callmycow (callmycow) wrote,
callmycow
callmycow

Categories:

Белое море; экспедиция «Миранды» и «Бриска» Часть первая

При переводе воспоминаний Сиприана Бриджа мне, конечно, понадобились подробности, иначе исторические мемуары переводить не получается. Статью из "Illustrated London News" я уже выкладывал, но встретил и более обстоятельное изложение.
Источник - книга:
England's battles by sea and land, from the commencement of the French revolution, by lt. col. Williams, including our Indian campaigns [by W.C. Stafford] and the present expedition against Russian aggression in the East [by H. Tyrell].
Датирована книга 1854 годом, но, наверное, это год выхода первого тома, а беломорская кампания описана в 4-м или 5-м.
В книге множество красивых героических гравюр: около десятка про Крымскую войну, но все ограничены черноморским театром.

Глава XV
Белое море; экспедиция «Миранды» и «Бриска»; блокада самых северных крепостей России; разрушение военного монастыря Соловецкого и Колы, города и крепости.
(Написано Генри Тиреллом)
Наша история была бы неполна без рассказа о молодецком крейсерстве «Миранды» и «Бриска» по Белому морю, которые в этой дали беспокоили и атаковали северные берега Российской империи.
Верно подмечено, что война с царем упорядочила и расширила наши познания в географии. Пришла пора бросить взгляд вширь с нашего тесного островка, населённого, как заметил лорд Байрон,
«…Этими чванными торгашами,
Что себя мнят королями на шаре»,
[ДАЛЕЕ]
(Those haughty shopkeepers, who roll
Their goods and edicts forth from pole to pole)
и всмотреться в дальние, романтические края.
Мы быстро знакомимся с Востоком, быстро становится нам знакомым; Константинополь мы уже знаем почти как соседний Кале, а Крым – как наш остров Айл-оф-Уайт. Даже Черное море с его штормами, дикими берегами и античными руинами для клубного любителя газет воспринимается так же привычно, как и воды Британского канала. Но всё же, на минуточку, перенесём внимание с Чёрного моря не Белое. С востока на крайний север. Белое море! – само слово звучит странно и таинственно, как бы подразумевая безмолвную, безжизненную, призрачную гладь, безветренную и туманную, чья рябь никогда не золотилась солнцем, и человеческая нога не оставляла следа на берегу.
Но обуздаем фантазию: наша задача – придерживаться фактов. Белое море – вполне реальный, осязаемый водоём; фактически это огромный залив Арктического океана, или Северного Ледяного моря, между Лапландией и Архангельском, простирающийся на юг, юго-запад до европейской России, занимающий площадь порядка 45 000 квадратных миль. На северо-западе образует Кандалакшский залив, а на юге – Онежскую губу и Архангельскую [т. е. Двинскую]. Море достаточно глубоко для крупных судов, за исключением устья реки Двины, где имеются широкие песчаные отмели. Большая часть Белого моря замерзает с октября по май. Чтобы понять дерзость морехода, отправляющегося в эту суровую даль, достаточно вглядеться в карту Европы и проследить длинный, тоскливый путь судов, через северную Атлантику, минуя Шетландские острова, огибая изрезанные берега Норвегии и Лапландии. Не многие страны надумают посылать в такой край корабли с боевой задачей, и еще меньше моряков, кому такая задача по плечу. [Красивая, но сомнительная формулировка: мол, моряков меньше, чем стран. – Перев.] Право, наши британские морские офицеры не забыли, что их саксонские предки гордо звались "Морскими королями"! [Похоже, тут имеются в виду "морские конунги" – скандинавские разбойники и завоеватели. Достойное сравнение.]
Винтовой корабль «Миранда», с машиной в 250 лошадиных сил, и винтовой шлюп «Бриск», под командованием капитана Лайонса и коммодора Сеймура, вышли из Даунса 21 мая, взяв курс в Белое море. Их задачей стояла блокода северных морских портов, через которые Россия могла бы сообщаться с остальной Европой. Но вводить полную блокаду сразу не следовало, поскольку значительная часть грузов, уже оплаченных французскими и английскими купцами, лежала в Онеге и Архангельске; грузы были бы потеряны для владельцев, если их не вывезти нейтральными судами. Таких судов в северных портах оказалось множество; и не менее 350 кораблей (большинство голландские) были досмотрены «Мирандой» в Белом море. Поэтому блокада не была полной до 1 августа; но подразумевалось, что в дальнейшем она будет осуществляться со всей суровостью.*
(* Корреспондент с одного из наших судов в Белом море замечает:
«Без блокады Архангельска наше присутствие в этом море почти бесполезно. Количество вывозимого зерна, круп, муки и пр. в этом году (1854 г.), огромно, и пресечение вывоза будет ощущаться в самом сердце империи. Вы не можете вообразить объём этого грузопотока. Издалека и близка, 400-мильная округа Архангельска свозит сельхозпродукты; и поскольку всякое судно, принявшее их на борт, приносит доход, банковский либо звонкой монетой, то представьте, какой удар нанесёт по российской торговле жёсткая блокада и сколько денег будет изъято из обращения». Увы, полумеры – проклятие Англии.)
Однако три русских судна, гружённых мукой, рыбой и маслом, были захвачены и отправлены в Англию. Экспедиция также разрушила военизированный укреплённый монастырь (military battlemented monastery) на острове Соловецкий, который был вооружён пушками и защищён батареей и войсками под командованием настоятеля. Затем, причинив ещё кой-какой урон русским владениям, английские суда атаковали и разрушили городок и крепость Кола, в устье одноименной реки; имея население всего около тысячи жителей, городок однако считается столицей русской Лапландии. Несмотря на малолюдность (в основном по суровости климата), в Коле имелась крепость с хорошо вооруженными батареями, гарнизоном, начальником и казённым складом. Всё это было уничтожено; та же участь постигла и город, ввиду упорства начальника. Английские корабли открыли огонь бомбами и калёными ядрами, и менее чем через час пушки противника вышли из строя, батареи уничтожены, а город зажжён. От укреплённого собора осталась стоять одна башня, остальная часть Колы превратилась руины и головёшки.
Перед атакой на городок капитан Лайонс отправил лейтенанта Бакли на берег под переговорным флагом и призвал власти немедленно сдать форты, гарнизон и город Колу со всем оружием, пушками и боеприпасами, а также всякую единицу казённой собственности. Если эти требования не будут выполнены, то пусть все женщины и дети немедленно покинут городок. Лейтенанта встретила шлюпка с офицером, который представился полицейским чином и отказал в высадке. Не умея прочесть ультиматум по-английски, русский офицер отправился с лейтенантом Бакли на «Миранду» за разъяснениями. Капитан Лайонс перевел ультиматум на французский язык и, получив от русских подтверждение, что теперь всё понятно, вручил его. Офицер ответил, что начальник городка отсутствует, и что, хотя на ответ даётся полчаса, он сразу может заверить капитана Лайонса, что условия приняты не будут.
«Я ждал до рассвета, – пишет Лайонс в донесении Адмиралтейству, но ответа не получил и увидел на батареях и укреплениях расчёты, готовые к бою. Тогда я спустил флаг переговоров и открыл огонь по батарее, частоколу и блокгаузам, на что немедленно ответил пушечный и ружейный огонь. Орудия были вскоре сбиты, а батарея обращена в руины, но, хотя наши снаряды точно били в блокгаузы и частокол, из разных частей городка продолжался упорный ружейный огонь; это не оставляло мне альтернативы, я был вынужден уничтожить городок. Вскоре от наших бомб и калёных ядер он загорелся, неистовое пламя раздувалось свежим ветром. Тем временем судно оказалось в критическом положении: из-за сильного отливного течения поползли якоря, носовой и кормовой, поэтому пришлось завезти верпы и стать на шпринг, держась бортом к берегу; фарватер был слишком узок, чтобы отвернуть и отойти, и судно село на грунт менее чем в трёхстах ярдах от горящего города, так что головни долетали до судна; однако, смачивая паруса, такелаж и палубы вплоть до схода с мели, мы избежали плохих последствий".
(Продолжение следует)

Tags: Крымская война, Мой перевод, Первоисточники, Перевод
Subscribe

  • Крест над обрывом

    Пару дней назад приметил на Никольской сопке крест. Не замечал его раньше. Вряд ли он памяти англо-французского десанта. Но любопытно…

  • Прорыв

    Я получил по почте книгу - в признательность за то, что консультировал одного из авторов по некоторым вопросам. Книга называется "Записки о…

  • ОТКУДА НОГИ РАСТУТ... часть 2.

    (НАЧАЛО БЫЛО ЗДЕСЬ) THE CHINA HERALD, 25 ноября 1854 г. Мы рады представить уточнённые сведения о предполагаемых потерях союзнических эскадр в…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments