callmycow (callmycow) wrote,
callmycow
callmycow

Categories:

Виктор Драгунский - о Ксюше Кораблёвой

Я в детстве был фанатом "Денискиных рассказов". Сборники их обычно заканчивались совсем не весёлым рассказом - "Сестра моя, Ксения". Словно бы Денискино детство с рождением сестрёнки закончилось.
А вот рассказа про подросшую Ксюшу я доныне не видел. Может, кто ещё не видел - так смотрите!

Виктор ДРАГУНСКИЙ
Аф! Аф! Аф!
Когда мы пошли в первый класс, меня и еще одну девочку поставили друг против дружки и велели назвать себя.
— Ксюша, — сказала я громко.
— Танюша, — сказала та.
И с тех пор мы с ней крепко подружились. Нас даже стали называть неразливашками: вместе в школу и из школы, вместе в зоопарк, вместе озоруем.
Вот, например, Ольга Петровна спросит:
— Ты, девочка, кто?
А я отвечаю:
— Я никто.
Кто — это когда слесарь или дворник. А я никто.
Тогда Ольга Петровна спрашивает Танюшу:
— А ты, девочка, кто?
— Я тоже никто, — отвечает Танюша. — Я просто Ксюшина неразливашка.
Тут и я добавила:
— А я тоже Танюшина неразливашка.
Тогда Ольга Петровна говорит:
— Ну, до свидания, Ксюша и Танюша, неразливашки!
Однажды мы шли по нашему залу. Шли себе и шли. Никого не задевали. Вдруг видим: около стены стоит огромный стол. На нем лежат разные газеты, портфели, журналы, и получается, что стол покрыт разной чепухой сверху донизу. И тут я говорю Танюше:
— Вот хорошо было бы нам сейчас спрятаться!
— А зачем? — спрашивает Танюша. А я отвечаю:
— А вот зачем: они подумают — никого нет, а мы залаем и всех испугаем.
Я полезла под стол и говорю Танюше:
— Давай залезай сюда!
И Танюша полезла. Вот мы сидим, ничего не говорим. И вдруг видим:
целый класс идет. Болтают, смеются, веселые такие. И вот этот класс поравнялся с нами. Слышу, Танюша шепчет мне под столом:
— Ксюша, а Ксюша, можно начинать, а?
Я отвечаю:
— Валяй!
И мы начали лаять. Танюша лает потихонечку, так вежливенько и тоненько:
— Аф! Аф! Аф!
А я погромче и почаще:
— Аф-аф-аф! Аф-аф-аф!
Что тут началось! Малыши испугались, давай плакать, туда-сюда мотаться, а мы с Танюшей — давай не зевай — стараемся. Танюша тонюсеньким голосочком:
— Аф-аф-аф! Аф-аф-аф!
А я потолще, я смелее потому что:
— Афафафаф!
И потом даже немного рычания прибавила:
— Р-р-р-раф-рррраф!
Малыши к другому концу стола кинулись, а я лаю, как будто собачка даже прыгает и даже вслед бросается:
— Ррр-аф! Ввваф, раф-раф!
Тут и Танюшка сразу вспомнила, как Трезорка умеет хорошо лаять, и давай по-трезорскому:
— Ган-ган-ган.,. Раф-раф-раф! Аф! Аф!
Я говорю:
— Ну, молодец, Танюшка. Не хуже любой дворняжки подлаиваешь.
И мы так развеселились, что стали выглядывать из-под стола. И вдруг — что я вижу? — сюда идет наш библиотекарь. Он по часам книжки выдает. Идет, ни о чем не думает. А мы из-под стола еще злее и даже как будто с новыми силами, мол, вот мы какие!
— Аф-аф-рррр!
Наш библиотекарь здорово испугался. Он сначала весь побледнел, потом поперхнулся весь и подает команду:
— Из-под стола за мной! Кругом! Налево! В кабинет директора шагом марш!
Так и прогнал нас до самой канцелярии.
Вот дверь. На ней написано «Директор». Ну, мы с Танюшкой вошли.
Директор сидит смирно, никого не трогает. Вроде ему скучно. Тогда наш библиотекарь давай ему объяснять: как мы лаяли и все другое.
Тут директор шевельнулся, как будто ему стало очень интересно, И сказал:
— Полай, Ксюша, полай, пожалуйста.
И Танюше:
— Я вас очень прошу, мне интересно.
Ну, раз директор просит, мы, конечно, хором:
— Аф-аф-аф-аф-аф-аф! Директор послушал и сказал:
— Ничего страшного, ей-богу! И повернулся к библиотекарю:
— Нисколько не страшно, один смех.
Потом отер со лба пот и говорит:
— Ну, а теперь, девочки, идите на урок.
Мы с Танюшей повернули налево и пошли спокойно на урок. Мы вошли, и Ольга Петровна сейчас же:
— Кораблева, где ты была?
Я говорю:
— У директора.
Тогда Ольга Петровна спрашивает:
— Кто же тебя туда привел?
Тут Танюша четко, по-военному отвечает:
— Беб-лео-текарь.
Ольга Петровна говорит:
— Биб-лиотекарь.
И Танюша подхватывает:
— Вот-вот, он и привел, библиотекарь этот самый.
Ольга Петровна говорит:
— А за что же он вас привел?
Тогда я говорю:
— А за то, что мы обе лаяли!
Ольга Петровна совсем закачалась:
—- Час от часу не легче... Ксения Кораблева, как же вы лаяли?
Я сказала:
— Громко.
Тогда Ольга Петровна говорит:
— Полай, пожалуйста, я тебя очень прошу, Ксенечка.
Ну, я тогда полаяла немножечко.
Ольга Петровна говорит:
— Что-то очень тихо. Нельзя ли чуть погромче?
Я снова:
— Аф-аф-аф!
Ольга Петровна говорит:
— Пожалуйста, еще погромче.
Я тогда еще:
— Аф-аф-аф, аф-аф-аф!
Скучно без Танюши. И тут Танюша мне помогла, и с нами, вижу, весь класс начинает:
— Раф-гна-ан-га-га-аф-аф-аф!
И сама Ольга Петровна здорово так лает и беленькие зубки показывает:
— Аф, аф, рргав!
И все мальчики прямо воют и рычат:
— Раф-ан-га-аф-аф!
А потом Ольга Петровна в дневниках мне и Танюше поставила аккуратненькие тройки по поведению.
Когда нам выдали дневники, мы очень обиделись.
— За что же нам тройку?
А Ольга Петровна погрозила нам пальцем и со значением сказала:
— Аф-аф-аф!

"Крокодил", 1970, № 23.
Tags: Детская литература, Не моё
Subscribe

  • Яхта заплыла

    Мыс Средний и мыс Станицкого с маяком. А движется мимо них ледокольная яхта, которую Яндекс распознаёт как принадлежащую Олегу Тинькову. Богатей,…

  • Это песня

    По саванне гуляет лирический слон, Величавый, развесистый слон. Весом тела семи с половиною тонн, Грациозен и очень умён. А вокруг скачут зебры,…

  • В храме был

    В Морском Соборе Петропавловска-Камчатского. (15 мая это было.) Я не религиозный, в собор пошёл по делу: мне сказали, что там на стенах доски с…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments