callmycow (callmycow) wrote,
callmycow
callmycow

Categories:

Тронсон. Часть 4

(Часть 1
Часть 2
Часть 3)

9-ого июня офицеры французского фрегата «Alceste» дали у себя на борту обед, чтобы развлечь офицеров эскадры. Корабль был украшен флагами союзных сил, а часть шканцев превратили в театральную сцену; самодеятельные актеры из команды вдохновено исполнили смешную пьесу; потом пели английские и французские песни.
(Émile-Paul PAJOT. La frégate française Alceste avec son grand pavois)


Это был настоящий праздник, матросы на баке играли в сингл-стик [фехтование на деревянных рапирах], танцевали; офицеры занимались тем же на шканцах. Галантные хозяева приняли нас очень сердечно; трапеза была роскошная, учитывая место и удалённость от цивилизованной жизни, и мы оценили это по достоинству. Тосты и песни не смолкали: за королеву и королевское семейство, за императора и императрицу Франции, за англо-французский альянс и другие, столь же верноподданнические; мы пели всеобщим хором "Отправляясь в Сирию" [гимн II Империи, написанный матерью короля Наполеона III] и "Боже, храни королеву". Корабль был чист и аккуратен куда ни глянь, притом место, выделенное под лазарет, просторно и хорошо проветриваемо. Несколько человек из команды лежали с цингой: действительно, на французской эскадре эта болезнь на тихоокеанском севере случалась многократно, что объяснялось однообразием диеты, недостатком овощей или заменяющего их лаймового сока. Я думаю, что свежеиспечённый хлеб, какой даётся французским морякам каждое утро, в море плохо переваривается, а следовательно вреден для здоровья. Добрый сухарь, каким снабжаются британские военные корабли, лёгок и так же легко усвояем, он остается хорош и сладок долгое время в любом климате, имея то преимущество, что его просто хранить.* [*Сухарь – традиционное название британского морского хлеба. Фактически это галеты.] Британский военный моряк никогда не сидит более четырнадцати дней на солонине, не будучи снабжён щедрой добавкой лаймового сока; и обязательно умеренное количество уксуса, горчицы и перца: известно противоцинготное действие этих приправ.* [*Витамины ещё не были известны, противоцинготное действие приписывали всему кислому и горькому.] Я не слышал ни об одном случае цинги в английской эскадре за время долгих походов в 1854 и 1855 гг.
Мы покинули «Alceste» вечером, проведя день очень приятно. Едва добравшись до своих плавучих домов, мы стали свидетелями извержения вулкана Козельского [т.е. Авачинского]; плотные клубы дыма валили из его кратера, но, по отдалённости наблюдения, ничего кроме дыма мы видели, покуда не настала ночь, и тогда небо над горой осветилось красным. На следующее утро поверхность воды вокруг нас была покрыта пеплом и мы ощутили небольшой толчок землетрясения.
(Напомним, в наименованиях "домашних" петропавловских вулканов была путаница. Даже в русской лоции 1910 года вулканы в тексте описаны правильно, но подписи к рисунку ошибочны.)


Вечером того же дня все казённые здания были сожжены дотла; было ли это сделано преднамеренно или случайно, я не знаю: это было очень прискорбно, и если даже сделано преднамеренно, то не имело санкции главнокомандующего; он, как мне сказали, был очень недоволен случившимся.
Никаких лавров не пожнёшь, сжигая безлюдный город; нет в этом и доблести. Да, следовало разрушить все укрепления, которые могли быть использованы против нас, но совсем другое – спалить такой город как Петропавловск, который так часто оказывал щедрое гостеприимство английским исследовательским кораблям. Когда капитан Клерк [«Clarke» – правильно Clerke, – возглавлял британскую экспедицию после гибели Дж. Кука] посетил этот порт в 1779 г., Петропавловский острог был расположен на песчаной косе и состоял лишь из трёх десятков домов, включая хижины аборигенов; защищал поселение небольшой отряд под командой пристава; он [Клерк] отзывается о доброте, ему оказанной, тёплыми словами: «В этой убогой оконечности земли, расположенной за пределами всего что нам казалось жутко варварским и неприветливым, и воистину вне досягаемости цивилизации, в стране, забаррикадированной льдами, покрытой летним снегом; в несчастном порту, что беднее самых нищих наших рыбацких деревень, мы встретили человечность, сопряжённую с величием разума и возвышенностью чувства, которые сделают честь любой нации и любой стране».
Когда капитан Кокрейн [Cochrane; традиционно «Кохрен»] прибыл в Петропавловск в 1821 г., он «нашёл сорок два жилых дома, помимо пятнадцати зданий, принадлежащих правительству, также старой церкви и недостроенной новой». Он также говорит о гостеприимстве, которое получал не только от российских властей, но и от камчадалов в любой части полуострова, им посещавшейся. В 1855 мы с удивлением нашли двести домов, включая жилища аборигенов; город неуклонно превращался в большой коммерческий центр, специализированный на пушной торговле – это единственная выгода России от полуострова, – а также гавань для передышки китобойных судов, которые во множестве отправляются каждую весну на промысел из Америки в Охотское море. Лес, из которого построены дома, привезён в основном из Сибири; лишь частью из долины реки Камчатка – только там вырастают сколь-нибудь большие деревья; но доставлять оттуда лес – дело весьма сложное.
12-ого июня эскадра вышла в море, но возвратилась, встретив подошедшие к Авачинской губе корветы – британский Amphitrite, 25 пушек, и французский Eurydice, 22 пуш.
(Henry Hand, Acting Mate from "Amphitrite". Amphitrite in the Ice. Sea of Ochotska. Lat. 53o 50'.n. Long 142o OO'.E. NMM)


(René Maurice de Kerret. La Corvette L'Eurydice)


На следующий день винтовой пароход Encounter ушел в Хакодате, на остров Иедзо [т.е. Хоккайдо], с депешами для сэра Джеймса Стирлинга. Снег быстро сходил, и повсюду распускались цветы, едва земля освобождалась от зимнего покрова.
(Сарана - рябчик камчатский)


(Виды сараны. Художник В. Тилезиус, 1804)


Лилия сарана [рябчик камчатский], чей клубень – или, выражаясь ботанически, луковица – столь же важен для местного населения, сколь и картофель для ирландских крестьян, вытягивал стебли и листья; скромный цветок фиалки выглядывл из зелёного гнёздышка; колокольчик (blue-bell) и дикая земляника [вероятно, княженика] украшали южные склоны; и земля, согреваемая солнцем, ежедневно выказывала признаки прибывающей жизненной силы.
(Княженика цветёт)


На берегу мы нашли Heracleum (Sphondyllium?) [борщевик], из которого гонят опьяняющий напиток «рака»; крапива, чьи молодые побеги и листья, будучи сварены, становятся вкусным противоцинготным блюдом, растёт в роскошном изобилии; достигнув полного роста, волокнистые стебли используются в для плетения рыбацких сетей; в августе их срезают, сушат и треплют точно так же, как готовят для прядения лён. Полезная берёза распустила свои листья; она, хотя низкоросла, отлично удовлетворяет насущные потребности людей; из бересты изготавливают различную домашнюю посуду, камбиальный слой идёт в пищу; из ствола делаются санки, а в начале летнего сезона, если её продырявить, берёза источает сладкий сок, любимый напиток местного населения.
Здесь растёт карликовый можжевельник и разнообразные съедобные ягоды в изобилии: голубика (Vaccinium uliginosum), брусника (Vaccinium Vitis Idaea).


Во множестве растёт дикий чеснок. Вяжущая кора ольхи используется для дубления кожи и как лекарство против лихорадки. Кедрач растёт по склонам холмов, кусты высотой от двух до пяти футов. В соседстве обычно обитают орлы, соколы, канюки, вороны и весёлые вьюрки. Я жалею, что не имел возможности сохранить экземпляры разных видов и тщательно определить их особенности. Утки, чирки, гагары, топорки, ипатки, глупыши встречаются в губе в огромных количествах.
(Топорки и кайра. Фото fishka_anna)




Кукушку, милую вещунью весны, я заметил на безлистой ветке 8 июня; чисто исполненные ноты звучали странно и нездешне в этой заснеженной земле, где, собственно, и весны-то не бывает, а лето всего четыре месяца. Снег начинает падать в октябре и лежит на возвышенностях до конца июня.
Tags: История, Камчатка, Крымская война на Камчатке, Мой перевод, О птичках, Перевод, Травки-цветики, Тронсон
Subscribe

  • Наследие капитана Паркера

    В 2009 г. в Канаде опубликован дневник Чарльза Аллана Паркера, чьи останки покоятся в братской могиле под Никольской сопкой. "A Troublesome Berth":…

  • Бой в Крыму, всё в дыму, ничего не видно

    Изыскатель из Владивостока Андрей Юрьевич Сидоров подкинул ссылку: во французской книге "NOS MARINS"("Наши моряки", автор Этьен Трефо, 1888 г.) в…

  • Третья половинка песни

    Речь о французской песенке "DANS LE KAMTCHATKA!.." – "НА КАМЧАТКЕ", опубликованной в городе Париже в 1917 году, ноты и текст (Автор музыки Шарль…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments

  • Наследие капитана Паркера

    В 2009 г. в Канаде опубликован дневник Чарльза Аллана Паркера, чьи останки покоятся в братской могиле под Никольской сопкой. "A Troublesome Berth":…

  • Бой в Крыму, всё в дыму, ничего не видно

    Изыскатель из Владивостока Андрей Юрьевич Сидоров подкинул ссылку: во французской книге "NOS MARINS"("Наши моряки", автор Этьен Трефо, 1888 г.) в…

  • Третья половинка песни

    Речь о французской песенке "DANS LE KAMTCHATKA!.." – "НА КАМЧАТКЕ", опубликованной в городе Париже в 1917 году, ноты и текст (Автор музыки Шарль…