callmycow (callmycow) wrote,
callmycow
callmycow

Categories:

Дремучими тропами

Комментируя мой прошлый пост, lemming_drover (писатель Александр Громов) открыл для меня существование такого словесного приёма (тропа) как КАТАХРЕЗА. Это сочетание слов друг другу неподходящих. Ну, предположим, "кривозубый прищур". (Почему бы нет? Легко представить такую рожу.) Но поскольку все тропы строятся на небуквальных сочетаниях слов, то где граница между метафорой и катахрезой, между катахрезой и оксюмороном?
Словарной справкой тут не обойтись, но мне попалась учёная статья. Сам я ещё выводов для себя не сделал. Кроме того, что легче применить выражение, чем дать ему филологическое определение. Но пусть будет (в интернете это пдф, не люблю я их), для буквоедов меня побуквоедливее.

UPD Ну, какое-то понятие сложилось. Хотя бы чайничное.
Катахреза – сочетание слов, друг для друга не предназначенных, в буквальном значении нелепое. Если смысла в этом сочетании нет вообще, допустим, слова соединились случайно, или по ошибке, или от балды – то это по сути не катахреза, а просто ахинея (например, «Человек дождя»). Если соединены для красного словца, или для разрушения штампа, или с новым, неожиданным смыслом – это уже катахреза ("не слышу без очков"). Если катахреза стала привычным сочетанием – она уже не совсем катахреза (как «красные чернила»).
Катахреза занимает промежуточное положение между использованием метафоры – слова и выражения в переносном значении (как «убери грабли» в значении «руки»), – и оксюмороном, где для сочетания используется слово ровно в противоположном значении (как «закадычный враг»). Чёткой границы между этими приёмами нет. Например такое почти скальдическое определение джипа как «пожиратель дороги» имеет признаки как метафоры, так и катахрезы (ибо дорогу не едят).

Ну, по-умному всё, да с примерами - в статье ниже.


ФИЛОЛОГИЧЕСКИЕ БЕСЕДЫ
О КАТАХРЕЗЕ
© А. П. СКОВОРОДНИКОВ, доктор филологических наук
РУССКАЯ РЕЧЬ 2005, № 3, Сс. 68-74.
Катахреза, или катахреса, или катахрезис (греч. katachresis - злоупотребление) - термин, у которого не одно значение. От античной традиции ведет начало толкование стоящего за этим наименованием явления и как речевой ошибки (неправильного употребления слов), и как тропа (Античные теории языка и стиля (антология текстов). СПб, 1996. С. 236-237).
В редких случаях катахреза определяется только как ошибка, существующая в двух разновидностях. Так, В.П. Москвин пишет: «Первая из них заключается в противоречии между внутренними формами сочетающихся слов, например: "Он засыпал меня потоком слов". "Засыпать потоком нельзя, - отмечает в этой связи академик В.М. Жирмунский, - можно залить потоком" (или засыпать песком, - добавим мы). Вторая разновидность катахрезы состоит в противоречии между внутренней формой одного и смыслом другого слова в словосочетаниях типа: ужасная красавица, страшно красив (ср. настоящая красавица, очень красив)» (Москвин В.П. Стилистика русского языка: Приемы и средства выразительной и образной речи (общая классификация): Пособие для студентов. Волгоград, 2000. С. 120). "Вместе с тем, - замечает вышеназванный автор, - в языке немало катахрез, к которым мы уже привыкли, например, красные чернила, розовое белье, старый Новый год, путешествовать по морям, стрелять из ружья (стрелять от стрела) и др. <...> Принятые языком катахрезы с угасшей внутренней формой именуются обиходными. Обиходная катахреза не является стилистической ошибкой" (Москвин В.П. Указ. соч. С. 120).
Иногда говорят о катахрезе как о термине, имеющем два значения, причем эти значения формулируются по-разному: «Катахреза <...> метафора, не ощущаемая ошибкой речи или приемом поэтического стиля, напр.: "румяный взор свой осклабляет" (Державин)» (Современный словарь иностранных слов. М., 1992. С. 270).
Близко к этому определение катахрезы, данное О.С. Ахмановой, однако стилистически позитивное значение термина у нее поставлено на первое место: «Катахреза <...> 1. Троп, состоящий в употреблении слов в значениях, им естественно не принадлежащих, часто как разновидность гиперболической метафоры. Русск. Он глотнул глазами пространство <...>. 2. Употребление слова (или выражения) не в соответствии с "правильным" (этимологическим) его значением - нередко сделавшееся узуальным <...>; русск. красные чернила» (Ахманова О.С. Словарь лингвистических терминов. М., 1966. С. 189).
Э.М. Береговская отмечает, что «термин "катахреза" в его современном употреблении покрывает три разных понятия. В катахрезе видят, во-первых, распространенный речевой недочет, который заключается в сочетании слов, внутренняя форма которых (обоих или одного из них) делает их несовместимыми: У нее были стройные губы и голубые, слегка волнистые глаза. Во-вторых, трактуют как лексикализированный троп, средство номинации <...>: ручки кресла, крылья мельницы, листок бумаги <...>. И, в-третьих, катахрезу рассматривают как стилистический прием, который состоит в сочетании слова в переносном значении (метафоры или метонимии) со словом, имеющим прямое значение». Это значение термина "катахреза" иллюстрируется рядом примеров, в частности, таким: "В вареную круто погоду, / В самый жареный час / Сырая масса народу / В песке на пляже пеклась" (О. Григорьев) (Береговская Э.М. Материалы к словарю "Выразительные средства языка и речи" // Риторика <…> Лингвистика. Вып. 5: Сб. ст. Смоленск, 2004. С. 54-55).
К позитивной характеристике катахрезы склоняется Е.В. Клюев, рассматривая ее как разновидность метафоры. «В ряде учебных пособий, - пишет Е.В. Клюев, - катахреза рассматривалась как "метафора дурного вкуса", что, видимо, все-таки не вполне правомерно: непривычность метафоры может быть следствием не только языковых пристрастий автора (часто - слишком оригинальных), но и неподготовленности адресата, то есть отсутствия у него достаточного "метафорического опыта" как совокупности навыков воспринимать нетривиальные метафоры» (Клюев Е.В. Риторика (Инвенция. Диспозиция. Элокуция): Учебное пособие для вузов. М., 1999. С. 188). Механизмом осуществления катахрезы Е.В. Клюев считает "негативное использование закона непротиворечивости" (Клюев Е.В. Указ. соч. С. 188).
Однозначно позитивно характеризует катахрезу А. Богданов - как троп, «в котором эпитет противоречит по своему прямому значению определяемому им понятию или предмету. Таковы, напр., сочетания "сладкая горечь обид" (Лермонтов), "Красные чернила", "Женатый холостяк" (названия фильмов) и др. Чаще подобные тропы называют оксюморонами (...), учитывая, что они создаются посредством необычного употребления эпитетов» (Богданов А. Катахреза // Словарь литературоведческих терминов. Ред.-сост.: Л.И. Тимофеев и С.В. Тураев. М., 1974. С. 122-123).
Неоднозначность квалификаций катахрезы как стилистически позитивного явления проявляется также в несовпадении определений ее статуса разными авторами. Так, катахреза определяется как троп (Ахманова О.С. Указ. соч. С. 189; Богданов А. Указ. соч. С. 123; Общая риторика: Пер. с фр. /Ж. Дюбуа, Ф. Пир, А. Тринон и др. М., 1986. С. 176, 231), как "троп или фигурная амплификация" (Хазагеров Т.Г., Ширина Л.С. Общая риторика: Курс лекций; Словарь риторических приемов. Ростов н/Д, 1999. С. 235), как метафора (Гаспаров М.Л. Указ. соч. С. 152), как метафора и троп одновременно (Елисеев И.А., Полякова Л.Г. Словарь литературоведческих терминов. Ростов н/Д, 2002. С. 78), как фигура (Никитина С.Е., Васильева Н.В. Экспериментальный системный толковый словарь стилистических терминов. Принципы составления и избранные словарные статьи. М., 1996. С. 85), как прием (Квятковский А.П. Поэтический словарь. М., 1996. С. 131; Современный словарь иностранных слов. М., 1992. С. 270), как "тропеическое сочетание слов" (Береговская Э.М. Указ. соч. С. 54), как "сочетание противоречивых, но не контрастных по природе слов" (Граудина Л.К., Кочеткова Т.И. Русская риторика. М., 2001. С. 661), как "соединение противоречивых понятий" (Нелюбин Л.Л. Толковый переводческий словарь. М., 2003. С. 74).
Противоречиво охарактеризован статус катахрезы М.Р. Желтухиной. Представляя "результаты анализа лингвистической литературы по проблемам типологизации тропов и фигур", она то включает катахрезу в разряд тропеических грамматических фигур, то характеризует ее как лексический троп - разновидность метафоры (наряду с гиперболой, мейозисом, олицетворением, инопией) (Желтухина М.Р. Тропологическая суггестивность масс-медиального дискурса: о проблеме речевого воздействия тропов в языке СМИ: Монография. М. - Волгоград, 2003. С. 44-47).
Разночтения касаются также определения статуса таких узуальных выражений "обыденной речи", как "красные чернила", "подошва горы", "ножка стола" и под. Одни авторы (их большинство) считают, что в такого рода сочетаниях мы имеем дело с катахрезой, хотя и "стертой", утратившей свой экспрессивный потенциал (Например: Гаспаров М.Л. Указ. соч. С. 152; Квятковский А.П. Указ. соч. С. 131; Ахманова О.С. Указ. соч. С. 189; Общая риторика... С. 175-176), другие выводят такие сочетания слов за пределы понятия катахрезы (Петровский М.А. Катахреза // Литературная энциклопедия. М., 1925. С. 347-348. Точку зрения М.А. Петровского разделяют С.Е. Никитина и Н.В. Васильева, см. указ. соч. С. 84).
Для уточнения значения термина "катахреза" в системе элокутивных терминов, по-видимому, следует уяснить то общее содержание, которое лежит в основе всех его вышеуказанных осмыслений. Таким общим содержанием является мысль о семантически ненормативном сочетании слов в их основном значении. Если такое сочетание слов прагматически (в том числе - эстетически) мотивировано, мы имеем дело с риторическим (в данном случае - стилистическим) приемом, если нет, то - с речевой ошибкой. Полагаем, что называть такие ошибки катахрезой нецелесообразно, так как для их обозначения в ортологической практике существует термин "нарушение (границ) лексической сочетаемости" (Щербаков А.В. Нарушение лексической сочетаемости // Культура русской речи: Энциклопедический словарь-справочник. М., 2003. С. 336-337). Термин "катахреза" следует оставить за обозначением риторического приема, основанного на принципе мотивированного отклонения от нормы лексической сочетаемости, отграничив его от оксюморона - приема, также создаваемого на основе прагматически мотивированного отклонения от нормы лексической сочетаемости. Предлагаем следующее разграничение.
Сочетания слов, обозначающих логически несовместимые понятия, т.е. понятия, противоречащие друг другу (сочетание которых нарушает логический закон противоречия). Эти противоречащие друг другу понятия выражаются антонимами (языковыми или речевыми), которые, объединяясь в словосочетание, реже - в сочетание соподчиняющихся слов и даже в слово сложного состава, образуют оксюморон, например (здесь и далее в примерах выделения сделаны нами. -А.С.):
1. "Может, это неприятное удовольствие, которое меня охватило, и есть то самое, что мне хотелось узнать..." (Вен. Ерофеев); 2. "Это - несгибаемые диссиденты. Они весело изливают мрачное недовольство" (Вен. Ерофеев); 3. "Царица небесная! - с неподдельным притворным крестьянским испугом, будто это он, и только он, нанес князю рану, воскликнул Семен" (Вл. Сорокин); 4. "Веста подняла свои еще по-детски угловатые руки, опустила их на клавиши и запела нежно-грубым, неповторимым голосом подростка" (Вл. Сорокин).
Сочетания слов, выражающих понятия, которые находятся не в отношении противоречия (в логическом смысле), а в отношении онтологической несовместимости. Такие слова не являются антонимами, они выражают понятия, референты которых не соотносятся в реальной действительности (лежат в разных "онтологических плоскостях"). Мотивированные прагматически, такие сочетания слов составляют катахрезу, например: 5. "Кругом до самого горизонта разворачивалась бесчеловечная равнина, поросшая тоскливыми травами, угнетенными солнцем и ветром" (Вл. Сорокин); 6. "Александр сперва отмалчивался <...>. Но жена оказалась до заворота кишок настойчива" (Вл. Сорокин); 7. "Сейчас Петя не испытывал прежних чувств. Ему было внимательно тоскливо, и он не понимал, зачем он с цепью на шее пришел сюда" (Вл. Сорокин); 8. "Чем с тобой тут вонь слушать, лучше с инвалидом связаться" (Л. Петрушевская).
Приведенные примеры свидетельствуют о том, что часто катахреза создается соединением слов с конкретным и абстрактным значениями, а последний (8-й) пример согласуется с таким пониманием механизма катахрезы, который предполагает употребление "слов в значениях, не принадлежащих им с предметно-логической точки зрения, обычно в силу того, что сопоставляемые предметы и явления отражаются в сознании, поступая по совершенно разным каналам восприятий, объединяемых лишь на основе общего впечатления и оценки. Сплетня вкусна, господа (Достоевский). И плавает плач комариный... (Пастернак)" (Хазагеров Т.Г., Ширина Л.С. Указ. соч. С. 235).
Однако такого рода сочетания слов, обозначающих реалии, восприятие которых осуществляется "разными каналами", т.е. разными органами чувств, составляют лишь часть речевых фактов, соответствующих вышеозначенному пониманию катахрезы (См. выше илл. 5,6, 7). Кроме того, иногда встречаются сочетания таких слов, которые обозначают онтологически несовместимые реалии (предметы, явления, их свойства, процессы, действия и т.д.), имеющие физическую субстанцию, восприятие которых осуществляется не по разным, а по одному и тому же каналу. Например: 9. "Твои руки заточены на народные массы, а не на детей"; 10. "Он поднес ухо к своим пристально блестящим глазам (Вл. Сорокин).
Если считать основным признаком катахрезы онтологическую несовместимость референтов сочетающихся слов в их прямых значениях, следствием которой является "рождение" тропа, то, по-видимому, указанные выше примеры (илл. 9,10) следует признать катахрезой. В то же время нужно иметь в виду, что возможно такое сочетание слов с онтологически несовместимыми референтами, при которой "рождение" тропа представляется проблематичным. Например: 11. "Они все раскачивались и плакали, а внучек - тот даже заморгал от горя, всеми своими подмышками. .." (Вен. Ерофеев). (Ср. также илл. 6,7). Такие сочетания слов можно именовать катахрезой нетропеической разновидности.
К катахрезе следует отнести метафорическое олицетворение: 12. "Голос ее глотало тяжелое, спокойное молчание. Даже в лесу с отдаленно багровевшими верхушками не отзывалось обычное эхо" (А. Серафимович); 13. "В душе моей нестройным хором кричали вопросы, чуждые духу этой славной женщины" (М. Горький).
Морфосинтаксические модели катахрезы разнообразны. Э.М. Береговская выделяет семь моделей катахрезы (Береговская Э.М. Указ. соч. С. 55-56). По сути дела, катахреза может быть реализована во всех основных видах словосочетаний, а также в предикативном сочетании слов (см. выше илл. 9, 12, 13).
Катахреза чаще используется в художественных и художественно-публицистических текстах (прозе и поэзии), где ее основная функция -яркая, броская изобразительность. Например: 14. "Старая площадь поросла травой забвения" (М. Осоргин); 15. "В огне разложения горит что-то основное, сгорает душа народа" (Е. Кускова); 16. "Родина моя, просторная, терпеливая и безмолвная! / Зацвели твои белые сугробные поля/ цветом алым громким" (А. Ремизов).
Катахреза может стать стилистической доминантой целого художественного текста, как, например, в следующем стихотворении Б. Пастернака (сочетания слов, содержащие катахрезу, выделены нами. -А.С.):

Февраль. Достать чернил и плакать!
Писать о феврале навзрыд,
Пока грохочущая слякоть
Весною черною горит.

Достать пролетку.
За шесть гривен
Чрез благовест, чрез клик колес
Перенестись туда, где ливень
Еще шумней чернил и слез.

Где, как обугленные груши,
С деревьев тысячи грачей
Сорвутся в лужи и обрушат
Сухую грусть на дно очей.

Под ней проталины чернеют,
И ветер криками изрыт,
И чем случайней, тем вернее
Слагаются стихи навзрыд.

Изобразительно-эпатажный эффект некоторых произведений Вл. Сорокина достигается сквозным нагнетанием катахрез. Так, текст его "Сахарного воскресенья" пронизан катахрезами, осложненными окказиональностью эпитетов. Приведем два характерных примера: 17. "Борис и Оленька идут по карамельной мостовой Невского проспекта. Мятные руки Оленьки спрятаны в парномолочном нутре муфты. Борис паштетно обнимает ее за миндальную талию, быстро целует в застывший каймак щеки"; 18. "Шаляпин петрушечно-укропно вглядывается. Непропеченный калач его лица молочно морщится. Водочно-зверобойно-померанцевые слезы текут из пьяновишенных глаз певца". А текст того же автора, озаглавленный императивной формой "Жрать!", состоит из 392-х автономных инфинитивных конструкций такого типа (приводим начало текста):
19. "Жрать предгрозовую духоту.
Жрать полуденные тени тополей.
Жрать неуверенный профиль Анны в раскрытом окне.
Жрать торопливое прощание на черной лестнице".
Катахреза в изложенном здесь понимании встречается и в газетной публицистике, хотя значительно реже, чем в художественных текстах. Здесь она тяготеет к стандартизации (см. далее илл. 20, 21) и выполняет в основном, наряду с усилительно-изобразительной, (илл. 21, 22) характеризующе-оценочную функцию (илл. 23, 24, 25):
20. "Хлынул поток статей" (Лит. газета. 2002, № 30); 21. "Скандал разгорелся вокруг подписных листов некоторых кандидатов" (АиФ. 2003. № 33); 22. "Засверкали главы, заблестели кресты, задышали белизной обновленные своды" (Завтра. 2001. № 16); 23. "Питательный бульон чиновничьей исполнительности породил непревзойденные образцы залепушной фантазии..." (Лит. газета. 2002. № 18-19); 24. "Президенты автономий, кавказские деспоты, сибирские ханы, новоявленные князья русского Нечерноземья, шаманы северных народов, они превратили Россию в отхожее место, после того как сожрали, давясь, суверенитета, сколько хотели" (Завтра. 2000. № 27); 25. "Дефолт любви. Ребенок в интерьере новой семьи" (Лит. газета. 2002. № 28-29; заголовок).
И в художественных текстах, и в текстах публицистических катахреза может вступать в стилистическую конвергенцию, т.е. выполнять какую-либо стилистическую функцию совместно с другими приемами. Так, она может сочетаться с инверсией (илл. 12, 13), с нагнетанием (аккумуляцией) эпитетов (илл. 17, 18), с анафорой и синтаксическим параллелизмом (илл. 19, 22), с цепочкой собственно метафор (илл. 24).
Таким образом, катахреза представляет собой достаточно распространенный синкретичный (стилистико-параонтологический) риторический прием, достаточно распространенный в художественных и публицистических жанрах и особенно востребованный в постмодернистских текстах в силу тяготения этого литературного направления к гибридным формам, симулякрам и языковой игре.
Красноярск
Tags: Вдогонку, Слова
Subscribe

  • Это песня

    По саванне гуляет лирический слон, Величавый, развесистый слон. Весом тела семи с половиною тонн, Грациозен и очень умён. А вокруг скачут зебры,…

  • ТУРИСТЫ

    В пятницу с Альдебарана Прилетели два барана. Погуляли в зоопарке, Заглянули в супермаркет, Общипали весь газон (Благо, летний был сезон). Так ничем…

  • Лайки лайке

    Автограф моей лайки (Кобель, 4 года) Собирает лайки Собачьего народа. И в этом сучьи дети Пример и мастер-класс - Изобрели соцсети Гораздо раньше…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments