callmycow (callmycow) wrote,
callmycow
callmycow

Categories:

Вторая Русская Кампания Дж. Н. Дика,

врача британского фрегата "Президент".
Конечно, Петропавловская кампания 1854 года была богаче событиями. Но именно потому 1855 г. описан скуднее. Дневник Дж. Н. Дика, приходится признать, мало добавляет нового к "показаниям" Дю-Айи, Тронсона и французского лейтенанта Сувиля. Разве что рисунок Дика с изображением петропавловских батарей эксклюзивен. Я надеялся бы что-нибудь узнать о русских пленных, которых союзники привезли в Петропавловск менять на своих. Ничего такого Дик не написал. Но уж что написал, спасибо на том. Спасибо и тому, кто расшифровал записи. Мне, то есть :)

Итак, март 1855, перуанский город-порт Кальяо.

…В первую очередь "Евгения" – ей лет шестнадцать, рост выше среднеженского, волосы тёмные, как ночь. Того же цвета и глаза, необыкновенные и сверкающие; зубы цвета слоновой кости приоткрываются в улыбке, самой милой какую можно себе представить; шея и грудь белы, как снег, плечи красиво округлые, бюст великолепен – в общем, вся её фигура совершенна, самая изящная из всех что мне доводилось видеть. Её манеры приятны, с примесью некоторой наивности, что делает её совершенно очаровательной девушкой. Ее походка не нуждается в описании – походка грациозной лиманезки [т.е жительницы Лимы]; имея воспитание, она при том не знает ни единого английского слова – впрочем, испанский из её уст естественнее любого другого языка, и за краткое время пребывания здесь я преуспел в испанском более, чем за все прежние месяцы. После променада с девушками было немного музыки и начались танцы. Евгения была моей партнершей почти весь вечер – должен сказать, что танцует она очень красиво; будучи вынуждены пожелать им спокойной ночи, мы обещали приехать завтра, это был один из самых приятных моих вечеров за долгое время. От дона E. мы направились в «Empire», там я повстречал нескольких офицеров с "La Forte", они предложили подвезти до “President’а” на их катере. Мы согласились; покинули берег в половине двенадцатого ночи с Дама, Люка и Пикаром и вернулись на борт. вечера. [Имена французов искажены, опознанию не поддаются; у Дика: «A. Dama Lûcār, and Piccard».]
8-е. Сегодня [был] на берегу. С[тронг] пойти не смог. Вечер провёл, как обычно у дона Е. «Mi Eugenia muy bonita este noche». Музыка и танцы до позднего часа, прогулка в галерее. Приятнейший тет-а-тет на испанском с «La Estrella de mi corazon» [«Звездой моего сердца»]; хоть я и отвергнут, но остаюсь при мысли, что она очень милая девушка, а также прекрасная наставница в кастильской речи. В тот вечер она рассказала мне всё о лошадях. Мы договорились пойти завтра вечером вместе с другими девушками на Панораму, которую стоит посмотреть.
9 марта. Адмирал Феврие Де Пуант похоронен сегодня до полудня с воинскими почестями. Мы свезли на берег морскую пехоту, они и французские стрелки стали почётным караулом, все в парадной форме. Наш адмирал был одним из несущих гроб. Собрались все жители Кальяо смотреть на процессию, все балконы были заполнены. Толпа проследовала в церковь на площади; после ружейного залпа тело внесли в вагон поезда и препроводили в Лиму.
К дону Е. я добрался вечером, вскоре после сиесты, сеньориты одевались, но вскоре в большую гостиную вошла Евгения в восхитительном наряде, её голову обвивала нитка жемчуга, а шею и декольте - длинная золотая цепь; при виде её был возглас V. “aqui Santiago”. Она сразу села за фортепьяно и некоторое время играла, после чего мы прогулялись по галерее. Когда Панчита и Доминго были готовы, мы отправились на «Панораму», Евгения под ручку со мной, вдоль по освещённым улицам, поскольку уже темнело. Мы нашли, что «Панораму» смотреть действительно стоило, ведь составляли её в основном картины войны с Россией. В залах были симпатичные девушки, но ни одну не сравнить с Евгенией. Встретили её отца, мать и сестру, тоже красивую девушку; обойдя Асссамблею несколько раз, мы сели на прохладной веранде с видом на залив – он был тёмен, но вдали. к Сан-Лоренсо можно было разглядеть кормовой огонь корабля Её Британского Величества “La Presidenté”. Гордость Тихого океана готов к походу и намерен встать под паруса «mañana», как «mi Eugenia dice». [«Маньяна» - завтра, как выражается моя Евгения.] В 10 часов вечера мы снова отправились к дону Е., Евгения, как прежде, со мной. Обратный путь показался короток, поскольку много “dulce palabras” [милой речи] вылетело из уст “mi querida estrella de noche” [моей возлюбленной ночной звезды]. Она хочет выучить “Ingles” и, даст Бог, мы встретимся “en un auno mus” [??] после второй русской кампании. Вернулись в большую гостиную. Нежная музыка ласкает ухо, раз и другой я кружусь в танце с милой Евгенией, пока не приходит время расстаться, да, расстаться, на долгое, долгое время, но, согласно моему девизу "Надежда несокрушима", мы надеемся вновь встретиться. А пока что adios, mi querida Eugenia, и – ура 2й Русской Кампании.
Было поздно и темно, когда я покинул мол и отправился на“President”.
Воскресенье, утро. Туманно и тихо. Почта из Англии. На берег никого не отпускают.
9 часов вечера. Лёгкий бриз. Визг боцманской дудки, хриплый крик «поднять якорь», и мы уходим из Кальяо на север, одни. “Alceste” должен последовать через два дня.
Следующие 31 день нашего перехода в Гонолулу я пропускаю. Ничего существенного не случилось, за тем исключением, что в день, когда мы миновали остров Гавайи, умер от лихорадки морской пехотинец, а другой бедняга по имени Гоф (Gough) упал за борт и погиб. Хотя мы сделали всё для его спасения, а матрос Мёрфи прыгнул за ним в море, но Гоф не умел плавать и утонул прежде, чем получил какую-либо помощь.
Стали на якорь в Гонолулу, нашли там “Dido”. “Pique” ещё не пришёл из Сан-Франциско. Взяли воду и провизию; вынужденно оставили якорную стоянку на внешнем рейде [сдуло] и мотались туда-сюда под штормовым ветром. Через два дня снова стали на якорь. Пришёл H.M.S. “Brisk”, винтовой шлюп 14 пушек, 35 дней из Кальяо. “Brisk” вывел на буксире “Dido” из внутренней гавани, и “Dido” ушла на север. Гонолулу всё тот же, каков был в прошлое наше посещение, поэтому описывать нет нужды.
18-е. Вышли из Гонолулу. Ветер лёгкий. В 4 часа пополудни увидели “Brisk”, выходящий под парами [и] ам. судно под названием “Nile”, вышедшее вчера в Петропавловск с грузом снабжения. Мы должны сойтись на рандеву [назначенная точка встречи в море] с остальными кораблями эскадры, а также с пароходами “Encounter”, винтовой, 14 пушек, и “Barracouta”, колёсный, 6 пушек, в точке 50° с.ш., 16° в.д., что в 180 миль от Петропавловска.
19-е. В компании с “Brisk”. Ветер умеренный. На несколько дней повернули к западу и расстались с “Brisk’ом”.
8 мая. Имели прекрасную погоду с 19-го числа прошлого месяца. Теперь ветер штормовой. 500 миль до Петропавловска.
11. Дует очень сильно.
12-е. Погода прекрасная.
13-е. Задуло снова. 80 миль до рандеву.
14-е. На рандеву. В виду ничего.

(Окончание следует)
Tags: Корабли, Крымская война на Камчатке, Мой перевод, Перевод
Subscribe

  • Крест над обрывом

    Пару дней назад приметил на Никольской сопке крест. Не замечал его раньше. Вряд ли он памяти англо-французского десанта. Но любопытно…

  • Лайки лайке

    Автограф моей лайки (Кобель, 4 года) Собирает лайки Собачьего народа. И в этом сучьи дети Пример и мастер-класс - Изобрели соцсети Гораздо раньше…

  • С праздником, девочки!

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments