callmycow (callmycow) wrote,
callmycow
callmycow

Гвоздь в ботинке

Поиски в старых "Крокодилах" в любом случае были приятны и полезны. Рассказ по гвоздь я тоже хотел вспомнить и тоже приписывал авторству В. Жилинскайте. А вот и нет. Рассказ нашёлся в 1982 году, и написала Татьяна Слуцкая. Мало того, он есть и в интернетях, а найти я его не мог, потому что искал гвоздь в туфле. Ну, дамский ведь, гвоздь-то. Ан нет.

Гвоздь в ботинке

Приближается время, когда хочется говорить о здоровье. Типовой вопрос «Как жизнь?» постепенно теряет оттенок формальности и приобретает глобальный смысл: жить вообще или не жить?!
Заметили? Теперь, когда нас спрашивают о самочувствии, мы стремимся отвечать долго и в деталях. Мы приходим в гости, дарим модели кораблей, садимся за стол и три с половиной часа говорим про желудок, холестерин и кукурузные рыльца. Причем все стали ужасно разборчивые: это им вредно, а это можно, но лучше ни в коем случае.
Недавно я пригласила одну пару на легкий ужин.
— Что это? —спросил он подозрительно.
— Печень в кисло-сладком соусе, а что?
— Ни-ни. — Она оттолкнула тарелку. — Нам нельзя этот орган под маринадом...
Потом он категорически отказался от кофе. Оказывается, он уже много лет считает, что кофе вреден. Она, наоборот, что полезен. Пока они спорили, вопрос отпал сам собой: я заварила чай.
Они говорят, что очень помогает женьшеневый корень в сочетании с облепиховым маслом. Они говорят, если обмазаться и пить, действует превосходно.
— Но нельзя злоупотреблять, — нахмурилась она.
— Конечно, — тут же согласился он. — Не больше двухсот граммов и с хорошей закуской...
Кстати, вы заметили, вокруг разговоры только об этом?
На работе — анализы, желчные пузыри и диеты.
На пляже — глазное дно и песочек в почках.
На собрании шепчутся о верхнем давлении и как быть, чтобы нормализовать. И, главное, все научились лечиться самостоятельно. Все всё знают, им есть о чем поговорить. А если ты вне темы, то уже никому не интересен...
Помню, как я страдала, когда у меня не болело!
Все сидят под торшером и рассуждают о своих митральных клапанах, а ты прямо как белая ворона.
И вдруг — о счастье! — заболело то место, где кость впадает в пятку. Таким образом возник повод созвать друзей на свой пяточный сустав.
Это был незабываемый вечер! Говорили до вторых петухов, хотя курица оказалась жесткой. Я чувствовала себя именинницей, пока сослуживец со стороны мужа не взял слово:
— Серьезно, ей нужно к специалисту! А вдруг это... гм... бурсит? Возможно даже... гендобурсит? Конечно, не смертельно, хотя... — И он сделал траурные глаза.
В ту ночь я не сомкнула глаз. Нога побаливала. Перед рассветом я растолкала мужа:
— Запомни, только кремация!
Он сказал: «Подожди до завтра» — и в ту же секунду заснул.
Наутро я понеслась к врачу.
Эта ласточка в белом халате все поняла и, ни слова не говоря, отправила меня на анализы.
Наконец-то моя жизнь обрела смысл! Наконец я стала в очередь, как все люди, — на голодный желудок! И что характерно, симпатичная гипертоничка с межреберной невралгией говорила со мной, как с равной. Это она посоветовала компрессы из редьки, настоянной на спирте...
Чтобы сбегать за редькой, я обратилась к диабетику с внешностью Бетховена, который стоял сзади:
— Простите, вы никуда не уйдете? Тот неопределенно кивнул.
— Никуда-никуда? — переспросила я громко. — Кровь из носу?
— Нет, из пальца, — объяснил мне Бетховен.
И вот настал миг, когда я вошла в святая святых. Мне хотелось запомнить все: пробирки и трубочки, эти белоснежные фасоны с хлястиками и без. Но когда они вцепились в мой палец, мне стало нехорошо.
— Как, без наркоза?! — крикнула я, теряя сознание. Впрочем, через полчаса меня привели в чувство.
Подходя к дому, я внимательно вслушивалась в себя: уколотый палец болел, а нога по-прежнему только побаливала. Зато в сумке лежало два кило лекарств пополам с редькой.
Редьку тер муж. Он же бегал за растворителем. Принес три бутылки портвейна и спросил:
— Этого хватит?
А я в то время сидела у телефона, приглашая всех на вечерний консилиум.
Программа намечалась обширная. На первое—оздоровительная гимнастика. На второе — диабетический стол с комплексом витаминов по алфавиту. Из напитков, естественно, «Ессентуки» и отвар из крапивы. Кроме того, все желающие могут натереться редькой на портвейне, мне ничего не жалко! Оставался десерт... Да, на десерт я решила подать что-нибудь интеллектуальное. Например, чтение вслух лекарственных аннотаций. Мне даже захотелось кое-что выучить наизусть, чтобы им спеть под гитару.
Для пробы проглотила по семь таблеток из каждой коробочки. И принялась репетировать перед зеркалом.
Наиболее выразительно вечером звучал куплет о побочных действиях того, что я только что проглотила, включая возможное головокружение, глухоту, нарушение зрения, а также общее психическое расстройство... Причем гости это заметили сразу. И первой — моя ближайшая подруга, которая пришла со своей мерцательной аритмией.
— Ты еще жива, ненормальная?! — поинтересовалась она. Но я не расслышала: отказал слух.
— Здоровье, значит, у тебя железное!— прокричала подруга. — Можешь гвозди есть!
Именно эта фраза натолкнула мужа на мысль: он вдруг исчез, затем вернулся, потрясая моим ботинком с правой ноги.
— Это же гвоздь!—воскликнул он радостно.
Действительно, внутри торчал тот самый гвоздь, от которого у меня и побаливало.
Но гвоздя я уже не увидела: что-то случилось с глазами. Таким образом, мне не осталось ничего другого, как лечь на пол и прошептать жизнерадостно:
– Эй, кто-нибудь… Дайте гитару!

(В крокодильской публикации последних двух предложений про гитару не было. Моя память домыслила другой финал, где потери зрения не было, а было отчаяние от того, как рушится с трудом налаженный социальный контакт.)

Татьяна Григорьевна Слуцкая родилась в 1933 году. Рассказы в "Крокодиле" публиковались в 1970-1980-х.
Также в "Литературной газете", "Советской России", "Науке и жизни", журнале "Москва" и не знаю где ещё.

Авторские сборники:
"Все прекрасно, и точка!" рассказы М.: Сов. писатель, 1982. 334 с
Чик-чик и — готово! : Юморист. рассказы — М. : Правда, 1985. — (Б-ка «Крокодила» ; № 17) 48 с. (Его найти не удалось)
Коллективный сборник:
Коллективный сборник «Будни и праздники», 1990. (Оттуда и взяты практически все рассказы, что можно отыскать в сети.)

Дальнейшая судьба писательницы мне не известна. Эмигрировала? Умерла? В сборнике 1982 она представлена как молодая писательница.

Спасибо ей за её рассказы, смешные, мудрые и очень женские.
Tags: Крокодил, Не моё
Subscribe

  • Прорыв

    Я получил по почте книгу - в признательность за то, что консультировал одного из авторов по некоторым вопросам. Книга называется "Записки о…

  • Иностранная морская военщина в Гонолулу

    Искал малую малость: когда французский корвет "Эвридика" отправился из Гонолулу на Таити зимой 1854-55 гг. А тут как раз американцы архив старых…

  • Бой в Крыму, всё в дыму, ничего не видно

    Изыскатель из Владивостока Андрей Юрьевич Сидоров подкинул ссылку: во французской книге "NOS MARINS"("Наши моряки", автор Этьен Трефо, 1888 г.) в…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments

  • Прорыв

    Я получил по почте книгу - в признательность за то, что консультировал одного из авторов по некоторым вопросам. Книга называется "Записки о…

  • Иностранная морская военщина в Гонолулу

    Искал малую малость: когда французский корвет "Эвридика" отправился из Гонолулу на Таити зимой 1854-55 гг. А тут как раз американцы архив старых…

  • Бой в Крыму, всё в дыму, ничего не видно

    Изыскатель из Владивостока Андрей Юрьевич Сидоров подкинул ссылку: во французской книге "NOS MARINS"("Наши моряки", автор Этьен Трефо, 1888 г.) в…