August 28th, 2009

Некрупный орёл

Легко глумиться над прописными истинами

А ты попробуй прежде их прописать. Мне не нравится действующая редакция гимна РФ, потому что ее трудно петь. Трудные ноты приходятся на неудобные гласные (например, "мы", вместо старого "ком") а в середине строки, где надо брать дыхание, стоит длинное слово. Было: Coюз нерушимый - вдох; а стало: Россия священна...-вдоха нет - ...наша держава. Мне долго казалось, что "Предками данная мудрость народная" - вообще назывное предложение (так и подмывает продолжить, куда она ведет). Когда гимн напечатали, выяснилось, что фраза является вторым или третьим обращением к "Славься!". В общем,не для школьного разбора образец.
А когда у России гимна не было, в голову прилезли строки:
Летели мы вдаль Нерушимым Союзом,
Казался прямым облюбованный путь.
И на повороте поехали юзом:
Такой-то махине легко ли свернуть?... Etc.

Ну так, у Михалкова все равно лучше. В детстве я многократно перечитывал трехтомник Михалкова, стихи и пьесы, почему-то очень любил сказку о приключениях рубля. Издевательски длинная фраза из "Трех поросят" запала-таки в память: "И только когда большая лужа на дороге стала по утрам покрываться тонкой корочкой льда..." Стал большим, стал перечитывать стихи - это очень хорошие стихи. На две головы выше уважаемой Барто. Я не разлюблял Михалкова, какие бы гадости про него не выворачивали. У всех людей есть разные стороны, у любой красавицы в животе есть и желчь, и сигмовидная кишка с содержимым, что ж теперь, любить только потрошеных, как музейные мумии?
Вот, рассказываю детям о вреде курения (для меня, как для онколога, это очень актуально). И думаю: а как же Михалков? А Михалков, оказывается, и не курильщик был, а сигарету брал "для форсу", для общения. Есть от курения и польза (о чем я детям тоже говорю) - вот ее-то Сергей Владимирович и извлекал в чистом виде. А вот стихи, записанные С.В. в Чукоккалу, которые Чуковский потом цитировал "под себя". 
Я хожу по городу, длинный и худой, 
Неуравновешенный, очень молодой. 
Ростом удивленные среди бела дня 
Мальчики и девочки смотрят на меня...
На трамвайных поручнях граждане висят, 
«Мясо, рыба, овощи» — вывески гласят.
Я вхожу в кондитерскую, выбиваю чек, 
Мне дает пирожное белый человек.
Я беру пирожное и гляжу на крем,
На глазах у публики с аппетитом ем.
Ем и грустно думаю: «Через 30 лет 
Покупать пирожные буду или нет?
Повезут по городу очень длинный гроб, 
Люди роста среднего скажут: «Он усоп!»
Он в среде покойников вынужден лежать, 
Он лишен возможности воздухом дышать,
Пользоваться транспортом, надевать пальто, 
Книжки перечитывать автора Барто.
Собственные опусы где-то издавать,
В урны и плевательницы вежливо плевать,
Посещать Чуковского, автора поэм,
С дочкой Кончаловского, нравящейся всем».
 С. Михалков
18/IV 37 г. Москва

Вот он умер, великан и, быть может, унес с собой тайну "Ленина маленького с кудрявой головой", он-то мог знать.

Некрупный орёл

Рыцарь в белом

Валерию Ивановичу Чиссову, академику-онкологу, 70 лет исполнилось. Меня попросили написать четверостишие для телеграммы. Я написал:
Дорогой наш академик,
Многомудрый рукодельник!
Мы, онкологи Камчатки -
Ваши "детки"  и "внучатки"!
Поздравляем, руки жмем,
Обнимаем, в гости ждем!

Ну, я-то - прямой ученик академика. Когда, году в 1992м, заезжал он к нам с лекциями и консультациями, я ему показывал гортани через эндоскоп, и он сказал: "Молодой человек, что у вас за странная терминология? Нет такого органа 'черпалка', есть 'черпаловидный хрящ', или уж 'черпал'.


А к прошлому юбилею Валерия Ивановича я сочинял серьезные стихи. Поскольку копался в то время в мифологии,Collapse )