callmycow (callmycow) wrote,
callmycow
callmycow

Categories:

Киттлиц_1844, часть 1



(Полный масштаб)

Иллюстрация XVII.
Камчатка.
Луг в окрестностях реки Авачи.
Июль.
Этот полуостров, расположенный на крайней оконечности Старого Света, столь интересный для геолога, мало привлекателен для ботаника и зоолога, по крайней мере европейского. Не то, чтобы природа здесь менее плодовита или скупа на органические творения, но, как ни странно, видовое сходство с Центральной и Северной Европой гораздо больше, чем можно бы ожидать при такой разнице в долготе. Это касается, в частности, фауны; но и европейских растений здесь немало, кое-где невольно подумаешь, что пару тысяч лет назад Германия и прибалтийские провинции, возможно, выглядели очень похоже.
Тут нет недостатка в прекрасных пейзажах, восточная часть страны особенно радует горными видами. Вулканические конусы, соперничая высотой с пиком Тенерифе и превосходя все другие правильностью конусов, чередуются с длинными островерхими горными цепями, круглый год покрытыми снегом, когда долы зеленеют травами и лесами. На западном побережье обычны болотистые пустоши, но в середине страны крутые горные хребты обрамляют обширные плодородные равнины, покрытые поочередно то лесом, то травами, через которые главные реки – Kamtschatka, Awatscha и Bolschaja Reka – вьют свои русла. Истоки всех трёх находятся рядом, на плато и в горах Ganal, откуда они разбегаюся в совершенно разных направлениях.
На этой иллюстрации показана одна из таких равнин, где травы перемежаются рощами берёз. Именно берёзы и ивы указывают на окрестности реки Авачи. И это не белая берёза Betula Alba, обычная на реке Камчатке, а Betula Ermanni Шамиссо, которая является основным древесным видом во всех других частях страны. Характером роста она несколько схожа с нашими дубами, причудливо изгибая ствол и ветви с трещиноватой корой, скорее серой, чем белой; листья и цветы мало отличаются от тех, что имеет Betula Alba (2 c/d).
Ивы встречаются только двух видов; первый, здесь это прибрежный кустарник, обычная ива, что по всей стране (Камчатке) обрамляет берега рек и ручьёв, и, вероятно, идентична той, что мы привыкли видеть в Европе. Другой, однако, определённо принадлежит этим местам; по крайней мере, нигде больше он так не распространён и не бывает так высок и строен, как здесь (12 | 13 l/m). По характеру роста его скорее примешь за тополь, но это истинная ива, с узкими заострёнными листьями, с поверхностью тёмно-зелёного цвета и серебристо-серой изнанкой; её крепкий прямой ствол покрыт тонкой корой тёмного серовато-коричневого цвета, со множеством продольных трещин; древесина твёрдая, красновато-белая, и часто используется в качестве топлива. Это дерево здесь известно под русским названием "Wetlofnik"; оно снова встречается в верховьях Камчатки, почти такое же стройное, но реже раскиданное, а на западных реках полуострова оно растёт куда хуже, выглядит почти калекой, его трудно узнать.
Ивняки явно намекают на присутствие водного потока на заднем плане рисунка, ещё определённее о том же свидетельствует ольха (15 | 16 m). Эта ольха, столь привязанная к воде, пожалуй, не отличается существенно от обычной европейской, разве что мутовчатым ростом ветвей и тёмныи цветом листвы. Но рядом с ней мы видим растение, которое делает Камчатку непохожей на все другие страны, хотя бы только в летние месяцы. Это высокорос Spirœa Kamtschatica (Schalameynik), густые заросли которого несколько напоминают Panax horridum [заманиху ощетиненную] северо-западного побережья Америки, курьёзным образом имитируя эту форму Araliaceœ [аралиевых] физиономически (15 n). Шеломайник - удивительно быстро растущая трава, которая за несколько недель достигает десяти футов в высоту, но ещё быстрее исчезает осенью, полегая в первый же ночной заморозок. В июле макушки его стеблей украшены большими белыми щитками соцветий, которые впоследствии принимают сероватый оттенок.
Очень высокий Heracleum (H. dulce?) [борщевик, пучка], именуемый здесь "Slatkaja Trawa", растёт и цветёт одновременно и вместе с шеломайником (16 m/n). Стебли этого растения издавна используются на Камчатке для получения своего рода сахара, маленькие кристаллы которого образуются на стебле при сушке. Во времена Стеллера из него гнали род бренди, изрядную отраву, но теперь, кажется, никто не пытается этого делать.
Травы в центре нашей картинки – в основном нескольких видов Festuca [овсяницы], которые также достигают удивительной высоты. Здесь они еще не полностью выросли, но по ветвям кустарников можно догадаться, насколько они ещё подрастут. Там и тут виден дудник, Angelica, особого вида, распространенного по всей Камчатке, (9 p), где только есть условия для роста трав, там же рядом встречаются и другие растения, например два вида Sanguisorba [кровохлёбки].
Из малых деревьев, растущих изолированно среди этих трав, назовём следующие (8 e):
– Вид Cratœgus, обычный по всей Камчатке и именуемый на языке страны "Choirem", а по-русски "Bojaruschnik"*; его спелые плоды почти чёрные и считаются вредными, листья красивого светло-зеленого цвета (10 | 11 m/n). [* Вероятно, Pyrum rosafolia, Cham., в августе 1848 года в Авачинской бухте я находил деревца восьми-, десятифутовые. – Примечание Berthold Seemann.] Вид ивы, обыкновенно именуемый "Tschernoi Talnik", причудливо извитой рост её ветвей напоминает крону того же боярышника, листья небольшие и относительно широкие, цветом отдающие в голубой (5 d/e). Еще один вид ивы сходен ростом с вышеописанным, но с листвой ярко-зеленой, похожей на миртовую. Такие изолированные крепкие деревца свойствены всем лугам Камчатки, окружённым лесом.
Травяная заросль, показанная на переднем плане слева, включает, помимо уже упомянутого борщевика, два характерных вида, вносящих лепту в формирование физиономии страны, - Senecio cannabifolius, Cham. (3 f) [крестовник коноплёволистный], и Epilobium angustifolium [кипрей], также известный в Европе (7 g), но вряд ли где растущий в такой массе, как на Камчатке. Когда его цветы раскрашивают одни участки красным, другие ярко желтеют высокими крестовниками, поскольку оба зацветают примерно в одно время, в августе. Компанию им составляет Cacalia hastata [недоспелка копьелистная] (4 e/f), также высокорослая, но растущая не столь дружно.
Цветут здесь две красивые лилии, луковицы обеих идут в пищу и купно именуются "Sarannah." Та, что зовётся "Awunik" (8 g), вероятнее тождественная Lilium japonicum Thunberg, или близкородственная ей по крайней мере, несёт большие оранжевые цветы на высоком стебле. Вторая, "Ofsjanka" (10 p/q), цветами сходная с Lilium Martagon, отличается стройным и гибким стеблем, цветы восхитительного ярко-оранжевого цвета, а луковицы состоят из продолговатых заостренных чешуек, вершины которых обращены вверх. Эти луковицы, будучи сварены, превращаются в нежное блюдо, довольно приятного вкуса, но не столь сытное и почитаемое, как сарана чёрная, она же круглая (Fritillaria Sarannah, рябчик), уже упоминавшаяся на иллюстрации II (??). Эта сарана, с чёрно-пурпурными цветами, растёт по всей Камчатке среди низкой травы; луковки округлые, формой и размерами соответствуют кукурузным зёрнам, облепляют корень кольцом, ниже которого сидят несколько рядов луковочек постепенно уменьшающихся размеров; таким образом, общая форма получается сферическая. Вкусом эта сарана несколько напоминает картофель и каштаны; но более мучниста, чем каштаны и менее рассыпчата, чем картофель; составляя значительную долю в камчатском рационе, заменяет жителям хлеб и другие блюда из муки; но, к сожалению, собирать её не так просто, приходится копать поштучно.
Существует, помимо того, ещё один вид сараны, по-русски «Wostronoschka», цветы её, как говорят, мелкие и зелёные и появляются весной. Я не видел их, но видел уже собранные луковицы, по форме похожи на луковицы вышеупомянутой «овсянки», но мельче. Есть ещё "Gussinaja Sarannah", некое болотное растение со съедобными корнями, но что за растение, мне узнать не удалось. Лучшая и самая уважаемая сарана называется "Kamtschiga;" но она растёт только в северных районах, которые я не посещал.
С правой стороны нашей иллюстрации трава ограничивается кустарником, состоящим главным образом из двух видов розы (шиповника) (13 | 14 о/р), в данный момент в самом цвету, украшение страны, плоды же их служат не столько в запас и в пищу человеку, сколько животным полуострова – медведям, зайцам и лисам. В шиповниковом кусту заметен также один из видов обычных здесь кустовых спирей.
Tags: Изонаходки, Камчатка, Киттлиц, Мой перевод, Перевод, Травки-цветики
Subscribe

  • Яхта заплыла

    Мыс Средний и мыс Станицкого с маяком. А движется мимо них ледокольная яхта, которую Яндекс распознаёт как принадлежащую Олегу Тинькову. Богатей,…

  • В храме был

    В Морском Соборе Петропавловска-Камчатского. (15 мая это было.) Я не религиозный, в собор пошёл по делу: мне сказали, что там на стенах доски с…

  • Крест над обрывом - 2

    Про то, как я углядел на Никольской сопке деревянный крест МОЖНО КАРТИНКИ ПОСМОТРЕТЬ ЗДЕСЬ Я заметил его случайно, осматривая гребень сопки в…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments