callmycow (callmycow) wrote,
callmycow
callmycow

Categories:

Вот, перевёл.

Aux officiers et matelots morts à Petropawlowski.

1
Loin de la France, et sous un sol humide
Couvert de neige et sans autre ornement
Qu’une humble croix, - plus d’un coeur intrépide
Attend de nous un pieux monument.
Ils ne sont plus, mais notre âme attendrie
De pleurs amers arrosa leur tombeau;
Car tout leur sang coula pour la Patrie –
Nous le devons à l’honneur du drapeau.

2
Dans le métier qui conduit à la gloire,
Nous ignorons quel est notre avenir.
Puisqu’ils sont morts, célébrons leur mémoire.
Ils vivront tous dans notre souvenir.
De leur bravoure ils ont péri victimes,
Leur dernier jour fut pour eux le plus beau.
Quand notre sang a des élans sublimés
Nous le versons pour l’honneur du drapeau.

3
C’était un jour sans soleil et sans brume,
Il faisait froid. Mais d’un français le coeur
Au premier bruit d’un canon qui s’allume
Est enflammé d’une heroïque ardeur.
Le russe était à chaque batterie
Vous ensuiviez le feu comme un flambeau
Car notre sang est tout à la Patrie –
Nous le Versons pour l’honneur du drapeau.

4
Sur votre Chef réglant votre courage,
Vous culbutiez l’ennemi sans effort ;
Et dans ses rangs vous frayant un passage
En vrais héros vous y semiez la mort.
De l’Eurydice un peloton s’avance.
Il s’est déjà porté sur ce plateau
Où votre sang a coulé pour la France –
Nous le devons à l’honneur du drapeau.

5
Vous savez tous quel obstacle invincible
Nous arrêtait à Petropawlowski,
Quand votre bras se montrait si terrible
Rivalisant avec le fier sentry.
On entendait gronder l’artillerie
Dont Avatcha nous rapportait l’écho
Et votre sang coulait pour la Patrie
Nous le devons à l’honneur du drapeau.

6
Ils ne sont plus ! C’était leur destinée,
Mais ils sont morts frappés au champ d’Honneur.
Vous souvient-il de cette matinée,
Où de marcher vous briguiez la faveur ?
C’est qu’il est doux de voles à la gloire
Pour son pays vaincre et mourir c’est beau !
Ils ne sont plus ! célébrons leur mémoire
Car ils sont morts pour l’honneur du drapeau

(à Monsieur de la Grandière, Chef de l’expedition française à Petropawlowski)
1
Офицерам и матросам, погибшим в Петропавловске.

В чужой земле, холодной и сырой
Им упокой судьба определила.
Над морем, под заснеженной горой
Простым крестом отмечена могила.
Их больше нет. Не наша в том вина.
Скорбит душа, глаза туманит влага.
Но вся их кровь Отчизне отдана –
Таков наш долг, во имя чести флага.

2
Став на стезю, что славою манит,
Не знаем, что нас ждёт за поворотом.
Но кто погиб, не должен быть забыт,
Навеки слава храбрым патриотам.
Красив был их последний день и час,
Их окрыляла гордая отвага.
Вот образец для каждого из нас –
Идти под пули ради чести флага.

3
В холодный день, ни солнце, ни туман,
Нас берег встретил пушечным ударом.
Но сердце смельчака, не чуя ран,
При звуке пушек вспыхивает жаром.
Кипело море, дыбилась земля,
Латала течь британская «Вираго»…
Бежала кровь по доскам корабля –
Таков наш долг, во имя чести флага.

4
Орудия вели тяжёлый спор,
Когда, сойдя на берег полудикий,
Вы поднялись на русский крутогор,
И первыми – герои с «Эвридики».
И вот в бою позиция взята,
И пушки сброшены на дно оврага.
Коль ваша кровь на землю пролита,
Она – за Родину, во имя чести флага.

5
Был Петропавловск крепче крепких скал.
Борта трещали и валились реи.
Был смертоносен наш ответный шквал,
Но часовой ходил по батарее.
Авача эхом вторила пальбе,
Но гордый русский не сбивался с шага.
Презрев опасность, ввериться судьбе –
Вот высший долг, во имя чести флага.

6
Их больше нет. Так решено судьбой.
Герои полегли на поле брани.
Но вспомните, как вы стремились в бой
Тем утром, когда шли за орденами.
Добыть победу, славу заслужить,
Красиво умереть стране во благо.
И в нашей памяти остались жить
Те, кто погибли ради чести флага.



(UPD Автор стихов - Антуан-Луи де Джиаффери, коммисар с корвета "Эвридика", кавалер ордена Почётного Легиона.)
Стихи написаны на французском корвете «L’Eurydice» («Эвридика») и вручены его капитану де ла Грандьеру.
Они посвящены памяти жертв безуспешной и кровопролитной атаки Петропавловска союзной эскадрой англичан и французов в августе-сентябре 1854 года. Критическим эпизодом сражения стал десант союзников 24 августа/4 сентября, закончившийся отступлением с большими жертвами. Трупы, собранные на Никольской горе, русские похоронили в городе; тела тех, кого союзники смогли забрали на корабли, были погребены в бухте Тарьинской. Именно эта могила упоминается в 1-м куплете.
Стихотворный размер чуть изменён – в оригинале все строки одной длины, как в песне «Крутится, вертится шар голубой». Но каждое восьмистишие сводится к рефрену – «пюр л’оннер дю драпо» – «ради чести флага». Это понятно: у моряка родина в сердце, а флаг – на корабле. Честь флага дороже смерти десятков людей на чужом берегу. Я сохранил сочетание «честь флага», и размер стал другим.
Поэт употребляет местоимения «они, вы, мы». Смысл их немного разный «Они» – это погибшие французы. «Вы» – это все те, кто участвовал в бою, в том числе, кто не погиб и слушал эти стихи. «Мы» – все военные моряки, долг у всех один, но приказы разные.Сам автор стихов в перестрелках и высадках на берег не участвовал, поскольку должность на корабле имел чиновничью (казначей на корвете «Эвридика»).
2-3 куплет. Речь идёт о сражении 20/31 августа. Английский пароход «Вираго», получивший серьёзную пробоину под ватерлинией, в оригинале не упомянут, а в переводе понадобился для рифмы. Корвет «Эвридика» в перестрелке этого дня не участвовал, повреждения и потери понёс флагманский фрегат «Ла Форт».
4 куплет.
Речь идёт десанте на Красный Яр – (в стихах – «ce plateau»). Превосходящими силами была занята батарея мичмана Попова, который разумно заклепал пушки, забрал порох и увёл орудийную прислугу, не потеряв ни одного человека. Десантники развили над батареей французский флаг, порубили тали и станки, сбросили пушки (числом три) и получили сигнал к возвращению на корабли, в виду приближающегося русского отряда из города. Десант выполнил задачу-минимум, заставил замолчать батарею, контролировавшую фарватер входа в городскую губу.
5 куплет.
Поэт обращается к послеполуденным событиям того же 20/31 августа – говорит о соперничестве ужасающей мощи французского оружия с гордым часовым (le fier sentry). Что за «часовой»?
«Во время перестрелки нас восхищало хладнокровие русского часового, который видел, как падают вокруг наши снаряды, но невозмутимо продолжал вышагивать». (Эд. дю Айи)
«Показателем стойкости русских был часовой, которого не согнали с места наши ядра: он невозмутимо вышагивал на своем посту, а ядра вонзались вокруг; надеюсь, ему посчастливилось уцелеть». (The Illustrated London News, 16 декабря 1854.)
«Рассказывают анекдот о русском часовом, как примере поразительной храбрости. По нем сделали шестьдесят ружейных выстрелов, но ничто не могло победить его стойкости: он продолжал ходить по стенке форта, где был поставлен, не обращая внимания на происходящее. Он уцелел, чего и вполне заслуживал, несмотря на то, что был русский». («Морской сборник», 1854 г., № 12 , со ссылкой на газету Herald.)
Некоторые русские пересказчики полагают, что речь идёт действительно о часовом, оставленном на разбитой и засыпанной щебнем батарее № 1 (на Сигнальном мысу). Но зачем бы супостатам лупить из пушек по одному человеку? Нет, из текста дю Айи очевидно, что речь идёт о батарее № 2, на косе. А расхаживал по ней командир, лейтенант, князь Дмитрий Максутов.

Авача, возвращавшая эхо выстрелов – автор не уточняет, имел ли он в виду берега Авачинской бухты либо вулкан того же имени. Впрочем, супостаты чаще называли «Авачей» Корякский вулкан, который с бухты смотрится очень представительно.

Замечания, поправки?

Вот только имя автора в автографе разобрать мне не удалось. Louis de ... (Geoffroy???), вероятно - тот человек в офицерском штабе "Эвридики", чью должность американцы перевели как "purser" (казначей, завхоз).
Автограф опубликован в книге: Tugdual de Kerros "Journal de mes voyages autour du Monde (de 1852 à 1855). Text et illustrations originales de Jean René Maurice de Kerret, Dessinateur sur La Forte, frégate de la Marine Impériale". Éditions CLOITRE, Bretagne, France, 2004. Pp 184-185.

ОГРОМНОЕ СПАСИБО need_to_smile (в сообществе ru-translator.livejournal.com) за помощь с дешифровкой автографа и подстрочником!
Tags: Корабли, Крымская война на Камчатке, Мой перевод, Перевод, Петропавловск, Разыскания, Стихи
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments