December 1st, 2012

Некрупный орёл

Как я съездил на Урал (начало)


Урал для меня край судьбоносных чудес. С того самого дня как я впервые прилетел в Свердловск в 1986 году. Приехал, кстати, уже по уши поклонником Владислава Крапивина, а в чемодане лежала «Голубятня на жёлтой поляне», собранная из «Уральских следопытов». Я и не мечтал, что на самодельном форзаце этой книги появится автограф самого писателя, а мою сказку («Королятник») напечатает тот же «Уральский следопыт». Скольких замечательных людей я встретил и в Свердловске, и в Ирбите; простите за высокопарность, я наконец осознал, что люблю людей, что люблю детей, что я мужчина и меня тоже можно любить… Я жену себе в Ирбите нашёл, вот! И увёз на Камчатку. Жена не ирбитчанка (самаритянка), и поэтому я уже и не знал, попаду ли ещё раз в этот сказочный город. А повесть про «Ветерана Куликовской битвы» – в какой-то мере долг благодарности Ирбиту. Да только вышла в свет она не на Урале, а в Новосибирске. Я и хотел бы послать книгу Владиславу Петровичу, но не имел его адреса (он переехал в Тюмень).
И вот написалась ещё одна повесть, завязанная на истории Петропавловска-Камчатского – «Клад и другие полезные ископаемые». Шамиль Идиатуллин (он же ж Наиль Измайлов) надоумил послать её на конкурс премии имени Крапивина. А и правильно: формат как раз тот самый. Мальчишки – друзья и затейники, военно-морская история, пушки, фрегаты… И – опять совпадение – отпуск мой выпал на середину ноября, и это совпало с премиальными днями. А если бы нет – никуда бы я не поехал, потому что работу бросить не на кого, нас радиологов четверо на ближайшие тысячи вёрст, и всё время кто-то учится, кто-то в отпуске, а остающиеся незаменимы. (Ну, что для меня совпадение, то на самом деле – чудо рукотворное: сама премия обязана жизнью героическим усилиям энтузиастов во главе с Ольгой Колпаковой).
На заглавной картинке – это фотомонтаж, но самолёты настоящие. Весной я в Москве учился по медицине, а в обратный путь Аэрофлот подал мне самолёт имени хирурга Николая Бурденко. На этот раз цель путешествия была иная, иное и имя на борту «боинга» - Михаил Шолохов. Сервис крепчает. Collapse )