы запросто статься попадём, потому что всякий писатель, ступивший ногой на уральскую землю – уже уральский писатель, сопричастный великой культуре (скромно). (Позже, уже в обл. д.-ю. библиотеке, нам благоговейно лестницу показывали, по которой сам В.В. Маяковский спускался, чем не уральский писатель: вот эта ступенька помнит его правую ногу, а эта перилина – левую ладонь). Тут, в музее, много было что посмотреть, задержался бы с удовольствием.

Выход из музея омрачило мрачное предзнаменование – на крыльце лежало ещё тёплое тельце птицы свиристельки с закрытыми глазами. оставалось утешать себя анекдотом про карликовую смерть с косой: «Не к тебе я пришла, а к твоей канарейке».

А птичку жалко. Мы сели по машинам, машинам, машинам… Рукою помаши нам, маши нам, маши. И кавалькадой поехали в Тюмень. Как гора к Магомету. Потому что любимый и чтимый (в обоих смыслах) Магомет, то есть Владислав Петрович Крапивин, извинился, что ему в Екатеринбург не доехать. Но уж до тюменской библиотеки-то дойти! Такой компромисс всех устроил! Извозчиками служили издатели, а приятнейшими попутчиками писатели, которые, вместо того чтобы участвовать в конкурсе, выполняли каторжную работу жюри – затем, чтобы премия вообще состоялась. Я вспоминаю объявление в химчистке возле моего дома: «Не забывайте: химчистка – не волшебство, а тяжёлый труд…» - что-то как-то так. Но если химчистильщикам платит клиент, то подвижники премии (напомню, слово «подвижник» - однокоренное словам «подвиг» и «подвизаться») ещё и должны были взбудоражить общественность и спровоцировать спонсоров. Что удалось-таки, когда уже многим не верилось. Ольга Колпакова – сердце этой затеи.
На ночлег в Подтюменье нас определили на спортивную базу, увешанную дипломами за победы в мотогонках, по соседству с юными борцами-грекоримлянами. Ещё там в коридоре гимн тюменскому спорту висел, который мы с удовольствием спели вслух, безошибочно угадывая мелодию. Помещение, предоставленное для сна, называлось «Игровая».

А чтобы наша разнополая команда не сильно увлекалась игрищами, нас свозили ещё на горячие источники, отмокнуть и размякнуть. Писатели натуральные, в геотермальном соку.

Можно бы и огласить списочек, по образцу: «В красной рубашке танцует – это профессор Хачикян». А оно важно? Профессор, водитель, писатель – какая разница, он же не танцы преподаёт, а просто отрывается. Нам здесь здесь прекрасно... тепло и сыро.

Моя полка – левая верхняя, под потолком. Главное, не потерять во сне чувство окружающей реальности и не ломиться в потолок. Впрочем, ночь коротка, если лечь в два пополуночи по-тюменски, а проснуться бодрым в одиннадцать по-камчатски. На дворе похолодало, снежок пошёл пушистый. Отличная оказия для традиционного ритуала – пройтись босыми лапами по нежной пороше. Буквально десяток шагов, символически. Я ещё Веркина в компанию зазвал. Одно жаль, к рассвету наши с Эдиком исторические отчепятки сгрёб с крыльца дворник.


Дуют из блюдец напитки: П. Калмыков, С.Лаврова. Позади явственно прослеживаются Андрей Щупов (он же писатель Олег Раин) и – справа – главный редактор издательства «КомпасГид» Виталий Зюсько.
Спасибо этому дому!
(Продолжение следует)
PS Использованы фотки Светланы Лавровой и её ф/аппарата, также А. Прохорова и мои. Жалуюсь: фотоальбом ЖЖ упирается изо всех сил - не открывается, не грузит, не сохраняет. Если не исправится, на другой хостинг сбегу.
Tags: Очерк, Писательское, Фото
Subscribe

  • Крест над обрывом

    Пару дней назад приметил на Никольской сопке крест. Не замечал его раньше. Вряд ли он памяти англо-французского десанта. Но любопытно…

  • Прорыв

    Я получил по почте книгу - в признательность за то, что консультировал одного из авторов по некоторым вопросам. Книга называется "Записки о…

  • Иностранная морская военщина в Гонолулу

    Искал малую малость: когда французский корвет "Эвридика" отправился из Гонолулу на Таити зимой 1854-55 гг. А тут как раз американцы архив старых…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments