callmycow (callmycow) wrote,
callmycow
callmycow

Category:

Алкоголист Шенурин

В сборнике "Защитники Отечества" (документы о Петропавловской обороне) встретилась опечатка в фамилии офицера с "Авроры": "Шенкурин" вместо Шенурин. Я нырнул в интернет свериться, и попал на такой абзац.
"Когда мы вступили в ущелье Хингана, где оба берега Амура образованы крутыми, покрытыми лесом горами, то плавание наше сделалось чрезвычайно трудным. Бечевника не было и в помине; приходилось идти на веслах, а река тут отличается особою быстротою, тем большею в данном случае, что вода была большая, от дождей в верховьях реки. Такое путешествие, по 20--22 версты в день, способно было навести уныние даже в присутствии такого всегда хорошо настроенного спутника, как Линден. Но, по счастью, оно тянулось недолго. На другой же день, по входе нашем в Хинган, на заре, когда еще не вся команда проснулась, мы заслышали шум пароходных колес. Немедленно мы стали подавать сигналы, кричать, и, к удовольствию нашему, нас заметили. Через пять минут мы были на палубе парохода, а через час, когда находившиеся уже там пассажиры проснулись, мы нашли среди них очень приятных спутников: архимандрита Аввакума, капитан-лейтенанта барона Шлиппенбаха, пехотного офицера Калитина, двух янки, Якоби и Эша, русского торгаша Ланина и несколько других лиц. Одно из них представляло даже курьез, характеристический для Амура. Это был офицер морских инженеров Шенурин, отличный строитель, но до такой степени поклонник Бахуса, что адмирал-губернатор должен был приставить к нему боцмана, ответственного если офицер напьется, и даже держать его на работах вдали от города Николаевска день и ночь, чтобы он не имел возможности доставать водки. Не буду относиться с укором к несчастному. Он не один в своем роде, и даже ныне нередки случаи на Сахалине, что офицеры спиваются, сходят с ума, впадают в белую горячку и т. п. от одиночества, пьянства и монотонной жизни без всякого развлечения. Я не далее 1877 года читал в Тифлисе письмо одного из сахалинцев, убеждавшего одного из бывших своих корпусных товарищей, Старосельского, ставшего влиятельным лицом на Кавказе, "спасти" его, уже 45-летнего полковника и начальника части, от печальной участи умереть нравственно, а может быть и физически, в сырой, холодной пустыне... Петербургские решители судеб, заседающие в разных канцеляриях, всегда трезвые, изысканно приличные, не прощающие человеческой природе ни одного недостатка, если он не ведет к карьере или фортуне, разумеется, с отвращением относятся к таким "погибшим" людям, каков был наш инженер-моряк, но в провинциях, особенно отдаленных, люди были гуманны. На пароходе говорили, что тот же адмирал Казакевич, который держал Шенурина под непрерывным надзором, дал ему на дорогу восемьсот рублей собственных денег и только дружески попросил не истратить их все раньше приезда в Петербург. Больной алкоголист обещал и по крайней мере на пароходе держал свое слово и вовсе не пил".
(Венюков, Михаил Иванович. Воспоминания о заселении Амура в 1857-1858 годах. Год: 1879)

А тот ли это Шенурин?
Аполлон (Аполлоний Евгеньевич) Шенурин на "Авроре" был прапорщиком корпуса флотских штурманов (а не инженеров).
И вот что пишет А.И.Петров (" Записки первостроителя Николаевска-на-Амуре"). "В Николаевске в начале августа [1855 г. – А.А.], собралось все офицерство с судов. С фрегата «Аврора»: командир капитан II ранга Изыльметьев (умер), офицеры: капитан II ранга Тироль (умер), капитан-лейтенанты Скандраков (умер), Фаворский (теперь начальник штаба в Кронштадте), Пилкин (теперь контр-адмирал), Анкудинов (умер, мой товарищ), лейтенанты Михайлов (умер), Василий Иванович Попов (приятель по корпусу), Фесун, Поль, мичманы Токарев (капитан II ранга), Колокольцов (умер), штурманы Дьяков (умер), Самохвалов и Шенурин (мой товарищ). <...>
В феврале [1856] несколько человек офицеров Завойко по болезни уволил в Россию. Они выехали на оленях через Аян. В числе их были лейтенант А. Ф. Можайский, подпоручик Шенурин и др".
Слова Петрова подтверждает сам Шенурин, в статье "Описание пути из Николаевского поста, чрез Удской край, в Якутск", - Морской сборник, 1857, № 8, неоф., с. 300. Год этого путешествия ясен из предисловия - 1856. "Получив предписание возвратиться в Балтийский флот, я должен был избрать для этого один из двух путей..."
Алкоголиста же Шенурина М. Венюков встретил в 1857.
Аполлоний Евгеньевич нумеровался "Шенурин 1-й". В корпусе флотских штурманов упоминается и ещё один Шенурин, помладше чином. Почему бы не быть и инженеру Шенурину?
Tags: История, Первоисточники
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments