July 29th, 2009

Некрупный орёл

Вперед, назад за лиловыми кроликами

Мое следствие о Маленьком Ленине продвинулось еще на полшага к разгадке. Немного это напоминает движение бегуна из Зеноновой апории: всего-то бегу – одна стадия. Добегает до полпути, видит – перед ним еще полстадии. Пробежит половину этого отрезка – впереди опять же половина; и сколько бы половин, до бесконечности, несчастный стайер не пробегал, всякий раз впереди что-то еще остается…
Но, помнится, спринтер Борзов в олимпийском полуфинальном забеге на 100 м еще успевал вертеть головой по сторонам. Так и мне интересен не только финишный рубеж.
Наконец-то меня озарило запросить строчку о Ленине маленьком, с кудрявой головой в гугловском поиске книг. Собственно, не мешает этот поиск повторить и позже, поскольку база для этого поиска растет, хоть в основном за счет буржуйских библиотек.
(Напомню, что доселе датировка стишка была лишь приблизительно довоенной; и только опытная исследовательница «Ленинианы» для детей Иннеса Николаевна Тимофеева из питерской «Публички» определенно утверждала, что это – детсадовский фольклор начала 1930-х гг. Но авторитет И.Н. не заменит точной ссылки.)
Первая ссылка нашлась быстро. Журнал «Юность», 1963, второе полугодие. Прозаическое произведение: некая Анна Львовна вспоминает свое раннее детство – как, стоя на стуле, она читала «Когда был Ленин маленьким, с кудрявой головой, он тоже бегал в валенках по горке ледяной…» Вроде как это цикл рассказов «Сентиментальные истории», автор Илья Зверев.
Вторая ссылка еще точнее – журнал «Дошкольное воспитание» за 1938 г, правда, без номера, зато страница 42. Надо же, я же вот недавно листал комплект 1939 года. Ну, пока библиотека рядом –…
Это самый страшный журнальный комплект, какой я держал в руках. Первый номер необычно толст, открывается портретом – нет, не Ленина, не Сталина, – а Ежова. И одой казахского акына Джамбула. Привожу.

Нарком Ежов
В сверкании молний ты стал нам знаком,
Ежов, зоркоглазый и умный нарком.
Великого Ленина мудрое слово
Растило для битвы героя Ежова.
Великого Сталина пламенный зов
Услышал всем сердцем, всей кровью Ежов
Когда засияли октябрьские зори,
Дворец штурмовал он с отвагой во взоре.
Когда же войной запылал горизонт,
Он сел на коня и поехал на фронт.
Шел класс против класса. Земля полыхала.
И родина кровью в те дни истекала.
Сжимали враги нас зловещим кольцом —
Железом и сталью, огнем и свинцом.
Я прошлое помню. В закатах багровых
Я вижу сквозь дым комиссара Ежова.
Сверкая булатом, он смело ведет
В атаки одетый в шинели народ.
Он бьется, учась у великих батыров.
Таких, как Серго, Ворошилов и Киров.
С бойцами он ласков, с врагами суров,
В боях закаленный, отважный Ежов.
Когда над степями поднялся восход
И плечи расправил казахский народ,
Когда чабаны против баев восстали,
Прислали Ежова нам Ленин и Сталин.
Приехал Ежов и, развеяв туман,
На битву за счастье поднял Казахстан,
Аулы сплотил под знамена Советов,
Дал силу и мудрость кремлевских декретов.
Ведя за собою казахский народ
На баев и беков, возглавил поход.
Народ за Ежовым пошел в наступленье.
Сбылись наяву золотые виденья.
Ежов мироедов прогнал за хребты,
Отбил табуны, их стада и гурты.
Расстались навеки мы с байским обманом
Весна расцвела по степям Казахстана
Пышнее и краше былых наших снов.
Здесь все тебя любят, товарищ Ежов!
Арыки, пруды, голубые озера
К тебе обращают счастливые взоры.
Здесь каждая травка, тростник и цветок,
Снега на вершинах и горный поток,
Просторные степи от края до края
Тебя не забыли, тебя вспоминают.
Ковыль о тебе свою песню поет,
В движении ветра — дыханье твое.
Звучней водопадов, арыков чудесней
Степные акыны поют тебе песни.
И вторит народ, собираясь вокруг:
— Привет тебе, Сталина преданный друг!
А враг насторожен, озлоблен и лют.
Прислушайся: ночью злодеи ползут,
Ползут по оврагам, несут, изуверы.
Наганы и бомбы, бациллы холеры.
Но ты их встречаешь, силен и суров.
Испытанный в пламени битвы Ежов.
Враги нашей жизни, враги миллионов, —
Ползли к нам троцкистские банды шпионов,
Бухаринцы, хитрые змеи болот,
Националистов озлобленный сброд.
Они ликовали, неся нам оковы,
Но звери попались в капканы Ежова.
Великого Сталина преданный друг,
Ежов разорвал их предательский круг.
Раскрыта змеиная вражья порода
Глазами Ежова — глазами народа.
Всех змей ядовитых Ежов подстерег
И выкурил гадов из нор и берлог.
Разгромлена вся скорпионья порода
Руками Ежова — руками народа.
И Ленина орден, горящий огнем,
Был дан тебе, сталинский верный нарком.
Ты — меч, обнаженный спокойно и грозно,
Огонь, опаливший змеиные гнезда,
Ты — пуля для всех скорпионов и змей,
Ты — око страны, что алмаза ясней.
Седой летописец, свидетель эпохи,
Вбирающий все ликованья и вздохи,
Сто лет доживающий, древний Джамбул
Услышав в степи нарастающий гул.
Миллионноголосое звонкое слово
Летит от народов к батыру Ежову:
Спасибо, Ежов, что, тревогу будя.
Стоишь ты на страже страны и вождя!

С казахского перевел К. Алтайский
«Правда».

Номера журнала переполнены праведной ненавистью к врагам, любовью к Сталину; и то и другое требовалось всячески прививать детям. Только что разгромлена была банда педологов – не путайте с педофилами! – приверженцев «буржуазного» уклона в педагогике, слишком пунктуализировавших методические разработки в ущерб творческому началу детей. Именно поэтому была похерена, как вредоносная, программа дошкольного воспитания и принято новое руководство вкупе с уставом детского сада. С содроганием я увидел в списках бедолаг педологов музыкального методиста Н.А. Метлова, чей сборник листал три недели назад. (С облегчением вспомнил, что уже следующий метловский сборник вышел в 1939 году, а последний, может, еще и не вышел, ибо его рекомендации как учить детишек петь поныне актуальны.)
Профильные материалы журнала беспримерно робки и сухи, как никогда до и после, ужаты в мелкий шрифт. И вот на странице 42 в мартовском номере 1938 г., в статье, посвященной Пушкину, я нашел то, что искал.
 «Некоторые дети пытаются сами сочинять стихотворения. «Я придумала стихи про Пушкина, – говорит Тома: – когда был Пушкин маленький с кудрявой головой, тогда носил он валенки и бегал по снегам».

Нет-нет, не подумайте, что это оригинал, будто Ленин украл кудрявую голову у маленького Пушкина. Дети многократ чаще чистосердечно переделывают уже «раскрученные» строки, и успех у таких переделок больше. Авторы статьи недаром пишут «дети пытаются сами сочинять». Но вот источника переделки, явно общеизвестного, они не называют.
Говоря археологическим языком, мы получили terminus ante quem – «предел до которого» появилось искомое. И сведения И.Н.Тимофеевой подтверждаются на все сто. Возможное авторство М.Ивенсен никак не подтверждается и не опровергается. (Кстати, в № 9 помещены ее стихи «Встреча с парашютистом» – как дети собирали малину, мечтая, кто кому отдаст собранное, а отдали все сошедшему с неба герою.)

Возвращаюсь к результатам Гугл поиска книг. Еще одну подсказку дает статья по истории детской литературы из сборника «Книга». В 1929-30 гг. выходила брошюра «Ленин маленький». Автор З. Лилина. Имя широко известно по повести «Республика ШКИД». Только не Зинаида, как я почему-то думал, а Злата Ионовна Лилина. Жена Г.Зиновьева, в 1917 году ехала в Россию в одном опломбированном вагоне вместе с мужем и с Лениным. Обязательно нужно будет посмотреть и эту книжку, она есть в Публичной библиотеке, 3 издания, по 15-16 страниц.
Ну и последний результат – самый ненадежный, но и самый очевидно-вероятный.
Писатель Леонард Гендлин, книга «Расстрелянное поколение» : «На память приходят строки из букваря 20-х годов: "Камень на камень, кирпич на кирпич, умер наш Ленин Владимир Ильич! "» Л. Гендлин (1923 – ?) – известный фантазер. Но он как раз учился грамоте в конце 1920-х. И действительно, букварь объяснял бы широкую известность стихов наряду с анонимностью: кто же помнит авторов букварей?
(Альтернативная возможность видится только одна: радио. Писательница М. Ивенсен мало издавалась, но много работала на радио. У меня даже есть присланная из РГАСПИ копия отзыва Н.К.Крупской на текст детской радиопередачи о Ленине, подготовленный М. Ивенсен – искомых стихов там нет.)
Собственно, с букварей-то я и начинал поиск, но с букварей 1960-70х годов. А буквари 20-30-х, где их взять?
Коллекция букварей хранится в фонде редкой книги Государственной научной публичной библиотеки им. К.Д. Ушинского (Москва, Б. Толмачевский пер., 3). Беда не только в том, что Камчатка от Москвы далековата, но и в том, что букварей в то бурное время было много разных, для взрослых и детей, для городов и сел, разных авторов и названий, еще не было единомысленно принято, как кого учить. Я все-таки написал электронное письмо в сектор редких книг (руководитель – Лариса Николаевна Аверьянова, тел.: 951-02-81, 951-73-56; E-mail: averjanova@mail.ru), но на ответ сильно не рассчитываю, потому как - Москва.
Во-от.

 
Некрупный орёл

Волшебная ночь

ВОЛШЕБНАЯ НОЧЬ
Летняя ночь на планете Земля.
Ласково шепчут листвой тополя.
В небе - ни облачка, светит Луна.
В парке на лавочке он и она.
И так хорошо, и расстаться невмочь.
Волшебная лунная ночь.

Темная доля планеты Луна.
Сели на камушке он и она.
Лапки и хоботы нежно сплелись.
Светорецепторы подняты ввысь -
Там голубая сияет Земля,
Блики бросая на диск корабля.
И так хорошо, и подняться невмочь.
Земная волшебная ночь.

Вчера получил бандероль из далекой Москвы, а там - журнал "Кукумбер", №4-2009, а там - эти стихи на странице 53, а  я их  автор! Вот счастье-то пришло. 
"Кукумбер" - очень хороший журнал для детей, даже если бы моих стихов там и не было. Его сайт www.kykymber.ru, и в архивах есть что почитать, мы с дочкой читаем.