callmycow (callmycow) wrote,
callmycow
callmycow

Category:

Мемуары Вильяма нашего Августа Карстенсена. Часть 5

(сначала хвостик от главы 23-й)
По нашем прибыти в Нуку-Хиву наш шеф (командир), конечно, отправился доложиться французскому адмиралу, и когда вернулся на борт, то вызвал меня и Анкаркрону. Адмирал велел ему сообщить нам, что, как ему известно, Швеция и Дания объявили себя нейтральными, и что он, следовательно, не может позволить нам оставаться на корабле, назначенном к военным операциям, если мы получили какое-либо официальное уведомление или приказ от наших правительств. Адмирал добавил, что такое официальное письмо должно быть, по крайней мере, у одного из нас, поскольку он видел его среди почты, которую пересылал на «Eurydice» из Кальяо. Анкаркроне, волей-неволей, теперь пришлось идти к шефу на исповедь и объяснять своё молчание, ссылаясь на шефовы слова, сказанные мне в Вальпараисо. Шеф выслушал его с доброжелательной улыбкой и сказал, что это не сам он, а адмирал велел, чтобы Анкаркрона к завтрему предоставил перевод полученного письма. Что до меня, то я, конечно, волен оставить корабль; по мнению адмирала, это было бы даже правильнее, потому что, если я окажусь в плену, то не смогу даже считаться представителем воюющей стороны. Это существенный момент, заметил шеф и предложил мне обдумать всё как следует и принять взвешенное решение. Вечером я пошел к нему и сказал, что моё решение то же, что было в Вальпараисо; разница только в том, что там я мог немедленно отправиться домой, а здесь мне пришлось бы ждать больше месяца отправки на Таити, где ещё неизвестно когда будет оказия до Южной Америки, а оттуда уж домой. Если он, мой командир, в Вальпараисо счёл возможным оставить меня, сказав только, что отпустит меня, если я буду настаивать, то он и теперь не должен отказать мне, если я попрошу ходатайствовать у адмирала позволения мне остаться на «Eurydice», поскольку я не получал никакого приказа, ни даже личного письма, где бы мне указывалось на различие между кораблями, которые участвуют и которые не участвуют в военных операциях.
Шеф мой настрой поддержал и на следующий следующий день известил меня, что адмирал после некоторого упирательства согласился, чтобы я на свой страх и риск остался на корвете. Когда же я явился на фрегат к адмиралу, чтобы поблагодарить его за позволение, он уже сожалел, что дал его, и всячески пытался склонить меня к тому, чтобы им не воспользоваться, он обещал мне самые заманчивые рекомендации к губернатору Таити, куда он был готов отправить меня с первым же кораблём, но, поскольку я стоял на своём, он заявил, что если в каким-либо путём из Дании прибудет приказ о моём отзыве, он сочтёт своим долгом списать меня с «Eurydice». Но в последующие месяцы никакого приказа не поступило, и я, таким образом, достиг желаемого.
Однако Анкаркрона, которому приказом из дома запрещалось служить на корабле, ведущем военные действия, был переведён на сторожевое судно, которое позже отправилось на Таити; там он поступил на корвет, назначенный в Новую Каледонию. Тот корвет разбился на рифах в западной части Южного океана, а его экипажу выпали тяжкие страдания и лишения. Лишь через год он смог добраться до Европы.

24. Вступление в войну.
Французы и англичане, как упоминалось выше, не смогли договориться, следует ли что-то предпринять против Русского фрегата «Аврора», который пришёл в Кальяо в то время как ожидался манифест о начале войны. Он ушёл в море беспрепятственно, никакой из союзных кораблей не отправился следом, и эта первая ошибка, жестоко обернувшаяся, вряд ли подкрепляет уверенность в находчивости и предприимчивости союзников. Не проявилось их и дальше. Много утекло драгоценного времени, пока сначала корабли собирались в Нуку-Хиве, южнее экватора, затем почти неделю ждали французского парохода, который должен был прийти с прийти Таити, но так и не пришёл по причине поломки машины. Наконец, в начале июля покинули Нуку-Хиву и пошли на Сандвичевы острова, где стало известно, что «Аврора» и русский вооружённый транспорт на островах показывались, но давно, получили известие о начале войны и снова исчезли. [Карстенсен ошибается: в Гонолулу дважды заходил фрегат «Диана», в ожидании «Авроры», а сама «Аврора» прошла Гаваи не заходя.] Здесь мы дожидались английского военного корабля, фрегата «Pique», направленного из Европы в подкрепление, и только через несколько дней после его подхода мы двинулись дальше, осознавая, что потеряли ещё неделю. Куда мы идём, оставалось военной тайной, которую, однако, выдавал компас, поскольку несколько дней эскадра следовала прямо на север, а адмиралы каждый день живо обменивались сигналами по тайной системе.
На пятый день мы встретили голландский трёхмачтовик, шедший из Китая в Сан-Франциско. Командующий эскадрой расспросил капитана, и полученные сведения, по-видимому, привели к следующему решению. Один английский тяжелый корвет и один французский направятся к русским владеням на западном побережье Северной Америки, в то время как основные силы пойдут на запад, к Петропавловску-на-Камчатке.
Силы, шедшие теперь к восточным берегам Сибири составляли французские корабли: фрегат «Forte», 60 пушек, тяжёлый корвет «Eurydice», 28, и бриг «Obligado», 16; и английские: фрегаты «President», 50, «Pique», 40, и колёсный пароход «Virago», 8 пушек.
Английский адмирал Прайс, как старший в звании [т.е. раньше вышедший в контр-адмиралы], был главнокомандующим; в скором времени ему суждено было потерять командование самым трагическим образом, впрочем, власть его была ограничена теми действиями, которые он и французский адмирал ранее согласовали, то есть, французские корабли были ему формально подчинены, но фактически он не мог ими распоряжаться иным образом или с иными намерениями, чем то было согласовано ранее. Если бы старшим в звании был французский адмирал, несомненно, его власть над английскими кораблями была бы таким же образом ограничена; результат этого навязанного соглашения был тот, что командующий не мог вмешиваться в действия, за исключением непредвиденного стечения обстоятельств, вызывающего необходимость отклониться от согласованного плана.
Английский адмирал, как кажется, придерживался соглашения очень добросовестно, и всякий раз, когда на пути в Петропавловск нас останавливал штиль, он приходил на флагман французского адмирала, который был прикован к постели, и они подолгу вели конфиденциальные беседы.
По мере того как мы удалялись от полосы пассатов, погода становилась всё более беспокойной, туман и дождь напоминали нам, что мы очень просто можем потерять друг друга из виду, и мы назначили точку недалеко от входа в Петропавловск, чтобы те из нас, кто отстанет от эскадры, там бы всех и искали. Такая точка называется «рандеву», и вскоре надобность в ней стала реальной, когда, ещё задолго до цели, нас на три дня накрыл такой туман, что с одного конца корабля другой конец уже не был виден. Поначалу мы продолжали держаться вместе, обозначая себя звуками, такими как удары в колокол, ружейная и пушечная пальба и т.п.; но потом туман разорвал и эту связь, и каждый корабль держал свой путь к рандеву, не теряя надежды найти спутников, зорко высматривая в волнах какие-либо плавучие предметы, начиная от пустых бочек и ящиков и кончая капустными листьями и куриными перьями, чтобы определиться, опережают они или отстают. Когда мы достигли места встречи, видимость была великолепная, но сколько бы мы ни вглядывались в горизонт, не видели ни паруса, и только два дня спустя подоспели остальные корабли. Ни один из них в своём самостоятельном плавании не видел неприятельского паруса. [На самом деле все корабли шли все вместе, отбилась от эскадры только “Eurydice”.]
Tags: Карстенсен, Крымская война на Камчатке, Мой перевод, Перевод
Subscribe

  • Змея, лишённая крысы

    Это вахтенный журнал французского брига "Облигадо", запись от 11 февраля 1855 года. Бриг пришёл в чилийский порт Вальпараисо. Одновременно с ним…

  • Яхта заплыла

    Мыс Средний и мыс Станицкого с маяком. А движется мимо них ледокольная яхта, которую Яндекс распознаёт как принадлежащую Олегу Тинькову. Богатей,…

  • В храме был

    В Морском Соборе Петропавловска-Камчатского. (15 мая это было.) Я не религиозный, в собор пошёл по делу: мне сказали, что там на стенах доски с…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments