callmycow (callmycow) wrote,
callmycow
callmycow

Category:

Враг с человеческим лицом. Часть четвёртая

Вот марка островов Питкэрн с изображением парохода "Вираго".



На этой марке «Вираго» совсем на себя не похожа! Во-первых, мачт всего две (а было-то три), во-вторых… более чем достаточно и первого. [UPD Это пароход "Алекто", срисованный с картины, посвящённой перетягиванию каната. Победил винтовой "Раттлер", колёсник "Алекто" проиграл.] Но истинный облик «Вираго» нам уже известен, а вот в какую честь пароход угодил на марку? Чем успел прославиться до Камчатки?
Вот, кстати, ещё один артефакт, прямо относящийся «Вираго» и к островам (острову – посколько населён только один из островов) Питкэрн. Более того - ещё одно человеческое лицо.



На «Вираго» было два врача Генри Треван и Уильям Росс. Догадываюсь, обоим им пришлось потрудиться в Камчатскую кампанию. Так за что доктор Росс удостоился портрета из китового зуба?
Историю острова Питкэрн напомню буквально в нескольких словах, благо Википедия у всех под рукой. Единственная заморская территория Британии в Тихом океане. Необитаемые острова открыты в 1767 г. (возможно, уже во второй раз). Населены в 1790 моряками мятежного корабля «Баунти», взявшими в жёны таитянок. Официально объявлен английской колонией в 1838 г. Самое малонаселённое государство в мире.
Предлагаю в своём переводе выдержки из книги:
"Pitcairn; the island, the people, and the pastor, with a short account of the mutiny of the Bounty" by Thomas Boyles Murray. L. 1854.

Стр. 114.
Корабль Её Величества «Вираго», коммандер Прево [James Charles Prevost], отправился из Кальяо в январе 1853 г. к Питкэрну, имея на борту певчих птиц, саженцы роз, миртов и пр. для островитян.
[Jan 31st H.B Steamer "Virago" sailed for the Society Islands]

Стр. 236-239.
Письмо преподобного Дж.Х. Ноббса.
15 мая 1853 г.
"Так угодно было Отцу Небесному, что вернулся я в целости на мой остров, в радостные объятия семьи. Я прибыл сюда в H.M.S. «Портленд» 15 Мая и привёз с собой сына и дочь. Адмирал Морсби неизменно оставался неутомимым благодетелем, как для меня лично, так для всех островитян. Расходы и заботы, принятые им на себя ради нас, превышают всякое вероятие, да вознаградит его Всеобщий Податель благ. Мы сошли на берег в субботу; после вечерней службы, когда г-н Холман дал свою прощальную проповедь, я огласил с амвона указ о моем рукоположении Капелланом Острова Питкэрн, подалованный моим духовным патроном, Лордом Епископом Лондонским. «Портленд» стоял у Питкэрна четыре дня, а потом ушёл к на острова Гамбье. На следующий день по его уходе объявилась инфлюэнца; и поскольку признаки бронхита наблюдались у двоих-троих прибывших на «Портленде», я склонен думать, что поветрие от них и пошло. К сожалению, ветер дул северо-западный, жаркий и влажный, на котором зараза и разгорелась, и прогрессировала столь стремительно, что через неделю более десятка человек были неспособны сами удовлетворять свои потребности. Это было самое тяжкое поветрие, начиная с первого прихода к нам инфлюэнцы в 1840 году.
[…]
Я впервые с моего возвращения раздавал Святое Причастие и обучал возглашению Deus vult («Этого хочет Бог»), которое надо исполнять ежемесячно. У нас около 75 участников. Число жителей составляет 172: 85 мужчин, 87 женщин. Страшное происшствие случилось во время моего отсутствия. H.M.S. «Вираго» как раз собирался покинуть остров; большая часть населения гостили на борту, прощаясь; те немногие, кто остался на берегу, собрались вокруг пушки с «Баунти», намереваясь дать прощальный салют. Мэтью Маккой забивал в ствол заряд, когда пушка вдруг взорвалась; ранение было страшно, бедняга прожил лишь несколько часов, несмотря на присутствие двух хирургов с «Вираго». Он оставил в горе семью из девяти детей. Два других человека были тяжело ранены, их жизнь была некоторое время под сомнением, и один из них до сих пор страдает от раны».
Стр. 136-139.
[Предшествует рассказ о колоколе.]
Согласно рассказу Пастора, в особо торжественных случаях звучал не только жизнерадостный колокол, но вступала и глубокая глотка пушки.
История этой пушки любопытна и где-то горестна. Когда-то она принадлежала кораблю «Баунти» и была выужена со дна моря в 1845 году, вместе с ещё одной, но та вторая оказалась заклёпана и потому бесполезна. Эта же, пролежав на многосаженной глубине пять и пятьдесят лет, была покрыта трещинами и использовалась обычно с осторожностью.
Выше упоминалось, что Её Величества пароход «Вираго» прошлой зимой отправился из Кальяо на Питкэрн с миссией доброго попечения. Корабль прибыл к острову 24 января 1853 года; офицеры и команда сошли на берег, чтобы вскоре его покинуть. «Вираго» была первым паровым судном, увиденным островитянами, ни один пароход доселе не посещал этих вод, поэтому они воспользовались приглашением капитана совершить экскурсию вокруг острова. После всего капитан Прево простился, поднялся на корабль и отплыл на Отаити [Таити].
Весьма серьёзное происшествие случилось 26 января. Судья Мэтью Маккой и двое других, Чарльз Драйвер Крисчен и Уильям Эванс, заряжали старую пушку с «Баунти», чтобы попрощаться с «Вираго» салютом. Банником служила старая дровина, на конце которой оказался гвоздь.
Когда Мэтью забивал в пушку заряд, трение, вызванное гвоздём, повлекло взрыв пороха. Он [Маккой] был отброшен на несколько ярдов от пушки, с рукой, разорванной в клочья. Двое других мужчин были серьёзно ранены.
Руку Мэтью тщательно ампутировали, но шок был слишком тяжел и после двенадцати мучительных часов смерть положила предел его страданиям. Его знали как хорошего человека, он был хорошо подготовлен к смерти. Двое других, хотя и сильно пострадали, к счастью, выздоровели и смогли присутствовать на пасхальном богослужении 27 марта. Мэтью Маккою было 35 лет, он был внук Уильяма Маккоя, бунтовщика, женат на Маргарет Крисчен, сестре миссис Ноббс, и имел большую семью. Старую пушку заклепали и больше из неё стрелять не будут.
Но вернемся к более оптимистичной части повествования. Сцена, исполненная коллективом людей в день рождения королевы, была написана поэтом своих собственных. Приятно тронули такие строфы одной из национальных песен мистера Ноббса:

Ha ! that flash yon grove illuming,
Long impervious to the sun ;
Now the quick report comes booming
From the ocean-rescued gun.

Now the bell is gaily ringing,
Where yon white-robed train is seen ;
Now they all unite in singing
GOD PRESERVE OUR GRACIOUS QUEEN !
Ах! Вспышка рощу осветила
Давно не видевшую солнца
И тут же эхо раскатилось
От пушки, пощаженной морем

Но весел колокольный звон
Над строем в белых одеяньях
Они, объединясь, поют
«Храни, о Боже, КОРОЛЕВУ!»
Tags: virago, Изонаходки, История, Корабли, Петропавловск, Разыскания
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments