callmycow (callmycow) wrote,
callmycow
callmycow

Category:

По вечерам быстроглазая серна

Тане и Ване читает Жюль-Верна.(С)
...А по субботам змея анаконда
Крутит для Тани и Вани Джеймс-Бонда.


Копался я в богатствах Национальной библиотеки Франции gallica.bnf.fr - что там ещё весёленького про Камчатку, про Петропавловск, про Авачинскую губу? И наткнулся на Жюля Верна. Не так давно я встречал мимоходное упоминание в газете «Таймс» конца XIX века, что, мол, это только Жюль Верн с лёгкостью отправляет своих героев хоть на Камчатку, хоть на Луну, а в жизни всё не так просто. С Луной всё ясно, а как с Камчаткой?
И вот – роман «Россказни Жана-Мари Кабидулена». Кабидулен – судовой бочар, чей фаталистический пессимизм настолько заразителен, что его давно никто уже не зовёт в плавание (да он и сам не идёт). Но нашёлся смелый капитан, которому позарез требовался бочар на китовую путину.
«Vous n’avez donc pas songé à maître Cabidoulin?…
– Jean-Marie Cabidoulin… de la rue des Tournettes?… s’écria M. Bourcart.
– Lui-même!… Est-ce qu’il peut y avoir un autre Cabidoulin au Havre et même ailleurs?…»
Тут разговор о том, что другого человека с такой фамилией не то что в Гавре, а и нигде вообще не найти. Сдаётся, фамилия исходно татарская, оттого и редко встречается в Гавре.
Роман вовсе не засекречен, прекрасно переведён на русский. Но если он мне доселе не попадался, то и другим камчатолюбам избранная глава доставит удовольствие.
(Картинки кликабельны.)

"— Вы собираетесь вернуться на Ванкувер, капитан? — спросил Фильоль.
— Возможно, — ответил месье Буркар. — Но прежде чем начать этот длинный переход, мы сделаем остановку в одном из камчатских портов.
Остановка была совершенно необходима, чтобы пополнить запасы свежего мяса. В крайнем случае можно провести зиму в Петропавловске.
«Святой Енох» снялся с якоря и, взяв курс на юго-восток, двинулся вдоль побережья Камчатки. Обогнув мыс Лопатка, повернул на север и четвертого сентября во второй половине дня подошел к Петропавловску.

Без названия


Глава IX
НА КАМЧАТКЕ

Полуостров Камчатка вытянут в длину между Охотским и Беринговым морями. По нему протекает река с тем же названием.
Эта провинция принадлежит русским с 1806 года.  Первоначально входившая в Иркутское генерал-губернаторство, в настоящее время она является одной из восьми областей Сибири, так называются там административные деления.
Камчатка населена относительно слабо, не больше одного жителя на квадратный километр, и тенденций к росту населения не наблюдается. Почва кажется малопригодной для земледелия, хотя средняя годовая температура здесь выше, чем на остальной части Сибири. Земля покрыта вулканическим шлаком, туфом и пеплом. С севера на юг, ближе к восточному побережью, ее пересекает горная цепь, многие вершины которой достигают значительной высоты. Эта горная цепь не ограничивается пределами полуострова: от мыса Лопатка она тянется через острова Курильской гряды вплоть до Японии.
На западном побережье в районе перешейка, соединяющего Камчатку с азиатским континентом, имеется множество портов: Карагинский, Озерновский и др. Расположенный в двухстах пятидесяти километрах от мыса Лопатка Петропавловск, бесспорно, самый значительный из них.
В этот порт и прибыл «Святой Енох» около пяти часов вечера четвертого сентября. Он встал на якорь на том расстоянии от берега, какое позволяла его осадка, в огромной Авачинской губе,  способной, казалось, вместить суда со всего света.
«Рептон» находился уже там.
Если у доктора Фильоля когда-либо была мечта посетить столицу Камчатки, то теперь появилась возможность осуществить ее при весьма благоприятных обстоятельствах.
В этом краю со здоровым влажным морским климатом горизонт редко бывает совсем чистым. Но в тот день, когда «Святой Енох» вошел в Авачинскую губу, перед ним открылась великолепная панорама вытянувшихся вдоль линии горизонта гор. В этой горной цепи есть множество вулканов: Шивелуч, Шиш, Кроноцкая и Авачинская сопки, а за окруженным живописными горами селением поднимается снежная вершина Корякской сопки. Из ее кратера вырываются черные клубы пара и языки пламени.
Сам же город, строительство которого только начиналось, представлял собой скопление деревянных строений. Беспорядочно разбросанные у подножия высоких гор домишки казались совсем игрушечными. Самым любопытным из этих строений была православная церковь ярко-красного цвета с зеленой крышей и отдельно стоявшей примерно в пятидесяти шагах колокольней.
В Петропавловске поставлены памятники двум мореплавателям: в честь датчанина Беринга  воздвигнута колонна, а в честь французского мореплавателя Лаперуза  — восьмиугольная конструкция, отделанная железными пластинами.
Доктору Фильолю вряд ли удалось бы увидеть здесь большие сельскохозяйственные угодья. Но благодаря влажному климату великолепные пастбища дают по три укоса в год. Овощи растут здесь плохо, за исключением цветной капусты, ее кочаны достигают иногда огромных размеров. Неплохие урожаи дают ячмень и овес, ведь благодаря двум морям, омывающим полуостров, климат здесь мягче, чем в других районах северной Сибири.
Месье Буркар рассчитывал провести в Петропавловске лишь столько времени, сколько необходимо для пополнения запасов свежего мяса. Однако все еще не было решено, где «Святой Енох» проведет зиму. Этот вопрос и обсуждали капитан и старший офицер, чтобы принять окончательное решение. Вот что сказал капитан Буркар:
— Я не думаю, что нам стоит оставаться на зиму в Петропавловском порту, хотя тут нечего опасаться льдов, — Авачинская губа не замерзает даже в самые сильные морозы.
— Уж не собираетесь ли вы вернуться в Ванкувер? — спросил старший офицер.
— Возможно, ну хотя бы для того, чтобы продать имеющийся у нас в бочках жир.
— Но это же только треть груза… не больше!
— Я это знаю, Эрто, но почему не воспользоваться высокими ценами? Кто знает, удержатся ли они на том же уровне в будущем году?
— Думаю, что да, капитан, ведь киты, по всей видимости, намерены покинуть северные моря Тихого океана!
— Право, в этом есть что-то необъяснимое, — заявил месье Буркар, — и может быть, китобойцы больше уже не захотят возвращаться в Охотское море.
— Если мы вернемся в Викторию, — продолжил месье Эрто, — то там и проведем зиму?
— Это решим позднее… Переход от Петропавловска до Виктории займет шесть-семь недель, если нам ничто не помешает, и, кто знает, может быть, по дороге загарпуним еще двух или трех китов! Где-то ведь они должны быть, в конце концов, если их нет ни в Охотском море, ни в бухте Маргариты.
— Возможно, они двинулись к Берингову проливу, капитан.
— Возможно, Эрто. Но уже поздно идти в такие высокие широты. Нас там очень скоро остановят льды… Нет… Постараемся во время перехода все же метнуть гарпун раз пять или шесть.
— А кстати, — заметил старший офицер, — может быть, разумнее вернуться в Новую Зеландию, вместо того, чтобы зимовать в Виктории?
— Я об этом думал, — ответил месье Буркар, — во всяком случае не будем ничего решать, пока «Святой Енох» не встанет на якорь у Ванкувера.
— В общем, капитан, о возвращении в Европу не может быть и речь?
— Нет… мы вернемся, только завершив охотничий сезон в будущем году!
— Стало быть, — задал месье Эрто последний вопрос, — в Петропавловске мы не задержимся?
— Мы выйдем, как только погрузим необходимые припасы, — ответил месье Буркар.
Эти планы, доведенные до сведения экипажа, получили всеобщее одобрение. Исключением был папаша Кабидулен. А потому в тот же вечер, сидя за бутылкой водки в одном из местных трактиров, боцман Олив спросил его:
— Ну так как, старина, что ты думаешь о решении капитана?
— Я думаю, — ответил бочар, — что «Святому Еноху» лучше не возвращаться на Ванкувер.
— А почему?
— Потому что дорога не надежна.
— Ты хотел бы зимовать в Петропавловске?
— Тоже нет.
— Так что же тогда?
— Тогда самое лучшее взять курс на юг и возвращаться в Европу.
— Ты так считаешь?
— Да, считаю… это было бы лучше всего!
«Святой Енох» нуждался лишь в незначительном ремонте, основной же его задачей было пополнение запасов свежих продуктов и горючего. Чем экипаж и занялся незамедлительно.
Экипаж «Рептона» делал то же самое, что свидетельствовало об одинаковых намерениях. Похоже было, что капитан Кинг собирается выйти в море в ближайшие дни. Но в каком направлении? Месье Буркар не мог этого знать.
Доктор Фильоль посвятил все свободное время осмотру окрестностей, правда, так же как и в Виктории, в довольно ограниченном радиусе. Путешествия на Камчатке сопряжены с большими трудностями, чем на Ванкувере.
Местное население ничем не напоминало индейцев, живущих на Аляске и в Британской Колумбии. Жители здесь коренасты, с глазами навыкате, выдающейся вперед челюстью и черной шевелюрой. Очень крепкие, но на редкость некрасивые люди. И как мудра природа, наделив их такими маленькими носами в краю, где разлагающиеся на воздухе остатки рыб так неприятно раздражают обонятельные нервы!
У мужчин цвет лица желтовато-коричневый, у женщин, насколько можно судить, — белый. Но обычно эти модницы прикрывают лицо какой-то пленкой и румянятся соком фукуса, смешанным с рыбьим жиром.
Одежда местных жителей состоит из шкур, выкрашенных ивовой корой в желтый цвет, полотняных рубашек и штанов. Штаны носят и мужчины и женщины. Камчадалов по облику и одежде вполне можно спутать с обитателями северной части Азии.
Местные обычаи и образ жизни мало отличаются от обычаев Сибири, находящейся в ведении могущественной московской администрации. Большая честь населения исповедует православную религию.
Следует добавить, что благодаря благоприятному климату, камчадалы отличаются завидным здоровьем и редко болеют.
«Врачу здесь вряд ли удалось бы разбогатеть», — подумал доктор Фильоль, глядя на этих мужчин и женщин, наделенных незаурядной силой и ловкостью, приобретенным благодаря постоянной физической нагрузке, и начинающих седеть не раньше шестидесяти лет.
Жители Петропавловска доброжелательны и гостеприимны. Если что и можно поставить им в упрек, так это излишнюю склонность к удовольствиям.
А почему, собственно, нужно работать до изнеможения, если пропитание добывается без особых усилий? Рыба, особенно лосось, водится у берегов Камчатки в изобилии, и даже собаки питаются почти исключительно рыбой. Этих жилистых и крепких собак запрягают в сани. Безошибочный инстинкт позволяет им ориентироваться во время пурги. Следует заметить, что камчадалы занимаются не только рыбной ловлей. Они весьма успешно охотятся на четвероногих: соболей, горностаев, выдр, северных оленей и волков.
В горах в большом количестве встречаются бурые медведи, столь же опасные, как и их собратья на побережье Охотской бухты. Отправляясь на прогулку в окрестности Петропавловска, надо быть весьма осторожным: медведи нередко нападают на людей.
В ту пору в столице Камчатки насчитывалось не более тысячи ста жителей.  При Николае I город окружали фортификационные сооружения, частично разрушенные соединенным англо-французским флотом во время войны 1855 года.
Эти сооружения, безусловно, восстановят, ведь Петропавловск занимает важное стратегическое положение, и великолепная Авачинская бухта должна быть защищена от любого нападения.
Экипаж «Святого Еноха» занялся заготовкой дров, потому что впереди был долгий переход и возможная охота на китов. Однако заготовка дров на побережье Камчатки оказалась не таким легким делом, как у Охотского моря. До ближайшего леса на склонах вулкана Коряцкий расстояние мили три-четыре. Доставить дрова к судну можно лишь на собачьих упряжках.
Шестого октября папаша Кабидулен, плотник Тома и шесть матросов с топорами и пилами сели в нанятые капитаном Буркаром сани. С истинно мужицкой ловкостью санями правил местный каюр.
По выходе из города сани двинулись по дороге, больше напоминавшей тропинку, петляющую среди полей овса и ячменя. Потом через скошенные луга, перерезанные множеством ручьев. Собаки быстро преодолели путь и в половине восьмого достигли леса.
Здесь росли только сосны, лиственницы и другие вечнозеленые хвойные растения.  Дюжине китобойцев здесь вряд ли удалось бы запастись нужным количеством дров.
— Не шибко разогреется наша салотопка от камчатских дров, — сказал плотник Тома.
— Ну, положим, дров тут больше, чем мы сожжем, — ответил папаша Кабидулен.
— Это почему?
— Потому что киты ушли один дьявол знает куда, и совершенно бессмысленно рубить дрова, если не придется разжигать салотопку.
— Ладно, — ответил плотник, — но другие-то думают иначе и рассчитывают загарпунить нужное количество китов.
Действительно, по соседству, у края тропинки работала еще одна команда: полдюжины матросов с «Рептона» начали заготовку дров еще накануне под руководством старшего офицера. Может быть, английское судно, так же как и «Святой Енох», собирается взять курс на Ванкувер?
В конце концов, даже если бы здесь росла всего сотня деревьев, двум китобойцам этого бы хватило, и не было никаких оснований ссориться из-за лишней ветки или корня. Простои из-за нехватки дров не грозили ни английской, ни французской салотопке.
Но плотник Тома, из осторожности, не пошел со своими людьми в ту сторону, где работали матросы с «Рептона». Англичане уклонялись от встреч на море, не захотят встречаться и на суше. Капитан Буркар настоятельно рекомендовал избегать каких бы то ни было контактов между двумя экипажами. А потому матросы «Святого Еноха» начали работать на противоположном конце просеки и в первый же день доставили на борт два кубометра дров.
Однако в последний день, несмотря на предупреждения капитана Буркара, команды «Святого Еноха» и «Рептона» все-таки встретились, и произошла ссора из-за одного дерева.
Англичане были не слишком уступчивы, французы — и того меньше, к тому же здесь была не Англия и не Франция, а, можно сказать, ничейная земля. Вскоре с обоих сторон послышались непристойные слова, а когда ссорятся матросы разной национальности, то от ругани до потасовки один шаг.
Так вот, во время перебранки, которой не могли помешать ни Кабидулен, ни Тома, плотник с «Рептона» грубо толкнул матроса Жермине. Этот грубиян, охмелев от водки и джина, изверг поток ругательств, которые всегда наготове у представителя саксонской расы.  И тут обе команды пошли друг на друга. Старший английский офицер Строк не сделал ни малейшего усилия, чтобы удержать своих матросов, и казалось, драки уже не миновать. Жермине, отнюдь не расположенный глотать оскорбления, бросился к сквернослову, сорвал с него зюйдвестку и растоптал ее.
— Если «Рептон» не ответил на приветствие «Святого Еноха», — воскликнул он, — так, по крайней мере, этот скотина-англичанин снял перед нами шляпу!
— Славно сказано! — одобрили его товарищи.
Англичан и французов оказалось поровну, и трудно было заранее сказать, кто может одержать верх. Возбуждение матросов возрастало, они схватились за ножи и топоры. Пусти они их в ход, наверняка пролилась бы кровь. И не исключено, что дошло бы до смертоубийства. А потому бочар и плотник стали успокаивать своих людей, готовых перейти в наступление. Со своей стороны старший офицер Строк, понимая серьезность ситуации, сумел остановить команду «Рептона».
Короче, все обошлось оскорблениями, произнесенными на обоих языках, и французы снова принялись за работу. Дров нарубили достаточно, и у экипажей больше не было поводов для встреч.
Два часа спустя бочар, плотник и матросы вернулись на борт судна. И когда месье Буркар узнал, что произошло, он воскликнул:
— Слава Богу, «Святой Енох» уже готов сняться с якоря, иначе все могло бы плохо кончиться!
Действительно, оставалось опасение, что перевозбужденные матросы обоих судов могут подраться на улицах Петропавловска, рискуя быть задержанными русской полицией.  А потому, желая избежать возможных стычек на улицах и в кабаках, капитан Буркар и капитан Кинг запретили матросам сходить на берег.
«Святой Енох» и «Рептон» стояли на якоре примерно в кабельтове друг от друга, и оскорбления доносились то с одного, то с другого борта. И потому самое разумное — ускорить приготовления к отплытию, погрузить последние ящики с провизией и как можно быстрее сняться с якоря. А выйдя в море, держаться друг от друга на расстоянии и, главное, не идти в один и тот же порт.
Тем временем произошло событие, которое вполне могло задержать выход в море обоих судов.
Восьмого октября во второй половине дня, хотя с моря дул легкий ветер, весьма благоприятный для рыбной ловли, баркасы камчадалов под всеми парусами стремительно возвращались в порт. Причем с такой поспешностью, что многие даже бросили свои сети, расставленные у входа в Авачинскую бухту.
Вот что стало известно населению Петропавловска. В полумиле от берега вся рыбачья флотилия онемела от ужаса при виде гигантского морского чудовища. Оно скользило по поверхности воды и било хвостом с невероятной силой. Конечно, в рассказах была доля преувеличения, объясняемая и вполне естественным страхом, который испытали рыбаки, и разыгравшимся воображением. Послушать их, так длина этого зверя — не меньше трехсот футов, а толщина — от пятнадцати до двадцати; на голове — грива, тело — вздуто посередине, и — добавляли некоторые — мощные клешни, как у огромного краба.
Если это и не был змей Жана-Мари Кабидулена и при условии, что это не плод воображения, то, похоже, в этой части моря, у выхода из Авачинской бухты, встречаются какие-то удивительные животные, которых отныне нельзя считать лишь порождением фантазии. Совершенно очевидно, что это не огромная водоросль, вроде той, что «Святой Енох» встретил около Алеутских островов. На сей раз речь идет о живом существе, — утверждали пятьдесят или шестьдесят рыбаков, только что вернувшихся в порт. При таких размерах животное должно обладать силой, способной без труда разнести в щепки судно типа «Святого Еноха» или «Рептона».
У месье Буркара, офицеров и матросов «Святого Еноха» невольно возникла мысль, что, быть может, именно появление вышеупомянутого чудовища в этой части Тихого океана послужило причиной бегства китов из бухты Маргариты, а затем из Охотского моря, о чем рассказывал капитан «Ивинга». А теперь чудовище, преодолев океанские просторы, появилось у берегов Камчатки.
Многие подумали, что, вопреки всякому здравому смыслу, прав оказался Жан-Мари Кабидулен с его непоколебимой уверенностью в существовании огромного морского змея или какого-либо другого чудовищного животного.
Этот вопрос бурно обсуждался и в кают-компании, и в кубрике. Может быть, охваченным паникой рыбакам все это померещилось? Такова была точка зрения месье Буркара, старшего офицера, доктора Фильоля и боцмана. У обоих лейтенантов такой уверенности было чуть меньше. А большая часть экипажа ни секунды не сомневалась в реальности чудовища.
— В конце концов, — сказал месье Эрто, — правда это или нет, существует страшное животное или нет, ничто не может, я полагаю, заставить нас отложить выход в море.
— Ну конечно, — ответил месье Буркар, — я не вижу никаких оснований менять наши планы.
— Черт побери! — воскликнул Ромэн Алотт. — Каким бы ужасающим ни было это чудовище, не проглотит же оно «Святой Енох», как акула кусок сала.
— Я того же мнения, — поддержал его месье Буркар. — Послезавтра мы снимемся с якоря.
Большинство согласилось с решением капитана. А какая слава ждет экипаж судна, если ему удастся очистить море от подобного зверя!
— Ну вот, старина, — сказал боцман Олив бочару, — мы все-таки выходим в море, и если придется об этом пожалеть…
— Будет слишком поздно, — ответил Жан-Мари Кабидулен.
— Ну тогда вообще не следовало бы выходить в море…
— Не следовало бы.
— Ты что, совсем спятил, старик?
— А ты признайся, кто все-таки оказался прав, ты или я?
— Ладно тебе, — ответил боцман миролюбиво.
— Так ведь я… потому что он тут… морской змей.
— Ну, это мы посмотрим.
— И смотреть нечего, все ясно!
В глубине души бочар испытывал два противоположных чувства: страх, из-за появления чудовищного зверя, и удовлетворение от того, что он всегда верил в его существование.
Легко себе представить, каким ужасом были охвачены суеверные жители Петропавловска, не способные и на секунду усомниться в реальности появления чудовища у берегов Камчатки. Никому даже и в голову не приходило, что рыбаки могли ошибиться. Камчадалы верили любым, даже самым невероятным морским легендам. А потому не сводили глаз с Авачинской бухты, опасаясь, что страшное животное будет искать здесь убежище.
Если в море вздымалась огромная волна, значит, это оно поднимается из самых глубин океана! Если с моря доносился непонятный шум — это взмахи его могучего хвоста! А если змееобразное и ящероподобное чудовище выйдет из воды и обрушится на город? На суше оно будет не менее опасным, чем на море! Как тогда от него спастись? "

Без названия (1)

Без названия (2)

 (Я ещё и сам не дочитал, заинтригован, чем там кончится всё дело. Увлечён. Спасибо и Жюлю Верну, и переводчику, который добросовестно пометил сносками Жюль-Верновы косяки относительно времени присоединения Камчатки Россией, вечнозелёности лиственницы, которой поросли склоны Корякской сопки, и свирепости камчатской полиции.)

Без названия (3)

Без названия (4)

Tags: Изонаходки, Камчатка, Картинки кликабельны, Книги, Петропавловск
Subscribe

  • Кисточка и колокольчик

    В "Морском сборнике" за август 1855 г. помещён портрет матроса Ивана Антонова, сумевшего выбросить за борт бомбу, залетевшую в батарейную…

  • Прошу помощи зала

    Какого размера была в 1854 г. батарея № 1, она же "форт Шахова", на мысу Сигнальном? И как на нём располагалась? Эти сведения я хочу использовать для…

  • Таинственная черепашка

    Купил в прошлом году в Греции черепашку. В сувенирном магазине, недорого. Названия не было. Ничего не понятно: то ли она по образцу какого-то…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments