callmycow (callmycow) wrote,
callmycow
callmycow

Мемуары Вильяма нашего Августа Карстенсена. Часть 8

(Продолжение главы 25-й)

Сражение началось на рассвете 31 августа. Десантная группа из 120 человек, английских морских пехотинцев и французских матросов, собралась на борту «Virago», которая взяла на буксир «President» одним бортом, «Forte» другим, «Pique» кормой и привела на место против мыса Шахова, где первые два фрегата стали таким образом, чтобы иметь возможность одновременно обстреливать батарею мыса и часть батареи на песчаной косе, в то время как «Pique» был поставлен восточнее, чтобы сражаться против маленькой батареи в устье губы, прикрывая с фланга «Virago» во время высадки вышеупомянутого десанта, который овладел ей [батареей] без боя и, будучи обстрелян «Авророй», [десант] сбросил одну пушку в воду и вывел из строя две других. Ввиду того, что к трёхпушечной тут же устремился отряд из города, десантная группа направилась к шлюпкам и без убитых вернулась на «Virago».
Батарея мыса, расположение которой в уступе склона было очень неудачно, поскольку бомбы взрывали стену вплотную позади пушек, была после короткого сопротивления оставлена защитниками, и на том первая часть атаки счастливо завершилась рано утром, с очень незначительными повреждениями и людскими потерями. «Eurydice» и «Obligado», которые должны были войти в бой под парусами, почти не имели ветра и, в итоге, к тому времени как они смогли присоединиться к адмиралу, сражение уже окончилось. [По сведениям дю Айи, «Эвридика» и «Облигадо» и не имели приказа вступать в бой.] После обеденной передышки атака продолжилась. «Forte» должен был стать к востоку от своей изначальной позиции настолько, чтобы из-за мыса открылась «Двина» и корма «Авроры», но и он сам оказывался настолько близко к этим кораблям и батарее на песчаной косе, что становился для них хорошей мишенью; «Pique» назначалась позиция западнее «Forte», с которой он мог обстреливать только вышеназванную батарею, а «President» был готов немедленно включиться в бой по приказу, в то время как «Eurydice» должна была атаковать батарею мыса в случае, если она снова заговорит.
«Forte», который мог идти на позицию только под парусом, поскольку «Virago» был вынужден ремонтировать пробоину в днище, полученную в первой атаке, занял позицию несколько западнее, чем было согласовано, и это дало возможность «Pique» не двигаться с места, его капитан заявил, что «Forte» занял его место. В противоположность этому, «President», после повторных просьб французского адмирала, встал с рядом «Forte» восточнее. Наш главный противник, пресловутая батарея на косе, которая была уже серьёзно повреждена к момену подхода «President»’а, перестала стрелять спустя полчаса. Из-за слишком западной позиции обоих фрегатов неприятельские корабли обстрелу были недоступны.
Таким образом, и вторая часть задачи была частично решена, и не было никого, кто бы сомневался, что пора приступать к атаке на корабли, но адмирал, подозвав «Virago», чтобы та отбуксировала корабли обратно, дал эскадре приказ стать на якорь вне зоны огня.
Трудно с определённостью сказать, почему французский адмирал отказался продолжать атаку, начало которой было удачно сверх всяких ожиданий, когда 19 орудий было приведено к молчанию с незначительными потерями – один убитый, семеро раненых и несколько несущественных повреждений. Можно, однако, предположить, что его главным мотивом было странное поведение англичан во время последнего боя, когда в начале атаки они оставили его сражаться в одиночку и к тому же заявили, что не намерены подвергать рангоут своих кораблей жестокому огню наземных батарей, если не получат на то письменного приказа. Такого приказа, не превышая своих полномочий, он дать не мог, его раздражало упирательство, проявленное там, где полагалось быть содружеству, поэтому вряд ли можно удивляться, что он, при его болезненом состоянии, не решился принять на себя двойную ответственность, это понять нетрудно. Поэтому весь следующий день был посвящён обмену письмами и визитами, которые не привели ни к чему. [Карстенсен первый, кто предлагает внятные причины, почему французский адмирал отказался продолжать атаку. Всё, что сказано о поведении английских кораблей, подтверждают и английские свидетели: Барридж на «Президенте» изображал невольное промедление, а Николсон на «Пике» – непонимание приказов.]
Tags: Карстенсен, Крымская война на Камчатке, Мой перевод, Перевод
Subscribe

  • Тринидад (без Тобаго)

    Вот такая версия подвига Семёна Удалова: - из книги А. Ф. Погосского "Оборона Севастополя". Это четвёртое издание рассказов для народа,…

  • Прорыв

    Я получил по почте книгу - в признательность за то, что консультировал одного из авторов по некоторым вопросам. Книга называется "Записки о…

  • Иностранная морская военщина в Гонолулу

    Искал малую малость: когда французский корвет "Эвридика" отправился из Гонолулу на Таити зимой 1854-55 гг. А тут как раз американцы архив старых…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments