callmycow (callmycow) wrote,
callmycow
callmycow

Потерянный Карамандаш

Я не знаю, откуда происходит фамилия казака Карандашёва. Но нечаянно в книге Питера Добелла (он же Добель, Dobell) наткнулся на упоминание населённого пункта "Карамандаш". Год то был 1813, весна, Добелл ехал из Петропавловска, миновал Тымлат, Гижигу, направлялся в Ямск.

"After the most painful and fatiguing time, we arrived about six in the evening at a place called Karamandash, only a few versts from Nyakonna, where we found the old Karaikee, according to his promise, had hung up for us in the jourta some reindeer meal, which was very acceptable, we having nothing left for supper. I immediately dispatched a messenger to let him know of our arrival, and to request him to come and sell us some reindeer to serve us till we could get to Studonee river, where there was another taboon, and where we could obtain a fresh supply." ("Travels in Kamtchatka and Siberia; with a narrative of a residence in China" By Peter Dobell. Vol I. London. 1830. P. 161.)
По-моему, этот том Добелла на русском не публиковался. Про Китай переводили. А Добелл, даром что янки, с Россией связался искренне и всерьёз, умер в Петербурге в 1852 году.
Так вот, стал я искать, что за Карамандаш такой - не нашёл. Ну или хотя бы Наякона? Тут повезло чуть больше. Вот заметка из журнала "Наука и Жизнь", 1904 г.

"Открыта эта мѣстность, – по словамъ газеты „Дальній Востокъ“ – на берегу Охотскаго моря, противъ Камчатки, на 90 верстъ южнѣе Гижиги. „Наяконъ“– называется эта своеобразная во всѣхъ отношеніяхъ, всегда остававшаяся неизвѣстной всему міру и отрѣзанной отъ него мѣстность.
Можно ли, даже нарочно, придумать болѣе яркій фактъ для иллюстраціи положенія Сибири, ея заброшенности и одичалости?"


И более пространная статья в газете Восточное обозрѣніе (Иркутскъ), суббота, 24 января 1904 г. (sun.tsu.ru/mminfo/000349167/1904/1904_020.pdf)
Статья посвящена не только и не столько Наякону, ну пусть будет вся, не пропадать же добру. Обращает внимание предреволюционно-негодующий тон статьи. (Какова риторика: "Литературные подпаски известного покроя".) Но при всём сочувствии к бедным самоедам, не получается представить исследователя северо-востока припеваючи жирующим в кабинетном тепле на украденные у самоедов деньги. Вот кабы автор статьи не ограничивался экивоками на неких подпасков и праздных путешественников, а называл "фамилию и место работы", был бы предмет негодования.

Иностранцы, проѣзжающіе теперь въ изобиліи чрѣзъ всю Россійскую имперію, поражаются ея размѣрами; мы, хотя и болѣе освоенные съ нашимъ собствеаннымъ «величіемъ», тоже поражаемся, когда газеты и до сихъ поръ время оть времени приносятъ сообщенія объ открытіи новыхъ населенныхъ мѣстъ, до сихъ порь почти совершенно неизвѣстныхъ.
На дняхъ «Д. В.» принесъ сообщение объ открытіи д. Наяконь.
На крайнѣмъ сѣверѣ, южнѣе Гижиги вѣpcтъ на 90, на берегу Охотскаго моря и какь разь противъ Камчатки затерялась своеобразная по своимъ этнографическимъ особенностямъ деревня Наяконъ. Населена она вымирающимъ уже племенемъ чукчей. Въ первый свой лѣтній рейсъ въ іюнѣ мѣсяцѣ пароходь Кит. Вост. желѣзн. дор. «Сунгари» впервые открылъ, если можно такъ выразиться, эту заброшенную деревню.
На берегу стояла толпа оборванныхъ дикарей, смотрѣвшихъ на моряковъ со страхомъ и изумленіемъ. И неудивительно: «Сунгари» было первое паровое судно, зашедшее въ Наяконъ, а судовая команда – первые pyccкie моряки, высадившиеся на берегахъ вблизи селенія. Причина-же страха крылась, какъ оказалось впослѣдствіи, въ непріятномъ для аборигеновь селенія историческомъ воспоминаніи. Дѣло въ томъ, что когда-то лѣтъ 30 или 40 тому назадъ, кь берегамъ Наякона прибило, по словамъ старосты селенія, первую парусную американскую шкуну. Эго были, по всей вѣроятности, хищники-рыболовы, которые и поступили съ бѣднымъ населеніемъ, «по-хищнически», отобравъ у нихъ все, что только можно было забрать и не заплативъ за это ничего. Съ тѣхъ порь вблизи Наякона не показывалось ни одного морского флага.
Просвѣщенные мореплаватели, грабившіе непросвѣщенныхъ и вымирающихъ инородцевъ, – какой богатый матеріалъ для «патріотическихъ» филиппикъ литературныхъ подпасковъ извѣстнаго покроя!
И подпаски были бы правы, если бы инородцы, давно стоящіе въ предѣлахъ русской власти, не испытывали той же участи даже отъ... ученыхъ изслѣдователей. Самоѣдъ Аннинъ—Евангеловъ письмомъ изъ Сургута въ «Сиб. Л.» такъ повѣдалъ нам объ этихъ «ученыхъ».
«За послѣднее время нашъ сѣверъ все больше и больше начинаетъ привлекать вниманіе разныхъ изслѣдователей. Путешествія, предпринимаемыя ими, совершаются на оленяхъ, принадлежащихъ самоѣдамъ. Для каждой поѣздки требуется обыкновенно 5–6 нартъ, запряженныхъ каждая въ пару оленей; у каждой нарты долженъ быть провожатый самоѣдъ.
«Самоеды вызываются, обыкновенно, въ г. Березовъ или Сургутъ изъ месть своихъ сгоянокъ, находящихся на большом разстояніи от этихъ городовъ (не менѣе 7 сутокъ ѣзды). Бываютъ случаи, что прибывъ къ назначенному времени, самоѣды должны вернуться обратно, т. к. изслѣдователь почему-либо не расположенъ сейчась ѣхать, или же занятъ другими дѣлами.
«Какъ же разсчитываются гг. путешественники съ самоѣдами за поѣздки? Не хотѣлось-бы вѣрить, но по собраннымъ даннымъ, подтверждаемымъ оффиціальными лицами, расчеты эти таковы: – 12 оленей приравниваются къ тремъ лошадямъ; 5 нартъ – къ одной подводѣ; 5–6 самоѣдовъ – къ одному ямщику. Плата производится по 1 ½ к. на версту всего на три лошади, причемъ разстоянія намѣряются на глазомѣръ, склонный къ большимъ ошибкамъ въ пользу путешественника. Все время, проведенное на пріѣздъ самоѣдовъ в городъ, а иногда и на неоднократные пріѣзды, – совершенно игнорируется. Поразительная недобросовестность этихъ расчетовъ очевидна, но и съ ними самоѣды примирились бы, если бы некоторые путешественники не ухитрялись и изъ этой скромной платы удерживать часть, замѣняя ее разными подарками: грошевыми платками, махоркой, коробками спичекъ и т. п. – Получивъ по удивительному расчету плату, самоѣды, благодаря полному незнакомству съ дробями, не могутъ ее разделить между собою и потому прибѣгаюгъ къ слѣдующимъ пріемамъ: они покупаютъ сурикъ (родъ краски) и дѣлятъ его между собою ложками, а платки рвутъ на ленточки и украшаютъ ими оленей. Намъ извѣстенъ случай, когда инородцы (это были, кажется, остяки), возмущенные такимъ съ ними расчетомъ, заявили бывшему сургутскому исправнику Кисѣеву на одного путешественника жалобу и вручили ему полученныя деньги и платки, отказываясь совершенно отъ вознагражденія.
Намъ хорошо извѣстно, что всѣ изслѣдователи и путешественники получаютъ отъ правительства довольно значительныя субсидіи или единовременныя, или даже ежегодныя. Кромѣ того, за всѣ доклады и рефераты, печатаемыя изслѣдователями, имъ платятъ гонораръ, достигающій также подъ часъ довольно крупной цыфры. Злые языки говорятъ у насъ, что нѣкоторые изслѣдователи нашего сѣвера съ большою любовью собирают ….. получаемыя суммы всѣхъ наименованій и частью кладутъ ихъ въ банкъ, частью покупаютъ процентныя бумаги. Путемь тщательнаго коллекціонерства имъ удалось составить довольно солидные капиталы. Бережливость, конечно, – не порокъ, все же не мѣшало бы подумать и о болѣе справедливой оплатѣ труда и затраченнаго времени своихъ товарищей по путешествію, хотя бы и невольныхъ. Интересно знать, неужели путешественники, о которыхъ я говорю, сидя въ своемъ тепломъ кабинетѣ, отрѣзывая купоны и подсчитывая проценты, никогда не задавали себѣ вопроса: «а что дѣлаютъ теперь обобранные мною самоѣды? Сыты ли они»? Если совесть этихъ героевъ начала подвергаться дѣйствію старческаго склероза и потому потеряла гибкость, то не сыграетъ ли настоящая моя замѣтка для нихъ роль цѣлебной сыворотки?! Вѣдь теперь сыворотка въ большой модѣ!»
Выходитъ, не хорошо, когда забываютъ, худо, когда «начинаютъ привлекать вниманіе»...
Самоѣдъ Аннинъ оказался достаточно развитымъ, чтобы литературно изложить свою жалобу въ печати.
Побольше бы такихъ инородцевъ! Печать и образованіе – таковы двѣ силы, которыя могли бы дать нѣкоторую защиту нашимъ инородцамъ. Но для этого нужень не суррогатъ грамоты, который преподносится инородцамъ въ церковныхъ школахъ.


UPD Благодаря подсказке Фишки_Анны (см. в комментах), останавливаюсь на версии, что "Карамандаш" Добелла в XX веке стал называться Большая Гарманда, в устье одноименной реки, а ныне - с. Эвенск, столица Северо-Эвенского района Магаданской области. До 1951 года райцентром был Наяхан ("Наяконна" Добелла), 17-ю километрами к западу по берегу Наяханской губы, упразднённый после наводнения.
Tags: Вычитал, История, Карандашёв
Subscribe

  • Прорыв

    Я получил по почте книгу - в признательность за то, что консультировал одного из авторов по некоторым вопросам. Книга называется "Записки о…

  • Владислав Петрович Крапивин. 1938-2020

    И его свердловская квартира на ул. Маршала Жукова. Точную дату ВП сам подписал - автографом к трилогии "Голубятня на жёлтой…

  • Не ходите, носороги, в Южную Дакоту.

    Это гора Рашмор в Южной Дакоте, фото начала XX века. А это гора в окрестностях Петропавловска-Камчатского, фото начала XXI века. Я для себя зову…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments

  • Прорыв

    Я получил по почте книгу - в признательность за то, что консультировал одного из авторов по некоторым вопросам. Книга называется "Записки о…

  • Владислав Петрович Крапивин. 1938-2020

    И его свердловская квартира на ул. Маршала Жукова. Точную дату ВП сам подписал - автографом к трилогии "Голубятня на жёлтой…

  • Не ходите, носороги, в Южную Дакоту.

    Это гора Рашмор в Южной Дакоте, фото начала XX века. А это гора в окрестностях Петропавловска-Камчатского, фото начала XXI века. Я для себя зову…