callmycow (callmycow) wrote,
callmycow
callmycow

Датское же

ОДА НА 130-ЛЕТНИЙ ЮБИЛЕЙ

(60 лет З. А. Кологривовой + 70 лет М.И.Гетман).

 Еще в эпоху мезозоя

 Между кустами ананасными

 Лечила динозавров Зоя

 (Как вам понятно, Афанасьевна).

 И рядом, в чаще беспросветной,

 Между бананами и лаврами,

 Мари Иосифовна Гетман

 Мела навоз за динозаврами.

 Не ЛГМ, не рак простаты,

 Не фиброаденомы вымени,

 А лишь погода виновата,

 Что динозавры все же вымерли...

 

 Века тропического зноя

 Сменились эрою ненастною.

 Лечила кроманьонцев Зоя

 (Вы угадали – Афанасьевна).

 И там, под ледниковым ветром,

 Организованно и грамотно

 Мари Иосифовна Гетман

 Больных кормила мясом мамонта.

 Судите сами, чья заслуга,

 Что кроманьонцы эти рыжие

 Назло невзгодам и недугам

 Отнюдь не вымерли, а выжили.

 

 И наше время – непростое.

 Правительство нас кормит баснями.

 Но мы бодры: ведь с нами Зоя,

 Все та же Зоя Афанасьевна.

 И Марь Иосифовна Гетман,

 Всегда готовая к сражению,

 Нас охраняет беззаветно

 От постороннего вторжения.

 И их пример, и их поддержка

 Не хуже веры во Всевышнего

 Вселяют добрую надежду,

 Что кто работает – тот выживет.

 Октябрь 1993.

(Примеч.: Зоя Афанасьевна - создатель и долгое время главный врач Камчатского Областного онкодиспансера. А Мария Иосифовна - заслуженная санитарка, на момент своего юбилея - вахтер.)

 

ОДА ДИАНЕ (Александровне Набоковой).

 

 Часть 1 (на попытку Д. А. Набоковой удалиться на пенсию,

 июль 1994).

 

Все переменчиво в мире,

ничто в нем не ново,

Хрупко и непостоянно его равновесье.

Многих случайностей сумма –

зовется Судьбою.

Фатум довлеет над нами

(довлеет – и шут с ним).

Каждый из нас охранителя-бога имеет.

Бог-охранитель мужской называется Гений,

Женщину же опекает богиня Юнона.

Если на Гения можно еще положиться,

То все Юноны капризны,

вредны и скандальны.

Если Юнона проснется в дурном настроенье,

То начинает срывать его на подопечной.

Бедную женщину мучают всякие хвори:

То происходят у ней нарушения цикла,

Или возьмет заболит

в нижней части утробы,

Или зараза какая эрозию выест...

Кто ей поможет, страдающей и безутешной?

Кто усмирит, приструнит

капризулю Юнону?

Знают мужья, знают это и женщины сами:

Надо молитвы свои возносить ясноокой

И ловкорукой Диане, богине прекрасной.

Кто подогадливей, может дополнить молитвы

Жертвами (стадом свиней, например,

к алтарю принесенных).

В храме высоком и светлом она обитает,

Там, где клубятся, лаская ноздрю, фимиамы

“Мальборо”, “Винстона”,

“Кэмела” и хлорамина.

Там совершаются таинства,

коих названье опустим.

Там же стоит вертолетоподобное кресло,

И в этом кресле

больной разверзаются чресла.

(Просим прощенья

за как бы невольную рифму. )

Священнодействия,

что в этом кресле творятся,

Гимна высокого и дифирамба достойны,

Скажем, Вергилия, или, быть может, Гомера.

Мы не беремся,

поскольку рискуем опошлить.

И после таинства выйдет оттуда, из храма,

Снова счастливая, снова здоровая дама.

(Вот проскочила опять ненарочная рифма. )

Следом за дамою будет тащиться Юнона,

 

Малость притихшая,

с малость нашлепанной попой,

Ставшая снова готовой к труду-обороне.

Очередь страждущих, это увидев, застонет...

Не зарастает дорога, ведущая к храму.

ЧТО Ж ЭТО БУДЕТ ЗА ХРАМ БЕЗ БОГИНИ ДИАНЫ?

 

 

           ЧАСТЬ 2 (февраль 1995).

 

... Страждущих мольбы,

несчастных стенанья услышав,

Свой пенсионный покой безмятежный

оставив,

В грешный наш мир

возвратилась богиня Диана!

Предначертанье свершилось,

ликуют врачи и больные!

В храме, который Гомер называл гинекеем,

Не заржавеет с тоски

вертолетоподобное кресло!

Ныне, как прежде,

царит в этом храме Диана,

В женскую нежную душу

с тайного хода проникнув,

И эти души своим волшебством исцеляя.

Рады врачи и больные и верить готовы:

Землетрясение наш диспансер не разрушит,

Солнце по-прежнему

будет вставать на востоке,

И за зимою весна непременно наступит.

Пусть будет вечным

порядок такой на планете!

Пусть наша служба

не станет вовек страхреновой!

 

 УЗИСТАМ В ЧЕСТЬ ДЕСЯТИЛЕТИЯ ФИРМЫ.

 В лаборатории УЗИ

 Все на ходу, все на мази.

 Больного можно, если нужно,

 Облазить датчиком наружно

 И – чтобы исключить придирки –

 Засунуть датчик во все дырки.

 ... А мы бы пожелать хотели,

 Чтоб дали нашим ветеранам

 АЛОКУ с ванной эхогеля,

 С голографическим экраном.

 Такое Полное УЗИ

 Мы будем называть “ПУЗИ”.

 Мы поздравляем с юбилеем!

 Всех обнимаем многократно!

 И пожеланий не жалеем!

 (Для нас – пустяк, а вам – приятно. )

 Братское радиологическое отделение.

Декабрь 1994.

 

ANAMNESIS VITAE Камчатского Областного Онкологического Диспансера.     (К 25-летию.)

 

 Апрель, семидесятый год.

 Сугробы тают, солнце светит.

 Страна советская вот-вот

 Столетье Ленина отметит...

 

 А на Камчатке три врача

 Как раз в те дни образовали

 В урологическом подвале

 Онкологический очаг.

 

 Заполучила мама Зоя –

 О, это был нелегкий труд –

 Местечко среди ржавых труб

 Для тридцати скрипучих коек.

 

 В подвале всякое бывало:

 И трубы часто прорывало,

 И окна снегом выбивало –

 Что вы хотите от подвала?

 В той тесноте и полумраке

 Врачи сражались против рака,

 И сестры набирали опыт

 Колоть больных в худые попы.

 

 Лишь через полдесятка лет

 Трудяги, ”дети подземелья”,

 Добиться лучшего сумели

 И выбрались на белый свет.

 Главврач – опять-таки с трудом,

 Вплоть до кулачных аргументов –

 Отбила двухэтажный дом

 У слабосильных конкурентов.

 И там онкологи трудились

 Одним сплошным конгломератом,

 Пока однажды не разжились

 Лечебным гамма-аппаратом.

 

 И, третью эру открывая,

 В необитаемых местах

 Осела служба лучевая,

 Как отдаленный метастаз.

 Им довелось перебираться –

 “Прощай, родной конгломерат! ”-

 На Лукашевского, пятнадцать

 Шестнадцать лет тому назад.

 

 А уж потом, намного позже

 На теплый свет гамма-лучей

 Путем, что ими был проложен,

 Пришел весь коллектив врачей.

 

 За ними – сестры в пять колонн,

 Да пациентов эшелон,

 Да стайка юрких санитарок,

 Да кухня – дружная артель,

 Да старый пес по кличке Шарик –

 Онкологический кобель.

 

 И Зоя-матушка-царица

 Всю эту армию вела,

 Чтобы скорее заселиться

 И приниматься за дела...

 

 А дел – увы! – еще немало,

 И не предвидится конца,

 Как в недрах мрачного подвала,

 Так в стенах нового дворца.

 

 И позади – лишь четверть века,

 И впереди – года, года

 Самозабвенного труда

 Во имя жизни человека.

 Апрель, 1995.

 

Tags: Архив, Датское, Медицинские стихи
Subscribe

  • Подумалось

    Отличная книжка "20000 льё под водой". Подумаешь, искры из-под кирки летят, когда водолазы могилу для товарища копают. Может, и летят, я не видел.…

  • Подумалось

    Одни знакомые считают, что она сидит у него на шее. Другие полагают, что на шее он у неё. Так может, всё правильно, это и есть поза "69"?

  • Посетила мысль

    Самым дотошным зрителям стриптиза продавать дополнительно диск с протоколом МРТ девушки.

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments