callmycow (callmycow) wrote,
callmycow
callmycow

Урок географии для британского адмиралтейства

Попалась свежая (субботняя) заметка из Illustrated London News (Saturday, December 22, 1855; pg. 714).
Перевожу.

THE RUSSIANS IN THE PACIFIC.
(From a Correspondent.)

Шлю вам несколько строк о делах нашей эскадры в здешних морях за минувшее лето. Для географов, возможно, будут интересны новые уточнения относительно пары мест.
Как известно, остров Сахалин и пролив, отделяющий его от Маньчжурии, прежде не были толком обследованы. Лаперуз, Бротон, Крузенштерн – каждый привнёс свою толику в общую копилку сведений, но никто из них так и не установил определённо, является ли эта terra incognita островом или же полуостровом.
Лаперуз поначалу держался старого мнения, что великая река Амур впадает в пролив Чока, делящий остров на две части: южная часть, как предполагалось, переходит в землю Гедзо; северная часть могла быть самостоятельным островом, либо связана с цепью островов, тянущейся на северо-восток, к Камчатке. Но тут Лаперуз сам убедился в своей ошибке, когда, идя Татарским проливом на север, увидел, что восточный берег сближается с материковым. Достигнув широты 51°30', он расспросил гиляков, обитающих на тех берегах, и узнал, что большому кораблю дальше не пройти; опасаясь, что южные ветры его запрут в проливе, он решил, что остров Сахалин был связан с материком узким песчаным намывом, над которым если что и можно протащить по приливу, то разве и лодчонки «индейцев», населяющих смежные берега.
Бротон продвинулся на девять миль севернее, чем Лаперуз, но, видя, что фарватер со всех сторон окружён дюнами и барами, он также пришел к выводу, что никакой возможности нет пройти через Татарский Залив в Сахалинский залив и далее обследовать Охотское море.
Крузенштерн разведывал северо-восточные берега острова, он обнаружил, что великий поток из Амура устремляется на север, и таким образом подтвердил идею Лаперуза об отсутствии прохода на юг.
Сейчас мы по совокупности косвенных сведений полагаем, что единственный практически возможный вход в большой лиман Амура находится с юга. Видеть мы его ещё не видели, но сомнений немного. Очевидно, что узкий промежуток между материком и островом постепенно заполняется намывным грунтом из великой реки. Такую вероятность указывает и характер северной части острова, и априорное умозаключение, что прежде существовал пролив прямо к Охотскому морю, деливший остров на две части. Постепенно он обмелел и заглох, а по прошествии лет и главный пролив, северно-южного направления, почти исчез, и всё же в нём остаётся ещё глубокий, хоть и узкий проход; во всяком случае, мы готовы верить, что русский фрегат "Паллада", 50 пуш., и, вероятно, "Аврора", ускользнули в тайные закоулки Амура через этот проход и теперь безмятежно прохлаждаются вне нашей досягаемости.
Несколько дней мы пробирались к северному проходу в реку (тогда нам попался бриг «Охотск»), но результат разведки был отрицательный: нет с этой стороны прохода, даже и для малых судов, с осадкой меньше сколь-либо значительной.
Второй факт, на который я хотел бы обратить ваше внимание – существование значительного и просторного порта Аяна, или «Ян», на северо-западном побережье Охотского моря (56°25'30" N, 138°25' O). Здесь сосредоточены большие склады Русско-Американской меховой компании. Место красивое и как гавань много предпочтительнее Охотска. В городе около 300 жителей, губернатор, и агент компании. Есть православная церковь, и дважды в год приезжает архиепископ Восточной Сибири. Мы нашли город брошенным: пушки исчезли (какие были), склады пусты, за исключением частного заведения одного из вездесущих американских торгашей. Агент компании, однако, вернулся в город не дожидаясь нашего ухода, он оказался хорошим парнем, бегло говорил по-английски . Гавань Аяна трудно разглядеть с моря, но можно сориентироваться по глубокому заливу северо-восточнее и по остроконечным скалам с востока. С западной стороны внешней гавани подстерегает опасный риф.
В этой гавани мы воссоединились с кораблём её величества "Barracouta", который захватил бременский бриг «Greta», везший 270 русских моряков, остаток экипажа "Дианы", в Петропавловск.
Захват «Греты» и уничтожение брига «Охотск» и есть наши главные и единственные успехи против русских в этих водах. Истории, достойные отдельной повести, но не для моего пера, их вам поведает кто-нибудь другой.
А мы вот-вот отправимся снова на север.
Nagasaki, Sept. 29,1856. S. B., H.M.S. Sibylle.

Правильно пишется «Sybille» (я тоже всё время путаю где ставить игрек). Автор заметки "S. B." – Samuel Beal, Chaplain and Naval Instructor. Т.е. капеллан и по совместительству морской инструктор (это, по-моему, помощник по воспитательной работе).

Оригинал для особо дотошных.

THE RUSSIANS IN THE PACIFIC.
(From a Correspondent.)
Illustrated London News (London, England), Saturday, December 22, 1855; pg. 714
I send you a few lines relative to the proceedings of our squadron in these seas during the last summer.
There are two points which may, perhaps, be interesting to the geographer, about which we are now in a position to offer some certain data. You are aware that the island of Saghalien and the strait separating it from Mandchuria have never been thoroughly surveyed. La Perouse, Broughton, and Krusenstern, have each contributed their quota of information to the general stock, but neither of them satisfactorily settled the question of the insular or peninsular character of this incognita terra. La Perouse was at first of the old opinion— that opposite the mouth of the great river Amur was the Strait of Tchoka, dividing the island into two parts : the southern part he supposed to be joined to the inland of Gezo; the northern to be an island of itself, or connected with a chain of islands running in a north-east direction towards Kamchatka. In this, however, he found his error, for, on ascending north, up the Strait of Tartary, he discovered that the eastern land gradually converged towards the main; and, having ascended as far north as lat. 51 deg. 30 min., on receiving accounts from the Ghiliak tribes which occupy the seaboard on the Tartary side that there was no passage for any large ship, and being, moreover, afraid of detention by southerly winds, he made up his mind that the island of Saghalien was connected with the main land by a narrow and shoal belt of sand, over which it was barely possible at certain tides to drag the shallops and smaller boats of the Indians who inhabit the contiguous coast. Broughton advanced nine miles further north than La Perouse, but, finding the channel closed on all sides by low dunes, or sandhills, he also concluded that there was no passage at all through the Gulf of Tartary into the Gulf of Saghalien and the Ochotsk Sea. Krusenstern's survey was confined to the north-eastern side of the island ; he, however, discovered that the great channel of the Amur River was to the north, and thus confirmed the idea of La Perouse as to the non-existence of any southern passage.
From various premises we are now of opinion that the only practicable entrance into the great cess-gulf of the Amur is from the southward. We certainly have not yet arrived at positive demonstration, but, short of that, there can be little doubt on the subject. It is clear that the narrow between the main land and the island have been gradually formed by the subsidence of detritus brought down by the great river. It is probable, from the character of the northern part of the island, as well as from a priori reasoning, that there did formerly exist a channel into the broad waters of the Ochotsk Sea, dividing the island into two portions. This having been gradually choked, the strait has disappeared; and, after the lapse of years, the main channel, north and south, has well nigh disappeared also. Yet that there does still exist a deep though contracted passage is nearly demonstrable; at any rate, we are tolerably sure that the Russian frigate Pallas, 50, and probably the Aurora, have escaped into the intricacies of the Amur, through this passage, and are now riding in comparative safety beyond our reach.
We were engaged at the northern entrance of the river (where we encountered the Ochotsk brig) for several days; and the result of the survey was that no practicable passage existed in that direction, not even for small ships, much less for those of any considerable draught.
The second fact to which I wish to call your notice is the existence of the considerable and commodious port of Aian, or Jan, on the northwestern side of the Ochotsk Sea. This port is the great depot for the Russian and American Fur Company (lat. 56° 25' 30", long. 138° 25' E), and is far preferable as an anchorage to that of the town of Ochotsk. It is a pretty place, containing about 300 inhabitants, a Governor, and an agent of the company. It has a Greek church, and is visited twice a year by the Archbishop of Eastern Siberia. We found the town deserted. The guns (such as they were) had disappeared, and the stores were empty, excepting a ubiquitous American trader, who had established a little independent godown of his own. The Company's agent, however, returned to the town during our stay, and proved to be a very good fellow, speaking English with facility. The harbour of Aian is difficult to recognise from seaward, but may be known by a very deep bay to the northward and eastward, and by some extraordinary pinnacle rocks at the eastern entrance. There is a dangerous reef on the western side of the outward harbour.
It was at this harbour that we were joined by her Majesty's ship Barracouta, who had captured a Bremen brig (Greta), conveying 270 Russian sailors, remnant of the crew of the Diana, to Petropolski.
Except this and the destruction of the Ochotsk we have done nothing towards the capture of the Russians in these sets. Hereby certainly hangs a tale, but not for my pen; you will hear of it elsewhere.
We are about to sail again for the north.
Nagasaki, Sept. 29,1856. S. B., H.M.S. Sibylle.
Tags: История, Крымская война на Камчатке, Мой перевод, Перевод
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Крест над обрывом

    Пару дней назад приметил на Никольской сопке крест. Не замечал его раньше. Вряд ли он памяти англо-французского десанта. Но любопытно…

  • Тринидад (без Тобаго)

    Вот такая версия подвига Семёна Удалова: - из книги А. Ф. Погосского "Оборона Севастополя". Это четвёртое издание рассказов для народа,…

  • Прорыв

    Я получил по почте книгу - в признательность за то, что консультировал одного из авторов по некоторым вопросам. Книга называется "Записки о…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments

Recent Posts from This Journal

  • Крест над обрывом

    Пару дней назад приметил на Никольской сопке крест. Не замечал его раньше. Вряд ли он памяти англо-французского десанта. Но любопытно…

  • Тринидад (без Тобаго)

    Вот такая версия подвига Семёна Удалова: - из книги А. Ф. Погосского "Оборона Севастополя". Это четвёртое издание рассказов для народа,…

  • Прорыв

    Я получил по почте книгу - в признательность за то, что консультировал одного из авторов по некоторым вопросам. Книга называется "Записки о…