callmycow (callmycow) wrote,
callmycow
callmycow

Category:

БКхЗЛ (из самодольских сказок)

"Напиши сказку про Зелёное Лентяйство и бытовой компьютер БК", - попросила кума в одном из писем. Я дежурил в травмпункте на окраине Свердловска и написал такую сказку в промежутках между покалеченными. Я, правда, не знал, как выглядит компьютер "БК". А теперь это и подавно несущественно. Это ретро. Но ЗЛ торжествует!

История эта произошла в городе Самодоле еще в семьдесят каком-то году. Но только теперь настало время всей правды.
В конце второго квартала в центральный универмаг Самодола поступил новый товар.
— Куда его, Афанасий Степанович? — спросила директора товароведша.
Директор посмотрел. Картонная упаковка цвета хаки и ярлык: “Бытовой компьютер БК, артикул такой-то, цена 1 руб. 07 коп”. Внутри упаковки — пластмассовый корпус с мутным экранчиком, набором кнопочек и щелью для перфоленты. Афанасий Степанович поморщился:
— Батареек, само собой, нету. Ладно. В отдел игрушек.
Посетители сразу обратили внимание на необычный товар, но покупать не спешили. Черт знает, что за игрушка. Да еще рубль семь. Это старыми червонец с лишним. И без батареек. Один мужчина в шляпе три раза доставал деньги и прятал обратно.
Наконец, к прилавку протолкались два второклассника и высыпали из монпасейной банки рубль семь мелочью. Понажимав кнопки, они убедились, что игрушка отлично обходится безо всяких батареек, что она знает трижды два и дважды три, и даже семнадцатью восемь! И тут же дяденька в шляпе приобрел сразу два компьютера. И торговля пошла! Вскоре продавщицы кричали:
— За компьютерами не занимайте! Галя, рупь семь не бей!
Но привезли новую партию компьютеров, и покупательский ажиотаж всё возрастал. В нагрузку разошлись бесформенные мишки цвета пыли, лысеющие куклы Наташи и даже лишние инструкции от моделей “сделай сам”. И никто не требовал книгу жалоб. Прошел слух, что надпись на ярлыке ошибочная, что машинка стоит не то семьсот, не то тысячу семьсот, и надо хватать, пока не спохватились. А компьютеры всё не кончались, они оккупировали полки ЦУМа, словно империалистический капитал экономику слаборазвитых стран... Директор Афанасий Степанович сходил с ума от радости за квартальный план и тщетно выяснял, кого благодарить.
Вечером магазин удалось-таки закрыть. За ночь компьютеры обросли легендами, и ранний рассвет застал перед ЦУМом очередь, похожую на майскую демонстрацию, только без кумача и портретов. В очереди рассказывали, что один студент уже доказал на компьютере теорему Ферма двумя способами. Что с компьютером можно играть в сотню разных игр. Что он даже работает как телевизор и ловит Будапешт.
Утром директор ЦУМа на работу не вышел. Комсомольско-молодежный коллектив продавщиц сбивался с ног. Все кассы работали на отдел игрушек, кончалась лента, срабатывались литеры “рубль семь”. Сработалась кассирша Галя... И тогда кто-то догадался установить в кассовой кабинке компьютер. Из его щели потянулась бесконечная лента: “Рубль семь, рубль семь”. Деньги покупатели готовили заранее и бросали в мешок.
— По одной коробке в руки! — кричали бабушки, которые еще вчера думали, что компьютер — это вроде бюстгальтера. — Вы здеся не стояли! — кричали бабушки.
...В ближайшие дни Самодол стал самым компьютеризованным городом Солнечной системы. “БК” являл собой чудо! Он действительно принимал программы из Будапешта и Бухареста, Нью-Йорка и Вашингтона, Токио и Киото, Турина и Туринска. Он дублировал передачи на язык хозяина. Один самодольский дворник как раз в это время изучал язык туарегов методом погружения. И специально для него компьютер заставил гамбургскую группу “Голден Ай” петь на туарежском языке, которого ни один туарег бы не понял (зато понимал дворник). Добавим, на том же диалекте компьютер печатал для дворника утренний выпуск газеты “Гудок” и журнал “Плейгёрл”.
Постепенно компьютеры налаживали связи между собой и скоро совершенно заменили телефон. Перестали ходить на работу люди умственного труда: инженеры, бюрократы, учителя... Профессора в час лекции появлялись перед студентами на домашних экранах. Впрочем, студент в это время мог смотреть чемпионат по фристайлу из Торонто, а потом получить от компьютера кратенький конспект. Участковые терапевты сидели дома, через компьютер слушали жалобы и сердечные шумы; компьютер же выдавал больному рецепт и бюллетень с печатью. Всего в три дня в Самодоле была завершена тотальная диспансеризация. Какое-то время люди выползали из дому за продуктами. Тогда компьютерная бумага стала вкусно пахнуть и оказалась вполне питательной. Еще ходили на работу хирурги, движимые гипертрофированным чувством долга. Но травматизм в Самодоле уже упал до нуля, а с переходом на питание компьютерной бумагой перестали болеть животы. Последний аппендицит случился у заключенного следственного изолятора С. Валькова и оказался симуляцией. Стояло дать заключенным по компьютеру, и такие инциденты прекратились. Даже для слепоглухонемых компьютер транслировал прямо в мозг галлюцинации на занимательные сюжеты.
Во всем городе не поддался компьютерной заразе лишь один человек. По специальности грузчик, по призванию — экстрасенс. По имени Мурзик. Мурзихан Шаригзянович Мухтаров. Экстрасенсы в Самодоле не могли работать по призванию... Корыстных экстрасенсов пресекали органы правопорядка, а бескорыстным — таким, как Мурзик — давали приют психиатры по адресу: ул. Бякина, восемь. Сейчас в доме на Бякина, восемь царила идиллия. Тихие играли с компьютерами в крестики-нолики. Буйные стучали по клавишам кулаками и с любопытством смотрели на экран. Что бы там ни появилось, все равно было смешно. Маньяки сладко спали, и во сне каждый получал, что хотел: гений — памятник при жизни, марсианин — звездолет для отправки домой, садист становился директором концлагеря. Сны эти навевал, понятно, компьютер. Старушки-нянечки вязали носки перед экраном в ординаторской. Изредка по компьютерной связи заглядывал из дому главврач и оставался доволен.
А Мурзик Мухтаров сбежал из больницы. Бросаясь из стороны в сторону, выписывая крюки и петли, носился он по безлюдным улицам и бормотал: “Кыш от меня! Кыш! Не тронь, мерзость!” Две собаки дрались за клок компьютерной бумаги. Молодой лев вышел из-за угла и радостно бросился к Мурзику. Видно, какой-то гуманист, прежде чем уйти в компьютерную нирвану, распахнул в зоопарке все клетки. Лев хотел кушать и соскучился по людям. Мурзик разбил витрину гастронома, накормил зверя холодными бройлерами, а сам побежал дальше все тем же неровным зигзагом. Мурзик заходил в квартиры, тряс людей за плечи, звал на улицу, а они только отмахивались, ну в лучшем случае предлагали согреть себе в кухне чаю (заварка и сахар — на полке), и Мурзик не обижался. Дело в том, что люди не видели, а он, будучи экстрасенсом, ВИДЕЛ, как от компьютеров идут зеленые нити. Как оплетают они людей зеленым паутинным гамаком, как, свиваясь меж собой в зеленые канаты, образуют над городом густую зеленую сеть с узлами и змееобразными побегами. Оттого Мурзик и бежал зигзагом, что шарахался от этих побегов, от зеленой мерзости...
Проведя ночь в канализационном люке, наутро он продолжил скитания по городу. И — повезло! — встретил вышедших из лесу геологов. Безжизненные улицы и Мурзиков бред внесли смятение в их мужественные души. Вместе с Мурзиком геологи ушли обратно в тайгу… Зеленые побеги, увязавшиеся было следом, вскоре отстали. Через два дня пути геологи вышли на связь с облцентром и вызвали на себя вертолет санавиации.
А облцентр и не знал, что творится в Самодоле. Правда, самодольский аэропорт вот уже вторую неделю не принимал самолетов. И правда, был день, когда обрывалась всякая связь с Самодолом. Но связь давно восстановилась, теперь город отвечал на звонки и телеграммы, сообщал о трудовых успехах и о нелетной погоде... Это теперь нам ясно, что проклятые компьютеры овладели средствами связи и моделировали голоса абонентов. А тогда Мурзика и геологов чуть не отправили прямо с аэродрома опять же в психбольницу. Хорошо, догадались прежде сообщить в КГБ. На аэродром примчался лично полковник Николай Нидвораев. Он располагал данными из космоса, что никакой нелетной погоды над Самодолом быть не может.
Здесь мы сделаем экскурс в прошлое. Споры Зеленого Лентяйства (ЗЛ) проникли на Землю еще в доледниковое время и уже тогда чуть не погубили человечество. Но под натиском ледников ЗЛ отступило к экватору и там сотни веков прозябало в сапрофитной форме. (Полагают, именно поэтому развитие многих экваториальных племен остановилось на первобытном уровне). В 1965 году американец с французской фамилией Лелюгри впервые выделил ЗЛ из крови гвинейского негра. После смерти Лелюгри в 1970 году работу над ЗЛ возглавил военный биолог Д. Старр. именноон в своем центре в штате Сев. Охламонта культивировал штамм Зеленого Лентяйства, способный симбиотировать с компьютерными системами. Народ США не знает, кто спас его от чумы пострашнее СПИДа. В то время даже сам Д. Старр определял присутствие ЗЛ только по косвенным признакам. И лишь заботами советских разведчиков Зеленое Лентяйство не вырвалось за пределы лаборатории.
Самодольская диверсия — дело рук легендарного суперагента Дж. Догсона. Чертежи компьютера Догсону дала вдова неизвестного у нас советского изобретателя, который повесился, отчаявшись хоть что-нибудь запатентовать. К этим чертежам Догсон сфабриковал два чемодана гербовой макулатуры: приказов, заказов, накладных, докладных, циркуляров, формуляров и пр., и пр. В результате номерной завод, производивший до того электронную начинку для ручных гранат, перешел на мирные рельсы и стал выпускать компьютеры.
Стражи нашей безопасности эту диверсию, признаемся, прошляпили. Но спустя два часа с момента прибытия в облцентр Мурзика с геологами над Самодолом распахнулись парашюты десанта КГБ. Глядя на город через экстрасенсорные очки, мужественные парни сноровисто поводили раструбами хи-лучеметов. Обрубки зелени падали на крыши, на асфальт и исчезали в корчах. Всемогущие компьютеры, лишенные зеленой сети, глупели на глазах, и запас энергии в них, прежде пополнявшийся от солнца, скоро иссяк. Бесполезные теперь пластмассовые коробки у самодоличей изъяли, но каждый мог, доплатив разницу, получить взамен добротный калькулятор “Электроника” с государственным знаком качества.
Всё, что было, прошло, как странный сон. Лишь осталась в Самодоле привычка пробовать бумажные деньги на зуб — не съедобные ли.
Бывший грузчик М. Ш. Мухтаров уехал из Самодола, и теперь где-то работает по призванию. Экстрасенсом.
Согласен, история эта выглядит сказкой. Но не зря же нас берегут от компьютеров.
1986 г.
Tags: Мои архивы, Сказка
Subscribe

  • Яхта заплыла

    Мыс Средний и мыс Станицкого с маяком. А движется мимо них ледокольная яхта, которую Яндекс распознаёт как принадлежащую Олегу Тинькову. Богатей,…

  • В храме был

    В Морском Соборе Петропавловска-Камчатского. (15 мая это было.) Я не религиозный, в собор пошёл по делу: мне сказали, что там на стенах доски с…

  • Крест над обрывом - 2

    Про то, как я углядел на Никольской сопке деревянный крест МОЖНО КАРТИНКИ ПОСМОТРЕТЬ ЗДЕСЬ Я заметил его случайно, осматривая гребень сопки в…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments