December 8th, 2014

Паша и Давид

Суспиционное (пусть пока так)

По улице Первостроительной
Шёл человек подозрительный.
Он щурился подозрительно,
Прислушивался подозрительно,
Принюхивался подозрительно
И что-то подозревал

По улице Ново-Строительной
Шёл другой подозрительный.
Был он одет подозрительно,
Попахивал подозрительно
И даже мотив подозрительный
Себе под нос напевал.

И выйдя на площадь Строителей,
Тот и другой подозрительный
Разом друг друга увидели,
Стали сближаться стремительно,
Оба ускорили шаг.

И, вопреки вероятию,
Крепко сцепились в объятиях,
В радостных рукопожатиях –
Два стародавних приятеля, –
Громко при том хохоча.

И кто был из них подозрительный,
А кто был другой подозрительный,
Неясно случайному зрителю.
И это не только простительно,
А в общем-то и наплевать.

(Настрочкано 04.11.2014 на ж/д вокзале г. Самара, во исполнение очень давней задумки. Названия так и нет.)
Некрупный орёл

О делах юкатанских. Деревенские майя.

Деревня нынешних майя симпатично бедная. Что симпатичного в бедности? – а то, что она сродни мудрости. Человеку надо столько, сколько надо, а больше ему и не съесть; сколько ни накопи, на том свете ничего не сгодится. Не работая в деревне не проживёшь, но и надрываться излишне. Зачем, к примеру, варить варенье на зиму, если зима никогда не наступит? Зачем искать деньги на бутылку, если водка не в почёте?
Туристы с удовольствием знакомятся с деревенским бытом, а жители деревни, завидев экскурсионный автобус, выходят на крылечки, выражая гостеприимство.
Дедушка с бабушкой, к которым мы зашли, люди очень приятные. С простотой и достоинством. Потомки их работают в городе, но наверняка приезжают отдыхать в деревню.
Образцово-показательный алтарь:


Collapse )