callmycow (callmycow) wrote,
callmycow
callmycow

Categories:

Судилище над коммодором Эллиотом

(В дополнение к докладу о кораблях-призраках)
Уход русской эскадры из залива Де Кастри
Морской Сборник, 1856. февраль, Смесь. Сс. 109-112
Предстоящее открытие парламента дает нам право ожидать решения некоторых сомнительных вопросов, обративших на себя общее внимание. В числе их встречается вопрос: «что сталось с почтенным (honourable) командором Эллиотом Русскою эскадрою?» Мы не говорим о сэре Джеймсе Стирлинге, для которого это дело не показалось важным. Этот достойный адмирал препокойно возвратился в Гон-Конг, будучи столь обрадован ребяческим японским договором, что ему не до того было, чтобы вспомнить об «Авроре» и о своих русских товарищах по ремеслу.
После некоторых прогулок, во время которых командор Эллиот кидался то в ту, то в другую сторону, и разных полумер, дело было брошено, и русская эскадра, по выходе из залива де Кастри, могла преспокойно обдумать лучшие для себя планы будущности. быть может, сэр Джеймс Стирлинг получил некоторые частные намеки от своих сиятельных друзей, что война непродолжительна и что неприлично, при предстоящем мире, совершать столь неприятное и пустое преследование.
Между тем негодование моряков достигло высшей степени. Каждый офицер, пристрастный к службе и принимающий ее близко к сердцу, чувствовал, что Британский флаг был позорно унижен (miserably degraded), обесчещен. По всему явствует, что Русская эскадра, оказавшаяся несравненно слабее эскадры, бывшей под начальством командора Эллиота (*), была с умыслом выпущена из залива де Кастри. Мы употребляем слово «с умыслом», ибо каким другим словом можно его заменить, при факте, что суда командора Эллиота ушли на четыре дня из бухты, оставив в ней неприятеля на якоре? Адмирал Бинг (Byng) был расстрелян за ошибочное свое мнение. Капитаны эскадры Бенбоуа (Benbow) были повешены за прекращение бесполезного преследования большей силы. Многие офицеры были отставлены от службы или получили строгие выговоры за то, что не употребили всех возможных стараний принудить неприятеля к бою. Но нельзя припомнить более совершеннейшей глупости в морском деле, как выпущение Русской эскадры из залива де Кастри. Подобной вещи еще не бывало в истории!

(*Русская эскадра в заливе Де-Кастри состояла из 44-п. фр. «Аврора», 20 п. корвета «Оливуца» и 10 пуш. транспорта «Двина» (транспорты «Иртыш» и «Байкал» и бот №1 не имели пушек, и все суда эскадры заняты были пассажирами обоего пола с их имуществом). Эскадра командора Эллиота, заставшая русскую эскадру в Де-Кастри состояла из 40 пуш. фр. Sibylle, 16 пушеч. винт. парохода Hornet и 12 пуш брига Bittern. — Примечания МС)

Потому ли это случилось, что Командор есть почтенный капитан, или адмиралтейство полагает, что подобное происшествие не запятнает чести Англии? Прочь с такими нелепыми опасениями! Есть же почтенные капитаны (не по одному титулу), весьма достойные, доказывающие, что аристократия нашего отечества не лишена качеств, необходимых для героя. Преступления и ошибки случались и в те времена, когда мы были в войне со всем светом, но тогда все одинаково получали заслуженные наказания или замечания. Храбрый ветеран сэр Роберт Кальдер лишился начальства и был отозван за то, что не свершил невозможного и что, вступив с неприятелем в сражение, отнял у него только два корабля. Наша морская слава не нуждается в столь строгих мерах. Если капитаны или офицеры окажутся слишком осторожными, то пусть о них скажут, что они, — выражаясь учтиво, — ошиблись в своем деле, но за то пусть и оставят они службу, которая не допускает нерешимости и застенчивости в офицерах. Флот требует отважных (bold), дерзких (brazen-faced) peбят, которые, подобно хорошо откормленной собаке, не бросаясь на каждую дрянь, никогда не пропускали бы случая, если к тому будут вызваны, задержать противника и повалить его на собственной его палубе. Не таковы, как кажется, свойства кротких и любезных джентльменов, которые командуют отрядами в Китайских водах. Сэр Джемс Стирлинг благоразумен и хитёр наполовину. Он отстранил капитана Калагана (Callaghan) и вверил эскадру Командору Эллиоту для отыскания Русской эскадры, — начальнику менее бдительному и более угодливому.
Между тем неприятельская эскадра цела, и может в любое время выйти из Амура и броситься на наши броситься на наши богато нагруженные суда!
Мы надеемся, что эти слова не ускользнут от внимания независимых и самостоятельных членов Парламента старых времен, и что сэр Джемс Стирлинг и Командор Эллиот будут отозваны и подвергнуты военному суду.
(Unit. Serv. Gas.)

ПАРЛАМЕНТСКИЕ ПРЕНИЯ ОБ АНГЛИЙСКОЙ ЭСКАДРЕ В ТИХОМ ОКЕАНЕ
(в заседании нижнего парламента 27 января/8 февраля)
Морской Сборник, 1856. февраль, Смесь. 178-185
Г. Бельи (Baillie): «Адмирал Стирлинг, начальствующий английскими морскими силами в китайских водах, получив инструкции преследовать и взять или истребить русскую эскадру, полагал возможным согласовать свои обязанности с заключением так называемого торгового договора с Япониею, и потому поручил командование эскадрою, для отыскания русского отряда, младшему по себе офицеру. Капитан Эллиот, о котором идёт речь, застал русскую эскадру в заливе, Де-Кастри и мы имеем два показания о состоянии русских сил. Оба показания мало различаются между собою. Gazette de St. Petersbourg говорит, что русская эскадра состояла из одного фрегата, одного корвета и трех транспортов, нагруженных и загроможденных мужчинами, женщинами и детьми, спасшимися из Камчатки. Другое показание происходит от друга капитана Эллиота, бывшего у него на судне, инженерного офицера, издавшего об этой экспедиции книгу(*), В ней сказано, что русских судов было: один фрегат, один большой корвет от 18 до 20 пушек и два корвета или вооружённые транспорта, каждый о 10 или 12 пушках(*). На всех этих судах развевался белый' вымпел. С салингов английских судов можно было сосчитать число пушек, и полагали, что 44 пуш. фрегат был Aurora.
(*) В объявлении о вышедших книгах в №1205 Unit. Serv. Gaz. включена и эта книга под заглавием: Notes on the late expedition against the Russian settlenents in Russian Siberia, and of a visit to Japan, and to the shores of Tartary, and the sea of Okhotsk. By captain Bernard Whittingham, of the Royal Engineers (Записки о бывшей экспедиции против русских заселений в Восточной Сибири, о посещении Японии, берегов Татарии и Охотского моря, — составленная королевским инженером Капитаном Бернгардом Уайтингамом, Лондон). В кратком критическом разборе этого сочинения, между прочим, сказано: «Говоря о случившемся в заливе Де-Кастри, автор с трудом удерживает своё негодование о пропущении представившегося случая прибавить листок к славе Британского флота, невзирая на то, что г. Уайтингам был гостем Командора Эллиота, взявшего его как пассажира в Гон-Конге, где г. Уайтингам исправлял должность старшего инженера».
(**Это неверно: как уже не раз повторялось в «Морском Сборнике», русская эскадра состояла из 44-пуш. фрегата «Аврора», 20-пуш. корвета «Оливуца», 10-пуш. транспорта «Двина» и транспортов без пушек: «Байкал», «Иртыш» и бот № 1. На эскадре находилось 232 пассажира: мужчин, женщин и детей, со всем их имуществом.)
180
«Из всего этого Г-н Бельи заключает о неизъяснимой и достойной порицания степени невежества, какое все офицеры по-видимому выказали в отношении числа, ранга и силы виденных ими судов, и выражает своё удивление, что подобное плачевное невежество (lamentable ignorance) могло продолжаться ещё 13 месяцев после начала войны. Ясно, что Капитан Эллиот не удостоверился в настоящей силе русской эскадры и не умел отличить корвета от транспорта. Сила же английской эскадры состояла из 40-пуш. фрегата 1-го класса Sybille, 17-пуш. винт. корвета Hornet и 12-пуш. брига Bittern, и с этою силою капитан Эллиот не посмел напасть на русских. Он отправил одно их своих судов отыскивать адмирала, бывшего за 1500 миль о него. Не считая нужным блокировать русские порта, после потери таким образом целой недели, г. Эллиот вздумал узнавать, где русские суда, и к своему удивлению нашёл, что русские, не считавшие нужным угождать планам англичан, при первой возможности вошли благополучно в Амур. Таков был ход дела, по общему мнению, которое до сих пор не было еще опровергнуто. Поэтому г. Бельи считал бы себя весьма счастливым, если б Первый Лорд Адмиралтейства удовлетворительным образом опровергнул это мнение. Г. Бельи желал бы между тем получить ответ на следующие два вопроса: получило ли Адмиралтейство объяснения от начальников английской эскадры в китайских водах, и если получило, то когда эти объяснения будут представлены собранию? и довольно ли правительство поведением этих начальников, или намерено подвергнуть их. военному суду.
Сэр Ч. Вуд (Wood): Я не видал объяснений, о которых говорит г. Бельи, но во всяком случае считаю долгом правительства разъяснить основательно противоречивые показания. Неоспоримо, что адмирал получил приказание нападать на неприятельские суда и забирать или истреблять их, если встретится с ними. Но несправедливо, что адмирал передал начальство эскадры младшему по себе офицеру: он только поручил младшему офицеру, с несколькими судами, стараться отрезать путь некоторым русским судам, пытавшимся спастись из Петропавловска. Плавание происходило по неизвестным морям, без верных карт и других сведений, относящихся до этих морей.
Единственным руководством служили описи Лаперуза, по которым проход считался возможным только для гребных судов. Капитан Эллиот, будучи послан туда для крейсерства, поднялся до верховья залива. Прибыв в залив Де-Кастри 20-го мая, он послал корвет Hornet осмотреть местность. В исходе того же дня он сам пересел на корвет, чтоб лично окончить рекогносцировку и наткнулся на большой флот (large fleet), состоявший из 40-пуш. фрегата Aurora, 24-пуш. корвета, 20 пуш. (?) судна Dwina и транспортов. Кроме того было ещё большое судно(?), корвет или транспорт, на котором развевался контр-адмиральский флаг. 'Гам же находились ещё пароход и баржа или шхуна. Ядра, которыми обменялись, ложились близко у бортов. На первый вопрос, считает ли Адмиралтейство капитана Эллиота виновным в том, что он не пытался войти в гавань, — должно ответить, что оно совершенно оправдывает его, как и в том, что не входил в гавань при подобных обстоятельствах. Капитан Эллиот имел два парусных судна, и гавань ему была совершенно неизвестна. При одном только пароходе, он мог наверное рассчитывать на неудачу и на потерю своих судов. Поэтому Адмиралтейство полагает, что Капитан Эллиот поступил благоразумно, не нападая на русские силы в заливе Де-Кастри.
Это нападение было бы безрассудно и окончилось бы, вероятно, поражением. Второй вопрос относится до блокады гавани. Капитан Эллиот тщетно ожидал выхода русских судов навстречу. Они упорно оставались в выбранной ими позиции. Капитан Эллиот принял все возможные меры, чтобы воспрепятствовать уходу неприятельских судов, что явствует из следующего места его рапорта: «Мне казалось вероятным, что русская эскадра попытается спастись уходом из Татарского залива на юг. Поэтому я назначил такую позицию фрегату Sybille и бригу Hornet, на которой они могли бы следить за всеми движениями неприятеля. По моему мнению, неприятель должен был искать спасения в Лаперузовом проливе. Пролив этот, будучи шириною не более 25 миль, не представлял больших затруднений для нашего крейсерства, между тем как Татарский залив, севернее, — несравненно большей ширины, где при свежих ветрах и частых туманах блокада была бы несравненно труднее. К тому же, Татарский залив довольно узок между мысом Ламаноном (Lamanon) и островом Де-ла-Приз (de la Prise). Решившись караулить проход, день или два, буде погода позволит, я намеревался крейсеровать между мысом Румянцова ('45° 25' сев. шир. и 141° 34' вост. долг.) и противулежащим мысом Крильон (Crillon)». Этот официальный рапорт подтверждается несколькими частными письмами капитана Эллиота. Он нуждался в пароходах и распорядился благоразумно, отправив мелкое судно (small vessel) к адмиралу с требованием подкрепления пароходами. Отправляясь к узкому месту пролива, капитан Эллиот ушёл ночью, чтоб скрыть от неприятеля направления этого передвижения. Он не имел никаких средств для узнания, — есть ли проход в северной части залива, и говорит в одном из своих частных писем: «С двумя моими судами я только мог домогаться остановить неприятеля там, где я считал более вероятным, что он попытается прорваться, между тем как мне невозможно было удержать его, если б он захотел уйти с помощию постоянно дувшего южного ветра и тумана, которому достаточно было продолжаться для этого несколько только часов». Вот что оправдывает поведение капитана Эллиота. Должно признаться, что Адмиралтейство само полагает, что г. Эллиоту следовало бы достигнуть оконечности залива Де-Кастри, и что о препятствиях к этому им не представлены достаточные доказательства. Как видно из службы капитана Эллиота в Средиземном море, — он молодой и предприимчивый офицер. Адмиралтейство согласно в том, что, быть может, г. Эллиот сделал ошибку, но оно также убеждено, что он был одушевлён самыми честными и добросовестными правилами и твёрдым намерением овладеть неприятельскими судами. Если бы неприятель прошёл на юг, то нанёс бы самый чувствительный вред и большие потери нашей торговле в тех морях, между тем как, по убеждению капитана Эллиота, была большая вероятность, что неприятелю невозможно было пробраться на север, где он был бы достигнут и взят по прибытии ожидаемого подкрепления.
Г. Эллиот (*) Друзья капитана Эллиота имеют право сожалеть, что г. Бельи дал такой оборот этому делу (слушайте!). Почтенный г. Бельи представил два различные обвинения против капитана Эллиота, осуждая его, во-первых. в ошибке, и, во-вторых, в том, что он, мечтая идти на север, пошёл на юг, чем подал повод к заключению, что он это сделал с намерением избегнуть встречи с неприятелем.
(*) Член Парламента - однофамилец с капитаном Эллиотом, о котором идёт речь.
184
Должно надеяться, что последнее обвинение нельзя применить к кому-либо из британских офицеров (слушайте! слушайте!). В каком положении находился капитан Эллиот? Он был в море ещё не исследованном, имеющем низменные берега, и во время чрезвычайно худой погоды. Он застал неприятельские суда в труднодоступной позиции, и после совещания с другими о возможности нападения, пришёл к заключению, что нападение было бы неблагоразумно. Тогда он ещё не знал о существовании северного прохода к Амуру, и это невольное заблуждение привело его к заключению, что единственный выход для неприятеля из Де-Кастри мог быть только к югу. Капитана Эллиота упрекают в том, что, отправив уведомление к адмиралу, он не оставался в виду неприятеля. Но этого исполнить было невозможно. Капитан Эллиот должен был повиноваться ветрам и туманам. Оставаясь в виду неприятеля, он рисковал быть унесённым господствующим ветром на север, чем неприятель воспользовался бы, чтоб ускользнуть на юг, в чём, по мнению капитана Эллиота, состояло единственное спасение русских. Поэтому он удалился на юг, и когда впоследствии возвратился на прежнее место, то уже не застал русских, ушедших между тем на север. Убедившись в уходе неприятеля на север, он кинулся в Татарский залив, но не смог отыскать русской эскадры, не будучи в состоянии делать промеры между низменными берегами, по причине густых туманов.
Между тем, адмирал прибыл; но, оставшись в Де-Кастри недолгое время, решился уйти. При таких обстоятельствах капитан Эллиот не мог лучше поступить. Сначала он не мог напасть на неприятеля в месте его стоянки, потом не мог угадать куда он скрылся, и наконец пытался отыскивать его там, где только мог. Будь ему известен проход к Амуру, он бы пошёл на север, но не знавши его, он не мог сделать более того что сделал.
Вот вся история этого дела. В случае если дадут этому делу ход или будет наряжено следствие, то я убеждён, что доброе имя капитана Эллиота обнаружится и будет доказано, что он поступал как достойный офицер (Слушайте!). (Galignani's Messenger).
Tags: История, Крымская война на Камчатке, Разыскания
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Крест над обрывом

    Пару дней назад приметил на Никольской сопке крест. Не замечал его раньше. Вряд ли он памяти англо-французского десанта. Но любопытно…

  • Тринидад (без Тобаго)

    Вот такая версия подвига Семёна Удалова: - из книги А. Ф. Погосского "Оборона Севастополя". Это четвёртое издание рассказов для народа,…

  • Прорыв

    Я получил по почте книгу - в признательность за то, что консультировал одного из авторов по некоторым вопросам. Книга называется "Записки о…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments