callmycow (callmycow) wrote,
callmycow
callmycow

Враг с человеческим лицом. Часть седьмая

Воспоминания Уильяма Петти Ашкрофта (фрагмент 3)

Братья встречаются
По возвращении исследовательской партии мы подняли пары и пошли в Вальпараисо. Там мы повстречали фрегат «Президент», под флагом адмирала Прайса, только что прибывший из Англии, проделав этот путь за шестьдесят три дня. Там же был и «Портленд» под флагом адмирала Морсби, он собирался отправиться домой. Мы отсутствовали в Вальпараисо пятнадцать месяцев, нас дожидались новый капитан [Commander Edward Marshall] и механик.
На «Президенте» служил мой брат. Он просил мою жену не сообщать мне об этом и проверить, узнаю ли я его после долгой разлуки, но она проболталась в письме. В одно воскресенье я увидел, что к нам идёт бот с «Президента», везёт увольнительных, и я спустился вниз и лег. Мой брат поднялся на борт, давай меня искать, ему сказали где, он спустился вниз и трясёт меня. Я открыл глаза и говорю: "Джек, ты откуда здесь? Мария мне не писала, что ты на «Президенте»!» Мы лет десять не встречались.

Обратно в Панаму
Адмирал снова послал нас обратно в Панаму, объявить награду в десять тысяч долларов за поимку вождя, виновного в гибели наших людей, и большую сумму выкупа за четвёртого пропавшего, если он еще жив. По приходе мы разослали объявление по берегу и вскоре получили слово вождя послал слово, что это был он причина расстрела наших людей. Он пояснил, что его соплепенники рыбачили в реке и увидели наших четверых; вождь, решив что это испанцы, послал полусотенный отряд застрелить их. Наши пытались растолковать индейцам, что всего лишь дожидаются возвращения капитана и его партии. Индейцы велели им отойти от ранчо и затем расстреляли их. Четвертый бросился было в заросли, но тоже был убит. Вождь также послал сотню охотиться на партию капитана, но по счастливой случайности сотня засела на ранчо номер шесть, а не номер пять, где заночевала капитанская партия. Вождь сказал, что очень сожалеет: кабы он знал, что чужаки – англичане, он бы их не тронул.
Спасательная операция

Мы снова поднялись вверх по течению реки Саванна – на этот раз в поисках партии американцев, потерявшихся на Перешейке. Партия из двадцати пяти человек сошла с американского военного шлюпа на атлантическом берегу. Она была направлена для подготовки пикника. Взяв провизии на два дня, они надеялись достичь побережья Тихого океана по той дороге, что мы видели. Отряд состоял из капитана шлюпа, нескольких гражданских джентльменов, двоих Комиссаров в Гренаде, а также офицеры и старшины.
Наша спасательная партии покинула корабль в кожуховом боте, поставив парус. К утру добрались до деревни, где наняли шесть каное и индейцев. Командовал на этот раз первый лейтенант, кроме него были доктор, артиллерист, тринадцать матросов и четыре морпеха. При противном течении (событий?) нам приходилось становиться на якорь на стремнине. Мы видели множество аллигаторов, иногда стреляли в них, но смертельных попаданий, в глаз или под лопатку, не было. В воскресенье мы вышли к водопаду, пришлось оставить бот на попечение артиллериста и шести матросов. Каждый вечер в 8 часов корабль должен был стрелять, а бот отвечать ему из пушчонки.

Первый спасает

Каноэ, в котором был я, везло припасы, доктора и индейца по имени Осия; я называл его «Хосси». Первую ночь мы провели на крутом берегу, я стоял вахту от 8 до 10 вечера вместе с первым лейтенантом. Индейцам всё уже надоело и хотелось домой, но мы втащили каноэ на берег, развели костер, взвели ружья и сказали, что первый, кто попытается уйти, будет застрелен. По ночам иногда слышались жуткие звуки, и я всегда держал при себе Хосси, чтобы он мне их растолковывал. Обычно тишина стояла мёртвая, но раздавался шум падающего дерева или страшный рев, и Хосси хватался за оружие.
Наш день начинался в 6 утра, мы гребли вверх по течению до полудня, тогда мы высаживались пообедать солониной, сухарями да глотком рома. Затем снова, гребли до темноты, осознавая, что время терять нельзя. В одно утро мы встретили американского капитана с квартирмейстером, которые отделились от основной партии, разведать местность. Они двигались вниз по течению на плотах, связывая, плавучие деревья лианами. Но путь то и дело преграждали завалы из стволов, и каждый раз приходилось делать новый плот. Нам тоже часто приходилось нести каноэ на себе, обходя завалы и пороги. В Каноэ нам было тесно, и однажды, когда мы выпрыгнули на берег поразмять ноги, американский квартирмейстер набросился на еду и съел так много, что его, до полусмерти отощалого, это убило.

По следу

Наконец поутру мы добрались до места, где американская партия ненадолго останавливалась, чинила одежду и обувь. Они бросили тут свое оружие и оставили записку, что поворачивают обратно к Атлантике. Судя по дате, они были впереди нас на много дневных переходов, но по реке мы могли двигаться вчетверо-впятеро быстрее, чем они пешком. В записке также говорилось, что если кто идёт по из следу, то пусть Бога ради поспешит, потому что они оголодали.
Тут доктор сказал, что слышит трупный запах трупа, и мы нашли изодранное тело человека в остатках одежды, его голова лежала в нескольких футах рядом. Человек был очень высокого роста, и американский капитан опознал в нём одного из гренадских комиссаров. Мы вырыли веслами могилу и похоронили тело как получилось, потом поспешили догонять остальных. Однажды утром обнаружили на берегу кострище, стали искать ещё записки. Индейцы помяли в руках уголья, понюхали и сказали, что костру четыре дня. Следующее найденное кострище они датировали двумя днями. А где костёр предыдущего дня, спросили их – они указали в заросли, и были совершенно правы. В тот вечер мы нашли американцев, они были совсем плохи.

Спасение

Двоих мы увидели на берегу, причалили, а они подошли и давай нас щупать, действительно ли мы из плоти и крови. Доктор строго наказал не давать им ничего сверх того, что он им отмерил, а кроме того, не рассказывать, в каком виде мы нашли их несчастных товарищей.
С ними в партии был темнокожий повар, он спросил, из какой я страны. Я сказал, что англичанин, он возликовал; оказывается казалось, что он всё время доказывал ирландскому капралу, что если кто их спасёт, то это англичане. Капрал не соглашался и напоминал, что англичане всегда угнетали бедных ирландцев, темнокожий отвечал:"Мои фадер и маддер всегда говорят мне ту лаб англичанина». ('My farder and mudder always tell me to lub an Englishman') Похоже, на темнокожем партия только и держалась. Им за всё время удалось добыть одну птицу и одну рыбину, а питались в основном капустовидными кочанами, которые срезали с верхушек пальм. 65 дней как они оставили свой корабль, когда мы нашли их, похожих на скелеты. Один наш матрос предположил, что бедняги убили одного из товарищей на мясо, ради спасения остальных, но это американцы отрицали, однако мне сказали, что попадись им индеец, они бы кусок индеятины точно бы зажарили! Двадцать пять человек покидали американский корабль, только пятеро из этой партии вернулись живыми.
Доктор начал их отхаживать на маленьких сухариках, размоченных в вине и воде, потом мы разводили огонь и варили рис и мясо. Доктор попросил меня покормить плотника, тот был совсем плох. Через два дня мы схоронили беднягу. Как-то я нёс вахту с винтовкой за спиной, жуя хлеб со свининой, один из американцев, суб-лейтенант, спросил, что я ем. Я сказал, а он предложил золотые часы в обмен на то, что у меня в руке; я отказался, но угостил его кусочком с орех величиной, который он жадно съел и посмотрел на меня, словно бы примериваясь скрутить и отнять остальное, если хватит решимости.
Прежде чем двинуться в обратный путь, первый лейтенант собрал нашу партию и похвалил, как мы все вместе работали в спасении. Он поддержал моё предложение «сплести грота-браса» и я выдал всем по доброму глотку.

Обратный Путь
Наутро наши каноэ пустились в обратный путь, и очень кстати было найти индейцев, на носу каждого каноэ сел индеец с шестом и вёл его через пороги. Весь путь мы проделали быстро и вскоре вернулись к нашему боту.
Хосси, даром что индеец, а многому меня научил. Я часто спрашивал его, который час – он глянет на солнце и скажет, и разница с докторовыми часами никогда не превышала нескольких минут. Что такое работа на каноэ – каждый может испытать, если попробует целый день грести в одном стеснённом положении.
В один прекрасный вечер мы вернулись на корабль, и наши товарищи были рады нас видеть. Мы отсутствовали, думается, поболе трёх недель. Затем корабль пошёл в Панаму, где высадил спасённых американцев, и они могли вернуться на своё судно. Через несколько месяцев газеты английские и американские сообщили, что наш капитан, первый лейтенант и доктор получили золотые медали, а участники спасательной партии по сто долларов каждый. По возвращении в Англию, я написал от имени команды американскому послу в Лондоне, а тот сказал, что деньги для нас готовы, но наше Правительство не позволит нам их принять, поскольку мы всего лишь исполняли свой долг. Первый лейтенант был произведен в коммандеры, из Сан-Франциско отправился сушей через всю Америку, и его в путешествии тепло принимали. Те, кого мы спасли, дали нам свои адреса на случай, если будем в Америке.
Tags: virago, История, Корабли, Петропавловск, Разыскания
Subscribe

  • Крест над обрывом

    Пару дней назад приметил на Никольской сопке крест. Не замечал его раньше. Вряд ли он памяти англо-французского десанта. Но любопытно…

  • Прорыв

    Я получил по почте книгу - в признательность за то, что консультировал одного из авторов по некоторым вопросам. Книга называется "Записки о…

  • Лайки лайке

    Автограф моей лайки (Кобель, 4 года) Собирает лайки Собачьего народа. И в этом сучьи дети Пример и мастер-класс - Изобрели соцсети Гораздо раньше…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments