April 14th, 2021

Некрупный орёл

То-то люли

Песенки английских агрессоров, нападавших на Петропавловский порт, я уже знаю, и даже на русский язык переводил:
https://callmycow.livejournal.com/179192.html
https://callmycow.livejournal.com/179543.html
А наши-то защитники что пели? Не так уж много упоминаний.
«Песенники, вперед!» — крикнул я, невольно одушевляясь, и солдатики бодро, весело гаркнули песню «За царя, за Русь святую грянем песню в добрый час!» (А. Арбузов)
Скоро около огней раздались песни на всех батареях. Я, полулежа на солдатской шинели, слушал песню «Николай в трон принят», тщательно следя, как одно за другим вспыхивали поленья. (Г. Токарев)
Про Николая в трон в интернетях никакого упоминания не сыскалось. А про песню в добрый час - несколько вариантов. С подзаголовком "солдатская" - ну так подчинённые Арбузова и были прежде сибирскими солдатами. Вариант с люлями явно прошёл идеологическую редактуру:

А вариант с калиной и малиной прямо декабристский какой-то.



В матросских песнях содержание толковое. Заодно и понятно становится, что калина с малиной - всего лишь эвфемизм, заменяющий более крепкие выражения, хоть те же люли. Ну, если брасы в блоке заели. [Spoiler (click to open)]


В нотах я не силён, а в размере мне чудится "школа бальных танцев".


Некрупный орёл

Незнакомый источник.

Взялся написать для сборника главу о Петропавловской обороне 1854 г. Неожиданно пошло туго. Возможно, потому что не могу просто изложить расхожие сведения, многие из которых носят легендарный характер. Перепроверяю, фильтрую, сопоставляю.
Число моряков фрегата "Авроры". умерших от цинги, не совпадает даже в первоисточниках. Откуда взялись сведения (многократно повторённые), что больных вывезли на лечение в Паратунку, нашёл не сразу. Но нашёл, притом с цитатой, в брошюре А. Степанова.
«Когда Завойко прибыл на фрегат, – сообщает участник петропавловской обороны, – то увидел там следующее: командир лежит на койке тяжело больной; в обеих палубах подвешены койки, и на них лежат больные цынгой матросы, числом до 200 человек; остальные 84 человека также с трудом несут службу, ибо все переболели. Завойко распорядился послать в ближйшее село к камчадалам и объявить им, что прибыл фрегат с больной командой, которую завтра должны перевезти на Паратунские горячие ключи, а потому он, Завойко, просит камчадалов привести туда своих коров, кормить больных молоком и купать в ключах, словом, быть для них братьями и сестрами милосердия, так как город занят постройкой батарей и не может для ухода за больными отделить ни одного человека. На другой же день всю команду фрегата на катерах и ботах перевезли на горячие ключи, причем все служащие выполняли обязанности гребцов, а в порту остались только Завойко и инженер Гезехус».
Ссылка: РГА ВМФ, ф. 315, oп. 1-2, д. 1680.
Документ называется "Начало Амурского дела и воспоминания о событиях на Амуре и Камчатке во время Восточной войны (1853-1855 гг.)". Судя по каталожной записи, какой-то апокриф без указания авторства, но заверенный подписью самого В. С. Завойко, в переплёте, поступивший в архив из редакции "Морского сборника". Сколько страниц, не указано.
Подробности в цитате выглядят правдоподобно. Может, ещё что-то в этом документе интересное?
Пока не знаю.