callmycow (callmycow) wrote,
callmycow
callmycow

Categories:

Как выглядели защитники Петропавловска - офицеры

Если униформу англо-французских агрессоров можно представить по открыткам, фотографиям, музейным экспонатам
(писал тут, тут и тут), то с защитниками Петропавловска труднее.
Но будем разбираться, лучше с ошибками, чем никак.
Самое простое – это офицерский мундир. Морские офицеры нередко попадали на портреты, и обычно в мундирах. Военно-морской мундир шился из тёмно-зелёного сукна. (Темнота и зелёность ткани, предположу, варьировалась, потому что на портретах мундиры смотрятся то совсем чёрными, то серыми, то салатными, то бурыми, то синими.) Нас, конечно, интересует период до 1855 года, в котором фасоны изменились.
Вот красавчик капитан-лейтенант Корнилов на борту брига Фемистокл, позирует Карлу Брюллову, 1835 г.


Лейтенант Александр Максутов, 1854 год.


Покрой мундира со времён Александра I был фрачный, ворот стоячий. Хотя детали и пропорции менялись по веяниям времени. Помимо парадного мундира офицеру полагался вицмундир (того же покроя, но с минимумом шитья) и вариант вицмундира – сюртук (среднее между пиджаком и пальто); под всякий мундир надевался соответствующий жилет. В сюртуке изображён адмирал Нахимов на рисунке В. Тимма.


Ещё сюртук: Обер-офицер Гвардейского экипажа. 1844-1855 гг. Из фондов ЦВММ


Фуражка офицера, в отличие от бескозырок нижних чинов, имела козырёк и овальную кокарду. Помимо фуражек существовали для официальных визитов пуховые двуугольные шляпы, а для торжеств и караулов кивера. Кивер – лакированное кожаное ведро, украшенное чеканной медью, весом под два килограмма. Мы их видим только на «модельных» картинках, а в обычной жизни их не носили ни офицеры, ни матросы.


(Ещё «модельные» картинки можно найти здесь http://aldusku.livejournal.com/24780.html)
В недрах моего компьютера нашлось единственное упоминание кивера:
«Беда, если тут у кого-нибудь сломится карандаш! Отстающему покажется, что он никогда не терял столько времени, как в эту минуту; эта безделица может взбесить, как будто теряешь всё на свете, точно так же, как и на берегу, когда, например, одеваешься в караул, а денщик не несёт кивера. (Завойко В. С. Впечатления моряка во время двух путешествий кругом света. СПб, 1840.)
На ноги офицерам полагались штиблеты. Притом, по многим свидетельствам, сапоги у них тоже имелись, но не по уставу, а из практических соображений. Не в штиблетах же нести ходовую вахту. Хорошие водонепроницаемые можно было пошить, к примеру, в Англии.
Были на корабле также офицеры артиллерийские и штурманские, с «сухопутными» званиями (поручики и прапорщики вместо лейтенантов и мичманов), их мундиры выглядели так же, отличаясь только цветом пуговиц и знаками различия. «Сухопутное» звание имел в ту пору и сам руководитель обороны, Василий Завойко – не контр-адмирал, а генерал-майор по адмиралтейству. Мундир ему полагался морской, но шитьё и эполеты серебряные, если верить. Имел ли он действительно такие эполеты, носил ли? Повседневно - вряд ли.
Почему – объясняет Николай О’Рурк:
«Мы все берегли военную форму, так как не знали, долго ли пробудем в этих цивилизованных краях, где даже и сукна достать нельзя. Один наш командир [Изыльметьев] всегда был в эполетах, мы же надевали только форменные фуражки. Надо помнить, что батарея [№ 3] стояла без прикрытия и, как мы узнали впоследствии из заграничных газет, неприятель всё ясно видел на ней. Было написано про большую храбрость русского офицера, даже сапоги которого могли разглядеть».
«Максутов подошел к единственной исправной пушке, зарядил её и изготовился произвести выстрел, но неприятельское ядро ударило в ствол орудия и, отскочив от него, ранило князя в руку. Он свалился в ровик, где люди укрывались от огня противника, и крикнул: «Носилки!» «Ваше сиятельство, вы сами изволили приказать их отнести», – ответил ему унтер-офицер. «Тогда шинель!» – сказал князь и упал в глубокий обморок – мы решили, что он скончался. При падении князя на судах раздалось «Ура!» Максутов не был одет по-военному – на нём было гражданское платье». (О'Рурк Николай. Записки участника кругосветного плавания фрегата «Аврора» (1853-1857). – СПб., 2011.)
Наконец, сам Василий Степанович Завойко пишет о трудностях своего собственного обмундирования в письмах к Н.Е. Ложечникову, директору московкого правления Российско-американской компании. Письма несколько более ранней поры, но трудности несомненно те же.
«3 сентября 1848. Аян. …Финлянцы поганые не привезли к нам много по требованию и потому мы во многом нуждаемся. Зделайте одолжение купите на мой счет сукна форменого на сюртук с брюками и жилет покрепче выберите и 1/4 арш. поболие не дороже 4-х руб. сребром знаете старыковского покрепче; и пришлите с почтой напишите с сукном то я велю из Якутска доставить, ибо в сем году нас река обидела, унесла все сено по тракту, и почта будет пешая ходить, то посылок никаких не будет возить. …Еще купите пожалуста заказных четыре пары сапожок рантовых на 5 и 6 летний возраст и пришлите вместе с сукном зашить в кожу прикажите посылку».
«Марта 23. 1849. Аян. Милостивый Государь Николай Емельянович! Благодарю Вас, что вы услышали мой глас из пустини прислали мне сукна; и еще прошу услыште и прышлите 8 1/2 аршин сукна форменого для двух сюртуков в цене до трех руб. сребром аршин, и 1 3/4 аршин темносерого сукна рубля в два аршин, и на один сюртук подкладу темносиняго или чего нибудь темного фланели сколько потребно под сюртук один с запасом аршин, ибо я ношу сюртук подлинее и потеплее; и еще жилет такой как вы послали. Изволите видеть приступаю к окопировке для дальней жизни в заточении». (Письма адмирала Завойки Н. Е. Ложечникову, 1847-1849 гг. Щукинский сборник, 1906. Вып. 5. Сс.182-193.)
Завойко ещё не знал, что местом его «заточения» - губернаторства - будет Петропавловск. Здешними зимами губернатор ходил в кухлянке и торбасах и так же и всё своё семейство одевал.
Но, как указал выше Николай О’Рурк, капитан Изыльметьев оставался в эполетах назло всем обстоятельствам. Слегка потрёпанные в веках, эти эполеты дошли до нас, выставлены в ЦВММ в одной витрине с фуражкой адмирала Нахимова и инструментами доктора Пирогова.




И крупнее:




(Фуражка поступила в Центральный военно-морской музей в мае 1943 года. Похожая экспонируется в музее на родине Нахимова, в усадьбе Хмелита, в Смоленской области, но та муляж.)
Tags: Крымская война на Камчатке
Subscribe

  • Прорыв

    Я получил по почте книгу - в признательность за то, что консультировал одного из авторов по некоторым вопросам. Книга называется "Записки о…

  • Бой в Крыму, всё в дыму, ничего не видно

    Изыскатель из Владивостока Андрей Юрьевич Сидоров подкинул ссылку: во французской книге "NOS MARINS"("Наши моряки", автор Этьен Трефо, 1888 г.) в…

  • Эту картину многие видели,

    хотя бы в репродукции. А многие ли узнают по фрагменту? Я бы не узнал. А это фантазийный портрет фрегата "Авроры" в музее крейсера "Авроры".…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments