callmycow (callmycow) wrote,
callmycow
callmycow

Кто бывает в библиотеке?

Высокочтимые френды!
Кто из вас бывает в серьёзной библиотеке? В Камчатской Краевой библиотеке списали все журналы "Крокодил" и "Литературную газету" до 1990 г. В Самарской областной библиотеке я успел перелистать эти издания с конца 1970-х по начало 1990-х. Спасибо этой библиотеке, но подшивки были неполны:
отсутствовали номера "Крокодила" за 1986 год №1 и №25,
а также "Литературная газета" за 1984 год, 26 сентября. И, соответственно, мой бесплодный поиск не может смириться с такими прорехами.
UPD: Спасибо, Аня! "Крокодил" просмотрен и отпал. "Литературка" по-прежнему хранит тайну. UPD-2: И "Литературка" тоже просмотрена - нету.
Напомню, что я ищу. Это юмореска, написанная в первом лице, от имени женщины, матери семейства. Содержание примерное (вероятно, разбавленное уже невольными домыслами). Она умерла, душа её готова упорхнуть в рай и напоследок осматривает свою земную обитель. Тело лежит в гробу, такое молодое и прекрасное. Муж растерянный и беспомощный. Дети сопливые, с оторванными пуговицами. Собака некормленая и негуляная. Бельё нестираное, полный беспорядок. Скоро придут гости на поминки, на стол ничего нет. Рассказчица со вздохом возвращается в своё тело, встаёт из гроба и принимается за дела - приготовить, зашить, постирать, прибраться... И только после того тело улеглось на своё место, а душа ощутила необходимую лёгкость.
Рассказ весёлый. Автора не помню (хотя наверняка это женщина), название тоже забыл. Но найти хочется.

Бесплодность поиска, впрочем, относительная. Попутно я нашёл несколько других рассказов, стихов, рисунков, которые хотел освежить в памяти. В частности, рассказ про гвоздь. Тоже женский, тоже от первого лица. Как оказалось, автор его - Татьяна Слуцкая. Вот этот рассказ.

Гвоздь в ботинке


Приближается время, когда хочется говорить о здоровье. Типовой вопрос «Как жизнь?» постепенно теряет оттенок формальности и приобретает глобальный смысл: жить вообще или не жить?!
Заметили? Теперь, когда нас спрашивают о самочувствии, мы стремимся отвечать долго и в деталях. Мы приходим в гости, дарим модели кораблей, садимся за стол и три с половиной часа говорим про желудок, холестерин, и кукурузные рыльца. Причем все стали ужасно разборчивые: это им вредно, а это можно, но лучше ни в коем случае.
Недавно я пригласила одну пару на легкий ужин.
— Что это? — спросил он подозрительно.
— Печень в кисло-сладком соусе, а что?
— Ни-ни. — Она оттолкнула тарелку. — Нам нельзя этот орган под маринадом...
Потом он категорически отказался от кофе. Оказывается, он уже много лет считает, что кофе вреден. Она, наоборот, что полезен. Пока они спорили, вопрос отпал сам собой: я заварила чай.
Они говорят, что очень помогает женьшеневый корень в сочетании с облепиховым маслом. Они говорят, если обмазаться и пить, действует превосходно.
— Но нельзя злоупотреблять, — нахмурилась она.
— Конечно, — тут же согласился он. — Не больше двухсот граммов и с хорошей закуской...
Кстати, вы заметили, вокруг разговоры только об этом?
На работе — анализы, желчные пузыри и диеты.
На пляже — глазное дно и песочек в почках.
На собрании шепчутся .о верхнем давлении и как быть, чтобы нормализовать. И, главное, все научились лечиться самостоятельно. Все всё знают, им есть о чем поговорить. А если ты вне темы, то уже никому не интересен...
Помню, как я страдала, когда у меня не болело!
Все сидят под торшером и рассуждают о своих митральных клапанах, а ты прямо как белая ворона.
И вдруг — о счастье! — заболело то место, где кость впадает в пятку. Таким образом возник повод созвать друзей на свой пяточный сустав.
Это был незабываемый вечер! Говорили до вторых петухов, хотя курица оказалась жесткой. Я чувствовала себя именинницей, пока сослуживец со стороны мужа не взял слово:
— Серьезно, ей нужно к специалисту! А вдруг это... гм... бурсит? Возможно даже... гендобурсит? Конечно, не смертельно, хотя... — И он сделал траурные глаза.
В ту ночь я не сомкнула глаз. Нога побаливала. Перед рассветом я растолкала мужа:
— Запомни, только кремация!
Он сказал: «Подожди до завтра» — и в ту же секунду заснул.
Наутро я понеслась к врачу.
Эта ласточка в белом халате все поняла и, ни слова не говоря, отправила меня на анализы.
Наконец-то моя жизнь обрела смысл! Наконец я стала в очередь, как все люди, — на голодный желудок! И что характерно, симпатичная гипертоничка с межреберной невралгией говорила со мной, как с равной. Это она посоветовала компрессы из редьки, настоянной на спирте...
Чтобы сбегать за редькой, я обратилась к диабетику с внешностью Бетховена, который стоял сзади:
— Простите, вы никуда не уйдете?
Тот неопределенно кивнул.
— Никуда-никуда? — переспросила я громко. — Кровь из носу?
— Нет, из пальца, — объяснил мне Бетховен.
И вот настал миг, когда я вошла в святая святых. Мне хотелось запомнить все: пробирки и трубочки, эти белоснежные фасоны с хлястиками и без. Но когда они вцепились в мой палец, мне стало нехорошо.
— Как, без наркоза?! — крикнула я, теряя сознание. Впрочем, через полчаса меня привели в чувство.
Подходя к дому, я внимательно вслушивалась в себя: уколотый палец болел, а нога по-прежнему только побаливала. Зато в сумке лежало два кило лекарств пополам с редькой.
Редьку тер муж. Он же бегал за растворителем. Принес три бутылки портвейна и спросил:
— Этого хватит?
А я в то время сидела у телефона, приглашая всех на вечерний консилиум.
Программа намечалась обширная. На первое — оздоровительная гимнастика. На второе — диабетический стол с комплексом витаминов по алфавиту. Из напитков, естественно, «Ессентуки» и отвар из крапивы. Кроме того, все желающие могут натереться редькой на портвейне, мне ничего не жалко! Оставался десерт... Да, на десерт я решила подать что-нибудь интеллектуальное. Например, чтение вслух лекарственных аннотаций. Мне даже захотелось кое-что выучить наизусть, чтобы им спеть под гитару.
Для пробы проглотила по семь таблеток из каждой коробочки. И принялась репетировать перед зеркалом.
Наиболее выразительно вечером звучал куплет о побочных действиях того, что я только что проглотила, включая возможное головокружение, глухоту, нарушение зрения, а также общее психическое расстройство... Причем гости это заметили сразу. И первой — моя ближайшая подруга, которая пришла со своей мерцательной аритмией.
— Ты еще жива, ненормальная?! — поинтересовалась она. Но я не расслышала: отказал слух.
— Здоровье, значит, у тебя железное! — прокричала подруга. — Можешь гвозди есть!
Именно эта фраза натолкнула мужа на мысль: он вдруг исчез, затем вернулся, потрясая моим ботинком с правой ноги.
— Это же гвоздь! — воскликнул он радостно.
Действительно, внутри торчал тот самый гвоздь, от которого у меня и побаливало.
Но гвоздя я уже не увидела: что-то случилось с глазами. Таким образом, мне не осталось ничего другого, как лечь на пол и прошептать жизнерадостно:
– Эй, кто-нибудь… Дайте гитару!
***
Я, правда, не помню, что этот рассказ так печально заканчивается. Мне казалось, что там только отчаяние женщины, потерявшей надежду полноправно влиться в общество.

Подумалось: а не написала ли Татьяна Григорьевна Слуцкая и мною искомый рассказ?
У Т. Г. Слуцкой вышло два сборника рассказов:
1) Все прекрасно, и точка!: Рассказы — М.: Сов. писатель, 1982 334 с.
2) Чик-чик и — готово! : Юморист. рассказы — М. : Правда, 1985 — (Б-ка «Крокодила» ; № 17) 48 с.

Первый я пролистал, второго не нашёл.

Между прочим, свидетель streletc_art вспоминает, что искомая покойница, встав из гроба, помимо прочих дел, наготовила кучу затейливых яств - список, который достоин самостоятельного цитирования. А вот у Слуцкой, в рассказе "Таланты и поклонники":
"... Здесь также нельзя умолчать о столе. Стол ломился. От одних названий с ума сойдешь, а половины я отродясь вообще не слыхала. Например, зильбулар коринтзес, — что бы это значило?! Оказывается, в переводе со шведского — бифштекс из сельди с соусом из коринки. А вам известно, что такое коринка? Или баботе с кольраби под соусом чемберлен?.. Черт его знает, но вкусно до безобразия! Отдельно для диабетиков подавались какие-то донышки артишоков с грибами, — это в меня уже не влезло..."
Ложная надежда - не нашёл я искомого рассказа у Слуцкой. По крайней мере пока.

А вообще, Слуцкая числится в "списке подозреваемых" - т.е. женщин-юмористок, встретившихся мне при листании "Крокодилов" и "ЛГ". Рядом с мужчинами их ряд не так велик. Да вот он.
СССР:
Татьяна Андреева
Людмила Афанасенко
Наталья Вершинина
Светлана Возлинская
Жанна Давитьянц
Витауте Жилинскайте
Варвара Карбовская
Анна Лучина
Светлана Мандрашова
Лидия Обухова
Елена Полуян
Татьяна Серга (Киев)
Татьяна Слуцкая
Виктория (Леонидовна) Тубельская
Людмила Уварова
Ирина Федоровская
Елена Цугулиева
Алла Шугайкина

Зарубежные:

Вероника Бертоли – Румыния
Рената Холланд-Мориц – ГДР
Клара Ярункова – Словакия (Klára Jarunková)
Тодорка Вылчева – Болгария
Ирма Бомбек – США
Софи Дарья – Франция
Стефания Грозденьская – Польша
Джоан Миллс – США
Ядвига Рутковская – Польша
Мария Чубашек – Польша
Кристина Живульская – Польша (Krystyna Żywulska)
Васса Попович – Югославия
Радика Тотт – Румыния
Иоанна Вилиньска – Польша (Joanna Wilińska)
Власта Смржова – Словакия (Vlasta Smržová)
Tags: Женщины, Не моё, Разыскания, Рассказ
Subscribe

  • Тринидад (без Тобаго)

    Вот такая версия подвига Семёна Удалова: - из книги А. Ф. Погосского "Оборона Севастополя". Это четвёртое издание рассказов для народа,…

  • Прорыв

    Я получил по почте книгу - в признательность за то, что консультировал одного из авторов по некоторым вопросам. Книга называется "Записки о…

  • Иностранная морская военщина в Гонолулу

    Искал малую малость: когда французский корвет "Эвридика" отправился из Гонолулу на Таити зимой 1854-55 гг. А тут как раз американцы архив старых…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments