January 5th, 2017

Некрупный орёл

Эвона прежде-то

Из книги: В.А. Долгоруков (составитель). Путеводитель по всей Сибири и Средне-азиатским владениям России. Год третий. Томск, 1898.
С. 104.
До чего была прежде ужасна жизнь в Гижигинске, до чего она могла подавляюще действовать на человека сколько-нибудь образованного, можно судить из следующего факта: сюда, как-то, был назначен исправником молодой интеллигентный человек. Полное одиночество, оторванность от всего мира сделали скоро свое дело и исправник скоро сошел с ума и провозгласил себя Юринг Ли Тойеном (главным богом ламутского и якутского пантеона). Юринг Тойену стали воздавать божеские почести. Каждый день и с большою торжественностью его носили по городу при безпрерывном колокольном звоне. Прошел год; во Владивосток перестали доходить вовсе вести от гижигинского исправника, и капитану парохода (приходившему в Гижигинск всего раз в год) поручается узнать, в чем «дело». Два года подряд капитану жители давали неизменный ответ: исправник уехал по делам службы в округь. Получив на третий год от начальства более настоятельные приказания, а от жителей обычный ответ, капитан, сделав вид, что удовлетворился им, ушел, но вернулся ночью и к утру послал баркас к городу. Еще издали до них долетел гул колоколов, ружейные выстрелы, радостные крики обывателей и пронзительные звуки бубнов аюнов (шаманов). Вдоль берега всюду пылали громадные костры. Прибывших встретила удивительная процессия. На высоких носилках, обвешанный крылышками куропаток, лентами, пучками волос, бубенчиками и т. д., важно восседал гижигинский бог. Носилки таскали на плечах восемь разряженных якутов, а вокругь носилок с визгом вертелись все обыватели города; впереди отплясывали аюны (шаманы), колотя изо всех сил в плоские глухие бубны. Это – население праздновало избавление своего бога от великой опасности. Нужно себе представить то оцепенение, которое охватило кортеж, когда вдруг перед ним вырос вооруженный экипаж, о котором думали, что он далеко уже в море. «Бога» забрали на баркас, пересадили на пароход и отвезли во Владивосток в дом для умалишенных.