callmycow (callmycow) wrote,
callmycow
callmycow

Адмиральша танцует

Семья контр-адмирала Завойко.


Есть в сети и отдельное фото адмиральши Юлии Егоровны (Юлианы Георгиевны) Завойко, но там она совсем бабушка. А на Камчатке-то она была душой общества. В год Петропавловского боя ей было 35 лет: она родилась 2 (или 12-го?) марта1819 г., в Казани. Ее отец, Георг Густав Людвиг Врангель, в молодости был профессором лицея в Царском Селе, позже участвовал в работах комиссии Сперанского по составлению собрания законов. В середине XIX в. преподавал в Петербургском университете. Мать Юлии, Прасковия Яковкина, была дочерью профессора университета Ильи Яковкина. Юлия получила хорошее домашнее образование. С 1835 г. жила в Петербурге с родителями. В 1840 г. обвенчалась с В. С. Завойко, вскоре получившим назначение на Дальний Восток. Она обладала самыми разнообразными способностями, в том числе литературными, в чем легко может убедиться читатель ее ярких воспоминаний. В дни обороны Петропавловска у нее уже было 9 детей, а в 1855 г. уже 10. В. С. Завойко весьма гордился своими детьми. В одном из своих писем он писал: «...я как отец не могу их хвалить, а только скажу: щедро бог меня наградил в детях – молодцы, красивы, ловки, здоровые и понятливые, и как жили у моря, то пристрастились к морю и знают языки английский, французский и немецкий». Сам В. С. Завойко мечтал, что его мальчики станут моряками, но этой мечте не суждено было осуществиться: тяжелые условия жизни на Дальнем Востоке подорвали здоровье его детей, и потому ни один из них так и не смог стать моряком. Лишь дочь Прасковья стала супругой моряка, участника обороны Петропавловска – Николая Фесуна. Юлия Завойко была племянницей выдающегося исследователя Дальнего Востока и Аляски Ф. П. Врангеля; приходилась также двоюродной сестрой героям Петропавловской обороны – братьям Максутовым.
После отставки мужа занималась хозяйством поместья в украинском селе Великая Мечетня. Умерла в 1892 г. на 74-м году жизни.

Авторству адмиральши принадлежат ценнейшие "ВОСПОМИНАНИЯ О КАМЧАТКЕ И АМУРЕ (1854—1855)"
Они опубликованы в альманахе Русскій вѣстник. Т. 123. Выпуски 5-6. В. тип. Т. Волкова, 1876. Сс. 442–504.
Фрагменты, посвящённые Камчатке - обороне Петропавловска, последующей зимовке и эвакуации порта- на Камчатке же и переизданы:
1) «Защитники Отечества» Сб. офиц. документов, воспоминаний, статей и писем. Под ред. Б.П. Полевого. П.-Камчатский, 1989. Сс. 100-128.
2) «Вопросы истории Камчатки», вып. 4. Ред.-составитель С. В. Гаврилов. П.-Камчатский, 2009. Сс. 83-93.

Вчера я отекстовал и амурскую часть мемуаров. Её и выложу, старую орфографию испавлять не буду - отчего-то жалко; наверняка много и недоловленных ошибок распознания (шрифт в "Русском Вестнике" неудобоваримый для файнридера). Если кому-то мемуары нужны полностью - могу выслать в личном порядке.
По поводу заголовка. Оно взято из записок Николая О'Рурка - молодого офицера "Авроры". Неунывающий парень, не знавший болезней и устали, ни семейных тягот, похвально увлекавшийся девушками, свой дневник в Николаевске почти забросил и отписывался короткими строчками.
"1856 год
1-го января бал в клубе.
6-го спектакль «Жених».
8-го спектакли «Новобранец» и «Ревизор». Вечер. Юлия Егоровна «Две невесты».
19-го вечер.
20-го января вечером в 6 час. с почтой письмо от дяди – Севастополь, 27 августа 1855 г.
26 января – Танцевальный вечер.
2 февраля. Адмирал в Кизи. Танцевальный вечер. Ушла почта.
9-го Танцевальный вечер.
14-го пришла почта. Говорят, что взят Очаков. Для меня письма не было.
16-го танцевальный вечер.
19-го восшествие на престол. Блины. После них танцы до 5 час. Катание с гор.
23-го танцевальный вечер.
24 блины. Адмиральша танцует.
26-го обед в честь адмирала. Танцевали до 8 часов.
27-го пришла почта. Получил письмо. Мне пожалован орден св. Станислава.
28-го в 11 часов получил орден".

А теперь дадим слово самой адмиральше, чтобы узнать, каково ей давались эти танцы. И что представлял собой клуб в Николаевске. И...

VI.
Для послѣдовательности моего разказа я должна вкратцѣ коснуться того что въ это время было съ мужемъ и съ Камчатскою эскадрой, ушедшею изъ Петропавловска 5го апрѣля, и которую отыскивали такія грозныя неприятельскія силы.


Въ началѣ мая, послѣ весьма бурнаго плаванія, всѣ суда нашей эскадры соединились въ заливѣ де-Кастри. Такъ какъ наши транспортныя суда шли изъ Петропавловска прямо въ де-Кастри, не заходя никуда, то они и пришли ранѣе военныхъ судовъ, которыя, согласно предписанію, заходили на Императорскую гавань.
По мѣрѣ того какъ транспортныя суда приходили, они сгружали свой живой грузъ. Были свезены на берегъ штурманскіе ученики, кантонисты, пассажиры; однѣхъ женщинъ и дѣтей было 236; затѣмъ казначейство, какъ гражданское такъ и морское.
По приходѣ нашихъ военныхъ судовъ, мужъ тотчасъ же занялся промѣромъ, и сдѣлалъ распоряженія касательно военной диспозиціи въ ожиданіи неприятельской эскадры; и дѣйствительно 8го мая показались суда: военный фрегатъ, винтовой корветъ и большой бригъ, всѣ подъ англійскамъ флагомъ. При ихъ появленіи наши суда вступили подъ паруса и заняли, назначенныя имъ прежде, боевыя позиціи. Непріятельския суда стали приближатъся. Винтовой же корветъ сталъ стрѣлять въ нашъ корветъ Оливуцу; мой мужъ имѣлъ на немъ свой флагъ. Оливуца отвѣчалъ выстрѣлами, а неприятельскій корветъ удалился за мысъ, но потомъ вскорѣ опять показался и былъ встрѣченъ выстрѣлами съ Оливуцы; въ это время на транспортѣ Двина раздавались пѣсни; наши суда были разукрашены флагами; непріятель могъ видѣть какъ флаги прибивались гвоздями. На всей эскадрѣ гремѣло ура! По всему видны были то же непоколебимое мужество, та же рѣшимость, которыя встрѣтили ихъ въ Камчаткѣ. На военномъ совѣтѣ было положено: умеретъ, но не сдаваться! Непріятельская эскадра медленно удалилась.
Отчего ушелъ непріятель, имѣя и безъ того превосходныя противъ нашихъ силы? Двину нельзя было почесть за военное судно; у этихъ господъ былъ опытный глазъ моряковъ, способный отличать транспортное судно оть боеваго. Глубокое ли уваженіе къ отвагѣ, встрѣченной ими въ прошломъ году въ Петропавловскѣ, побудило ихъ поджидать втрое превосходящую численность чтобы рискнуть на нападеніе?
Послѣ 8го мая непріятельския суда не показывались болѣе. Офицеръ посланный ожидать проходъ льда въ лиманѣ пришелъ 14го мая пѣшкомъ съ извѣстіемъ что ледъ очистился; онъ оставилъ шлюпку подъ берегомъ, завидя неприятельскій пароходъ.
На 15е мая въ полночь наша эскадра снялась съ якоря, и прослѣдовала въ лиманъ, къ мѣсту своего назначения, къ Лазареву мысу. Въ этотъ же день, въ 9 часовъ утра американское судно съ остатками команды съ Діаны пришло въ де-Кастри, и предувѣдомленное оставленнымъ на берегу офицеромъ объ уходѣ нашей эскадры, благололучно прослѣдовало за нею къ Лазареву мысу.
Къ вечеру показалась значительная непріятельская эскадра; о дѣйствияхъ ея въ де-Кастри упомяну ниже, такъ какъ появленіе ея произвело переполохъ между женщинами и дѣтьми, свезенными въ де-Кастри на берегъ съ нашихъ транспортовъ.
Не вдаваясь въ подробности, я упомяну только что у Лазарева мыса, по предписанію высокаго начальства, наша эскадра воздвигла сильную батарею; и наша военная флотилія находилась тамъ подъ ея прикрытіемъ до тѣхъ поръ, пока въ началѣ іюля не было приступлено къ проводкѣ военныхъ судовъ въ Амуръ. 5го іюня, мой мужъ былъ назначенъ начальникомъ морскихъ и сухопутныхъ силъ на Амурѣ расположенныхъ.
Николаевскъ долженъ былъ сдѣлаться главнымъ нашимъ пунктомъ на Амурѣ и его прибрежьяхъ.
До сихъ поръ Николаевскъ былъ простой постъ; въ немъ жило человѣкъ 150 или быть можетъ до трехсотъ, этого я навѣрное не знаю. Его постройки согласовались, разумѣется, съ наличнымъ тогдашнимъ его народонаселеніемъ. Теперь на Камчатской эскадрѣ пришло: все народонаселеніе Петропавловска, 47й экипажъ, экипажъ Авроры, остатокъ экипажа Діаны, линейные солдаты, пришедшіе внизъ по Амуру. Все пришлое населеніе, разумѣется состоящее главнѣйшимъ образомъ изъ военныхъ, доходило до 4.000 человѣкъ на всѣхъ занятыхъ тогда прибрежьяхъ Амура.
Въ одномъ Николаевскѣ считалось въ томъ году до 2.000 человѣкъ.
Занялись постройкой грозныхъ укрѣпленій въ защиту отъ непріятеля, не покидавшаго этихъ водъ; въ то же время крайне затруднительную работу представляла проводка глубоко сидящихъ военныхъ судовъ, которыя были разгружаемы транспортными судами, дѣлавшими для того по нѣскольку рейсовъ. Наконецъ въ то же время воздвигался цѣлый городъ, именно къ зимѣ были выстроены въ одномъ только Николаевскѣ до десяти большихъ казармъ, столовыхъ и пекарень; нѣсколько магазиновъ, до десяти офицерскихъ флигелей; большой двухэтажный клубъ съ тридцатью нумерами, для помѣщенія молодыхъ офицеровъ, въ одномъ этажѣ; въ другомъ этажѣ была общая большая столовая, куда всѣ офицеры и чиновника собирались обѣдать, танцовальная зала, библіотека и т. д. Наконецъ для женатыхъ матросовъ и мелкихъ женатыхъ чиновниковъ была выстроена цѣлая слободка изъ 85 хижинъ, въ родѣ русскихъ избъ. Съ іюня по октябрь были созданы батареи, выстроены пороховые погреба, нарублено множество лѣсу для построекъ, надѣлано множество кирпича; наконецъ возникъ цѣлый городъ и съ нимъ вмѣстѣ въ другихъ мѣстахъ возникали отдѣльные посты и поселенія. Не мнѣ описывать все что было тогда сдѣлано и всѣ дружные, единодушные труды и усилія на то положенные.
Потерпѣли въ эту весну и бѣдняжки-переселенцы изъ Петропавловска. Переходъ моремъ былъ бурный; но на суднѣ всѣ вмѣстѣ, все подъ рукой и все переносится легко и сносно: и буря, и качка, и холодъ, и опасности. Въ де-Кастри ихъ свезли на берегъ въ началѣ мая; но тамъ еще мѣстами лежитъ мокрый снѣгъ, мѣстами глубокая грязь. Ихъ свезли просто на берегъ, домовъ еще не было тамъ. О средствахъ для ихъ дальнѣйшаго передвиженія можно будетъ легко судить по описанному ниже моему собственному путешествію по этому мѣсту; понятно что для семейства губернатора даны были всевозможныя пособія.
Непріятельская эскадра, по уходѣ нашей эскадры къ Лазареву мысу, вошла, кажется 15го мая вечеромъ, въ залив де-Кастри, стала на якорь и начала обстрѣливать лѣса и утесы; высадила даже десантъ, который забралъ на берегу печеный хлѣбъ (тамъ была наскоро устроена хлѣбопекарная печь), куръ и свиней, свезенныхъ съ судовъ, тѣмъ и пришлось имъ ограничить свои подвиги. Но легко себѣ представить, какъ видъ непріятельскихъ судовъ переполошилъ оставшихся еще женщинъ и ребятъ, съ которыми были только гражданские чиновники; онъ побудилъ ихъ пробираться по рыхлому снѣгу и глубокой грязи 25 верстъ до озера Кизи; шли разумѣется большею частью пѣшкомъ, такъ какъ оленей для перевозки ихъ было чрезвычайно недостаточно. По озеру Кизи ихъ доставили на барказахъ въ Маріинскій постъ, а наконецъ въ первыхъ числахъ іюня они пришли уже на баржахъ въ Николаевскъ, гдѣ все лѣто прожили въ палаткахъ.

(Окончание следует.)
Tags: Женщины, Завойко, История, Крымская война на Камчатке
Subscribe

  • Иностранная морская военщина в Гонолулу

    Искал малую малость: когда французский корвет "Эвридика" отправился из Гонолулу на Таити зимой 1854-55 гг. А тут как раз американцы архив старых…

  • ОТКУДА НОГИ РАСТУТ... часть 2.

    (НАЧАЛО БЫЛО ЗДЕСЬ) THE CHINA HERALD, 25 ноября 1854 г. Мы рады представить уточнённые сведения о предполагаемых потерях союзнических эскадр в…

  • Откуда ноги растут

    ... у версии о самоубийстве адмирала Феврие-Депуанта, которая закралась в некоторые французские справочники. Я знал, что гамбургский барк "Магдалена"…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments