callmycow (callmycow) wrote,
callmycow
callmycow

Category:

"…смутный хаос, над которым парил Ангел-истребитель" (1)

В заголовок вынесена цитата из статьи прапорщика морской артиллерии Свенторжецкого, которую я и хочу выложить. Картинку к этой статье тоже нарисовал он, Свенторжецкий Владимир Станиславович. (Кликабельно, надеюсь.)



Всё-таки сначала предисловие: как меня на эту статью вынесло и что я в ней искал.
Несколько недель назад в журнале lot1959 возникла полемика:
что такое британский cockpit и что такое русский кубрик в парусную эпоху. Пересказывать не буду, там много. Антагонистических разногласий между полемистами нет, всё упирается в пресловутый "дрейф" понятий, когда слово по каким-то причинам меняет своё значение, и уследить за хронологией этого процесса определённо не удаётся. Хотя можно попытаться определиться в пространстве и терминологии для конкретного корабля в конкретный момент истории. Одним из интересующих всех нас кораблей является русский фрегат "Аврора" в дальневосточную кампанию 1853-1856 г. И вот в один из комментариев я приплёл "показания" доктора А.В. Мерцалова. (Морской сборникъ, 1868, № 10, статья "Вычисления вместимости и аэрации парусныхь судовъ".) Аэрация – это вентиляция, должен же экипаж чем-то дышать. Отрывок статьи:
«…III. ФРЕГАТ «АВРОРА».
а) Капитанская каюта. Вместимость ее равна 5133 куб. ф. Аэрация: люки 5,6 кв. ф. и четыре пушечных порта 30 кв. ф., всего 35,6 кв. ф.
b) Батарейная палуба. Вместимость ее 30 780 куб. ф. Из этого
исключить: мачты 91,46 куб. ф.; шпиль 39,28 куб.ф.; курятник
104,62 куб. ф.; битенги 48 куб. ф.; камбуз 130 куб. ф.; клотики
131 куб. ф., всего 544,36 куб. ф., за вычетом которых
остается 30 235,64 куб. ф. Эта палуба имеет аэрацию чрез люки
в 372,15 кв. ф. и 28 пушечных портов 215 кв.ф., всего 687,15 кв. ф.
с) Кубрик. Кают-компания. Вместимость ее 2475 куб. ф. и принадлежащих к ней 10 офицерских кают 1132,45 куб. ф., вместе составит 3607,45 куб. ф. Аэрация чрез люки 54 кв. ф.
d) Жилая палуба. Вместимость ее 23 412,5 куб. ф. Из этого исключить: офицерские каюты и лазарет 2103,8 куб. ф.; рундуки 1476 куб. ф.; две мачты 78 куб. ф.; парусный ящик 363 куб. ф.; всего 4020,8 куб. ф., за вычетом которых остается 19 391,7 куб. ф. Аэрацию составляют люки 116,8 кв. ф.
Число команды 304 человека, офицеров 21, юнкеров 10 (шханечный журнал 1854 г.). Общая вместимость двух палуб. ... 49 627,34 куб. ф.
что дает: на каждаго человека..... 163,28 — —
на якоре........ 217,6 — —
в море......... 326,56 — —
Вся площадь аэрации в двух палубах 488,95 кв. ф., что дает:
на каждаго человека.......... 1,60 кв. ф.
— три четверти экипажа.......2,14 — —
— половину...........3,20 — — »

Ничего эта статья не прояснила, наоборот, озадачила: почему Мерцалов капитанскую кабину считает отдельно от батарейной палубы (тогда как мы привыкли полагать, что именно в этой палубе кап. каюта и находилась); почему в перечислении палуб кубрик оказывается между жилой и батарейной палубами? Мерцалов ли путает, или не понимаем мы, или понятия успели "сдрейфовать"?
Ближе к концу статьи Мерцалов, как бы объясняя свою озабоченность вопросами аэрации, делится воспомининиями героической своей молодости:
«В достопамятный для нас день 28 июля 1855 г., мы испытали и другие неприятности, относящиеся к нашей профессии, между которыми укажем еще на одну, имеющую отношение к рассматриваемому нами вопросу. В средине самого разгара неприятельскаго огня, бомба, чрез грот-люк, проникла на кубрик и здесь разорвалась. Вероятно, уже во время своего шествия она разрушила трапы, но по крайней мере после разрыва ее не осталось и следов единственнаго сообщения с кубричным миром; в то же время затлелись перлиня, в расположенном здесь канатном ящике. Наше подводное зало наполнилось быстро таким удушающим дымом, что пришлось сесть, да еще нагнуться, потому что только у самой палубы, фута на два, остался слой воздуха, способный для дыхания. За этою непредвиденною случайностию, конечно, воспоследовало известного рода замешательство; так что, покуда открыли следующий люк, чтобы дать возможность выходу дыма, без чего нельзя было вступить на кубрик; покуда восстановили сообщение в грот-люке, нашли место затлевших канатов и т. д., препровождение к нам раненых остановилось, как должно думать, на полчаса, потому что, потом сразу спустили 32 человека. Этот час был одним из тягостнейших часов в нашей жизни!»
Этот отрывок привёл уже lot1959, озадачив ещё более: как это бомба влетела через грот-люк сразу на кубрик, «в подводное зало», – как же она миновала вышележащие палубы?
Вот я и решил уточнить – а что за достопамятный бой имел в виду Дмитрий Васильич? Уточнил. В Крымскую войну Д.В. Мерцалов – младший врач 23 флотскаго экипажа – был награжден «Анной» за оказание помощи раненым во время бомбардировки Свеаборга. Дату он называет: 28 июля 1855 г. – тот самый бой и есть. Под расстрелом неприятельской армады были наши линейные корабли "Иезикииль" (один раненый) и "Россия" (убито 11 чел., ранено 89). Вот на «России» Мерцалов и был.
А описание этого боя дал Владимир Свенторжецкий. Он, между прочим, объясняет и то, каким образом бомбы проникали в нижние палубы, описывает и задымление, и работу хирургов в кубрике во всех душевных подробностях. Среди многих раненых был только один офицер – сам Свенторжецкий это и был. Потому статью он подписал полупсевдонимом: «В. С-й».

КОРАБЛЬ « РОССИЯ» ВО ВРЕМЯ БОМБАРДИРОВАНИЯ СВЕАБОРГА
(Морской Сборник, 1855, Ноябрь, отдел учебно-литературный, сс. 178-200.)

120-ти пушечному кораблю «Россия» еще в прошедшее лето назначено было занять место между крепостию Густафс-Свертом и островом Скотландом, прямо посредине узкого фарватера, единственного пути, чрез который могут большие корабли проникнуть на Свеаборгский рейд; потому понятно, как важен был пункт, занимаемый этим кораблем.
С раннею весною показались флаги неприятельского флота; не один раз подходили неприятельские суда к крепости, конечно на приличное расстояние, как было видно, занимались рисовкою ландшафтов дикой Финляндской природы и грозных укреплений Свеаборга. Всему свету известно было, какую армаду выслала Англия в Балтийское море и в каких выражениях герой ее, знаменитый Непир, грозил Свеаборгу, обещая не оставить в нем камня на камне и уничтожить все, где только увидит Русский флаг, и даже, кажется, собирался всех нас перерезать, судя по приказанию, отданному им своим матросам - наточит острые ножи свои. Несмотря на явное хвастовство начальника победоносного флота, флаги его в начале кампании возбуждали в нас воинственную отвагу и заставляли кровь быстрее обращаться в жилах. Мы с нетерпением готовились доказать ему, что обещания его не так легко исполнить, как это ему кажется в кабинете или за стаканом хорошего вина, и что наши пушки заряжаются также не цветами. Но не долго возбуждались в нас эти чувства, скоро мы убедились, что великолепный флот пришел в Балтику для истребления частной собственности бедных Финляндцев, и впоследствии грозный флот его совершенно не обращал на себя нашего внимания. Мы, как и в мирное время, отлично провели все лето и весело окончили кампанию, как надеемся и ныне.
Наступил и 55-й год, появился снова неприятельский флот; мы заняли по-прежнему пост свой и дни тянулись за днями, месяц за месяцем, в напрасных ожиданиях посмотреть на удальство и изобретательность союзников. Новый предводитель их наследовал вполне качества своего предшественника, опять начались постыдные грабежи и пожары беззащитных деревень и городков, обирание лайб с салакой и дровами и тому подобные подвиги. Правда, иногда проявлялось в некоторых из них благородное желание атаковать незначительные укрепления в разных местах Финляндии; но обыкновенно, после нескольких часов бесплодной перестрелки, где противу одной нашей пушки приходилось 10 неприятельских, суда грозного, первого в мире флота уходили, недосчитываясь многих в своем экипаже. Новый предводитель наследовал также и невнимание к его силам, которое сообщилось уже нижним чинам нашим. Я не привожу здесь тысячи насмешек, которыми всегда осыпали наши матросы, всякий неприятельский флаг, показывающийся в виду Свеаборга; но мне хотелось бы показать какое равнодушие, чуть не презрение возбуждали к себе враги наши; и как часто оно бессознательно выражалось в их поступках. Не один раз бывало, случалось слышать, что на вопрос вахтенного офицера «не видно ли в море чего-нибудь», матрос, наблюдавший с марса, смело и положительно давал ответь: «ничего не видать!» На строгое замечание, что он лжет; потому, что с юта видны суда, отвечал торопливо; «да это, В.Б., опять каких-то два корабля». Вот как сильно было обаяние могущественного флота: их два корабля Русский матрос не хочет считать за неприятеля, о котором следовало 6ы уведомить. Как бы страдало при этом самолюбие Альбиона, если бы он мог слышать это. Его грозные деревянные стены, как он называет флот свой заставили смотреть на себя, как на посудину, пришедшую бесплодно мутить воду в нашем заливе. Много можно было бы привести и других подобных примеров, которые часто, вместо взысканий, невольно заставляли смеяться и служили лучшим доказательством отваги и добродушия наших скромных матросов.
Июль был уже на исходе. Скоро холодная и бурливая осень прогонит гостей наших домой, говорили мы часто, но наконец ошиблись. 24-го июля, часу в 5-м пополудни, на горизонте показалась темная полоса; мало-помалу она росла и увеличивалась; как бы черной лентой опоясался видимый горизонт и хорошие трубы могли различать целый лес движущихся мачт. «К нам, к нам идут!» – говорили одни. – «Нет, вероятно, делают маневры», – отвечали другие; но скоро спор прекратился. Чрез час хорошо уже можно было видеть, что курс неприятельского флота направлен к Свеаборгу; мы уже различали корабли, фрегаты, канонерские лодки, идущие впереди, между тем как суда в арьергарде казались все еще темными точками, на ясной лазури неба. Долго мы считали врагов своих, наконец сосчитали, около 80-ти вымпелов. Неприятель становился на якорь, по-видимому без всякого порядка; на другой день с раннего утра он начал расстанавливать линию бомбард и канонирских лодок, начиная от острова Грохара до Реншера. Зная, что в продолжение двух лет неприятель уже должен был ознакомиться со всею местностию и с нашими средствами, мы полагали, что он тотчас же, как стянет в линию, откроет огонь. Но день прошел спокойно, за ним другой так же, и в конце третьего дня мы опят погрузились в прежнее безмятежное спокойствие и не раз спрашивали друг друга, зачем они пришли? И неужели все дело кончится одной угрозой?
Мне не раз случалось слышать от людей достаточно окуренных пороховым дымом, что накануне важных или жестоких сражений, сладкий и спокойный сон смыкает веки ратников. Не знаю до какой степени это справедливо, но я согласен с этим, потому что в ночь с 27 на 28 число я спал крепким и спокойным сном, до самого первого выстрела, хотя совершенно не был ничем утомлен в продолжении предыдущего дня.
«Вставайте, вставайте, Ваше Благородие!» – повторял вестовой. – «Что такое?» – «Да Англичанин начал палить, и уже бушприт нашего корабля отлетел прочь....» Я поспешно вскочил с койки и начал одеваться; четыре барабана возвещали уже в чем дело, и возбуждающий бой расшевелил все живущее на корабле; слышна была страшная деятельность и чрез несколько минут корабль был в полном боевом порядке, наступила глубокая тишина, лишь только звуки как бы раскатов отдаленного грома возвещали, что началось сражение, то было 7 часов утра. Вскоре за тем вся неприятельская линия открыла адский огонь; сотни бомб, гранат и ракет посыпались на крепость Свеаборг и на наш корабль; огромного калибра бомбы с грохотом разрывались в воздухе и осколками своими осыпали верхнюю вашу палубу; другие, падая отвесно, пробивали марсы, палубы и бимсы, неся за собою смерть, разрушение и пожар.

(Будет продолжение.)
Tags: История, Корабли
Subscribe

  • Второй Риз в большой хунье, или вечерняя сказка от капитана Розенкоа

    Бриг "Облигадо" покидает берега Камчатки. Восьмого сентября (по календарю эскадры) в половине первого ночи в судовом лазарете умер матрос…

  • Enseigne de vaisseau

    Так вот, французское слово Enseigne читается примерно как "ансень" (не совсем "ан" - носовое "а", что в русском…

  • ОЧКОНАМИНУС

    Образное определение мирового умонастроения содержится в старинной советской идиоме: "очко на минус". Если для кого это такая же архаика, как "вельми…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 90 comments

  • Второй Риз в большой хунье, или вечерняя сказка от капитана Розенкоа

    Бриг "Облигадо" покидает берега Камчатки. Восьмого сентября (по календарю эскадры) в половине первого ночи в судовом лазарете умер матрос…

  • Enseigne de vaisseau

    Так вот, французское слово Enseigne читается примерно как "ансень" (не совсем "ан" - носовое "а", что в русском…

  • ОЧКОНАМИНУС

    Образное определение мирового умонастроения содержится в старинной советской идиоме: "очко на минус". Если для кого это такая же архаика, как "вельми…