callmycow (callmycow) wrote,
callmycow
callmycow

Categories:

Спасибо Дэвиду Прайсу.

Полез в букс-гугл, задал поиск по словам fugurehead (носовая фигура) и President. Результаты пёстрые. Во-первых, политика: "носовой фигурой" зовётся публичное лицо какой-либо фирмы или партии. Во-вторых, американские фрегаты - "старые броненосцы", "Президент" и "Конституция". В-третьих, английский пассажирский трансатлантический пароход "Президент" (1840), носовая фигура которого изображала Джорджа Вашингтона. Но вот мелькнул и он, английский парусный фрегат, ветеран Камчатской кампании, флагман адмирала Дэвида Прайса.
"And for a good quarter of a mile, from the dockyard gate to the farthest corner, where the old housed-in hulk, the President (drill-ship, then, of the Naval Reserve), used to lie with her frigate side rubbing against the stone of the quay..." "These were the fine figure-heads of the finest ships afloat".
Это оказался сборник эссе The Mirror of the Sea, написанный в 1906 году Джозефом Конрадом - классиком английской литературы, уроженцем Киевской губернии. Полный текст нашёлся на сайте "Гутенберг", с благодарностью человеку, оцифровавшему и выложившему книгу на сайт:
Transcribed by David Price, email ccx074@coventry.ac.uk
Спасибо Дэвиду Прайсу! Совпадение? Написать да спросить - не родня ли ему адмирал, не ради ли фамильного корабля проделал человек работу?
Спасибо и тем, кто выложил в доступ русский перевод той же книги: Джозеф Конрад. Зеркало морей. М.: Географдат, 1958. Перевод с английского - М.Е. Абкиной. Собственно, к этому абзацу и фотоиллюстрация есть: Merchant ships and HMS President in the South West India Dock:

("Президент" - это вон тот длинный корпус справа.)
Между прочим, в английском тексте ведь не сказано, что "Президент" - именно фрегат, но переводчик сочла нужным пояснить это. И если слово hulk не переводится термином "блокшив", то лишь из гуманности, чтобы не морочить читателей. Так что и переводчику спасибо.

"ПОСВЯЩЕНИЕ
XXXV
-- Корабли! -- воскликнул пожилой матрос в чистом "береговом" костюме. -- Корабли! -- И его пристальный взгляд, оторвавшись от моего лица, обежал нарядные лепные украшения на носах судов, которые тогда, в конце семидесятых годов, тесным рядом стояли вдоль грязной набережной Нью-Саутского дока. -Корабли-то все хороши; дело не в них, а в людях...
По меньшей мере пятьдесят кораблей, деревянных и железных, формы которых придавали им красоту и быстроходность и являлись величайшим достижением современного кораблестроения, стояли в ряд на якоре, носом к набережной, как будто собранные здесь для выставки -- выставки достижений не ремесла, а великого искусства. Они были серого, черного или темно-зеленого цвета с узкой желтой полосой, отмечавшей изгиб их бортов, или с рядом пестрорасписанных портов, украшавших этой военной раскраской мощные бока грузоносцев, которые знают лишь один триумф -- быструю доставку груза, лишь одну славу -- славу долгой службы, одни победы -- победы в нескончаемой и неприметной борьбе с морем. Большие пустые суда с тщательно подметенными трюмами, только что вышедшие из сухого дока и блестевшие свежей окраской, крутобокие и важные, стояли у деревянных пристаней, похожие больше на на подвижные здания, чем на корабли. Другие, уже наполовину нагруженные, почти успевшие принять свой прежний подлинно морской облик судов, поставленных на грузовую ватерлинию, выглядели менее неприступно. Их невысокие трапы как будто приглашали бродивших без дела матросов подняться на борт "поискать себе койку", попытать счастья у капитана. Два-три готовых к отправке корабля, словно стараясь остаться незамеченными среди затмевавших их товарищей, сидели в воде глубоко, натягивая привязи своих носовых канатов, выставляя напоказ чисто прибранные палубы и закрытые люки. Они готовились кормой вперед уйти из рядов и пленяли той подлинной красотой, которую придает судну надлежащая оснастка.
От ворот верфи до самого дальнего угла, где всегда стоял прижатый боком к каменному краю набережной старый , уже пришедший в полную негодность фрегат "Президент" (тогда -- учебное судно из резерва флота),-- на протяжении доброй четверти мили над всеми этими корпусами, готовыми и еще не готовыми, сто пятьдесят высоких мачт раскинули необозримую сеть своих снастей, в тесных петлях которой, чернея на фоне неба, торчали, словно запутавшись, тяжелые реи.
Это было замечательное зрелище. Самое жалкое судно на воде трогает сердце моряка, напоминая о своей верной службе в течение всей жизни. А здесь можно было увидеть "аристократию" флота. То было благородное собрание самых красивых и самых быстроходных,-- и на носу каждого корабля красовались его название и эмблема -- можно было подумать, что находишься в музее гипсовых отливок: женщины в коронах, женщины в развевающихся одеждах, с золотыми сетками на волосах, опоясанные голубыми шарфами, простирали вперед свои красиво округленные руки, словно указывая путь; головы воинов в шлемах и без шлемов, фигуры во весь рост воинов, королей, государственных деятелей, лордов и принцесс -- все белые с головы до ног, только кое-где выделялось темное лицо в тюрбане, пестро разодетая фигура какого-нибудь султана или героя Востока. И все они стояли, наклонясь вперед под сенью мощных бугшпритов, словно стремились поскорее начать новый рейс в одиннадцать тысяч миль.
Таковы были чудесные лепные украшения лучших морских кораблей. И не будь я так влюблен в жизнь на море, которую делили с нами эти бесстрастные фигуры, к чему бы мне пытаться передать словами впечатления, о точности которых никто судить не может, так как ни один человек не увидит больше такой выставки произведений искусства кораблестроения и искусства лепки, какую мы когда-то могли обозревать круглый год в галерее под открытым небом, которая называлась: "Нью-Саутский док".
Вся эта компания безмолвных белых королев, принцесс, королей, воинов, аллегорических женских фигур, героинь, государственных деятелей и языческих богов в венцах и шлемах или с непокрытой головой навеки сошла со сцены, до последней минуты простирая над бурлящей пеной свои красивые гипсовые руки или копья, мечи, щиты, трезубцы, в одной и той же позе, выражавшей неустанное стремление вперед. И ничего не осталось от этих кораблей -- разве только несколько человек хранят еще в памяти звуки их имен, давно исчезнувших с первой страницы лондонских газет, с больших плакатов на железнодорожных вокзалах и дверях судовых контор, из мыслей матросов, докеров, лоцманов, грузчиков. Не слышатся больше эти имена в перекличке грубых голосов, не назовут их трепещущие в воздухе сигнальные флаги, когда корабли встречаются и расходятся в открытом море. ..." (Дальше начинается собственно сюжет, но он, увы, не о "Президенте".)
Вот так и прокрался к советскому читателю вражеский корабль, в роли романтического героя классической литературы.
Tags: Корабли
Subscribe

  • Яхта заплыла

    Мыс Средний и мыс Станицкого с маяком. А движется мимо них ледокольная яхта, которую Яндекс распознаёт как принадлежащую Олегу Тинькову. Богатей,…

  • В храме был

    В Морском Соборе Петропавловска-Камчатского. (15 мая это было.) Я не религиозный, в собор пошёл по делу: мне сказали, что там на стенах доски с…

  • Крест над обрывом - 2

    Про то, как я углядел на Никольской сопке деревянный крест МОЖНО КАРТИНКИ ПОСМОТРЕТЬ ЗДЕСЬ Я заметил его случайно, осматривая гребень сопки в…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments