callmycow (callmycow) wrote,
callmycow
callmycow

Categories:

Корабли-призраки на страже России: Тихий океан, 1854-55 гг. Часть 4

Часть 1
Часть 2
Часть 3
Но не весь британский флот сосредоточился в Петропавловске. В тот же самый день, 20 мая 1855 г., удача улыбнулась англичанам на другом краю моря, где коммодор Эллиот тремя кораблями обшаривал закоулки Татарского залива, отделявшего от материка полуостров Сахалин. Мы-то теперь знаем, что Сахалин – остров, а Татарский – не залив, а пролив, но англичане и французы имели в распоряжении только карты Лаперуза, который в своё время пролива не нашёл. Зато открыл на материковом побережье залив, который назвал Де-Кастри, в честь морского министра. (Ныне залив Чихачёва).
13 мая в залив Де-Кастри вошёл фрегат ‘Аврора’. Здесь уже находились транспорты ‘Двина’, ‘Иртыш’ и корвет ‘Оливуца’, на котором держал флаг контр-адмирал Завойко. 17 мая пришёл транспорт ‘Байкал’. Что делала эта эскадра в незащищённом заливе? Ждала погоды. Со дня на день должны были вскрыться льды, преграждавшие путь в Амурский лиман и в Николаевск, куда и переезжал наш главный порт. Рапортует В. С. Завойко: «По мере прибытия судов свозились на берег больные, кантонисты, штурманские ученики и пассажиры, в числе коих было много женщин и детей (236 человек), а также почта и Казначейства, Морское и Гражданское для отправки в Кизи. В то же время посланы туда люди для обработки огородов для 47 Флотского Экипажа. <…> Полагая, что неприятель не упустит случая послать крейсеров в Татарский пролив, <...> я держал эскадру постоянно в готовности к бою, а 7-го числа [т.е. 19-го] отдал приказ, чтобы в случае нападения – корвет ‘Оливуца’, фрегат ‘Аврора’ и 10-пушечный транспорт ‘Двина’ выпускали цепи и становились на назначенные места, которые выбраны около отмелей, дабы неприятель не имел возможности обойти их; транспортам ‘Иртыш’ и ‘Байкал’ велено стать сколь возможно ближе к берегу, принять бой, если неприятель нападёт на гребных судах; в случае же нападения на оные парохода и других судов, во избежание бесполезной траты людей, суда зажечь, команды с оружием свезти на берег и поставить под ружьё вне пушечных выстрелов. На другой день неприятель показался». [О плавании в Восточном океане. Генерал-адъютанта Путятина и контр-адмирала Завойки. // Морской сборник. 1856, январь. Неоф, с. 177]
Слово англичанам. «Коммодор Эллиот, <...> имея под началом фрегат ‘Sybille’, 40; бриг ‘Bittern’, 12; и винтовой пароход ‘Hornet’, 17 пушек, <...> отправился для обследования Татарского залива. Утром 20 мая, во время воскресного богослужения, с брига ‘Bittern’ подан сигнал «Вижу неприятеля». Три корабля заняли позицию против залива Де-Кастри. Русские силы составляли суда: ‘Аврора’, 44 пушки; ‘Двина’, 22, ‘Олтеница’ [т.е. ‘Оливуца’], 20; ‘Камчатка’, 8; бригантина, 3 и винтовой пароход ‘Восток’, 5 – итого шесть судов, несущих 102 пушки.


Вдобавок, позиции их были очень сильны, так что великим риском было бы атаковать их нашими тремя кораблями с 69 орудиями. Тем не менее, мы сделали всё возможное, чтобы выманить неприятеля из залива для сражения; ‘Hornet’ подошёл к ним достаточно близко, чтобы дать выстрел-другой, но всё без пользы».[The Allied Fleets in the Pacific // Illustrated London News, October 06,1855. P. 403.]
Заметим, что паровая шхуна ‘Восток’ в это время лежала на берегу, в Петровском зимовье, на севере Сахалина. Судно ‘Камчатка’ Российско-Американской компании пережидало войну в Сан-Франциско.)
Возвращаемся к рапорту В.А. Завойко. «8 числа [т.е. 20 мая] в 7 часов утра, по прочищении тумана, увидели идущие в Де-Кастри три неприятельские судна: большой фрегат, по-видимому 60- пушечный, винтовой 12-пушечный корвет и бриг. Рассмотрен английский флаг. Согласно приказу, фрегат ‘Аврора’, флагманский корвет ‘Оливуца’ и транспорт ‘Двина’, по сигналу «изготовиться к бою», выпустили цепи и стали на якорь по диспозиции. На всех мачтах подняты флаги. С фрегата и корвета спущены на воду ростры для удобнейшего действия артиллериею. Неприятельский фрегат и бриг держались под парусами у мыса Клостер-Камп, а винтовой корвет делал промеры за островом Обсерватерии и далее, и в ¾ 7-го часа пополудни, выйдя из за северной его оконечности и будучи закрыт островом от выстрелов нашего фрегата и транспорта, открыл огонь по корвету ‘Оливуца’, который отвечал немедленно. Английский корвет дал задний ход и скрылся за островом, потом вскоре опять показался, пустил в ‘Оливуцу’ ядро, и лишь только наш корвет ответил, как неприятельский корвет вновь дал задний ход, поднялся мористее и в виду нашей эскадры, но вне её выстрелов, присоединился к своей эскадре; в 9 часов она скрылась за мысом.


Корвет ‘Оливуца’ не получил никаких повреждений, убитых и раненых не было. Во время действия корветов на транспорте ‘Двина’ раздавались песни, которые неприятель, вероятно, слышал. Между тем, в этот же день с фрегата ‘Аврора’ дано знать, что с салингов кроме трёх виденных нами судов замечено за мысом Клостер-Камп ещё три судна, но какие – неизвестно».
(Фрагменты писарской копии рапорта В.С. Завойко, с правкой. Дал бы ссылку, но потерял; рапорт по текту очень близок к публикации в "Морском сборнике".)


Вот вам и призраки. Причём с обеих сторон.


(Фрегат ‘Sybille’, бриг ‘Bittern’ и винтовой пароход ‘Hornet’ в Охотском море. Illustrated London News, 1855, Oct. 20)


Окончание следует.
Tags: История, Корабли, Крымская война на Камчатке, Разыскания
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments