callmycow (callmycow) wrote,
callmycow
callmycow

Categories:

Белое море; экспедиция «Миранды» и «Бриска» Часть вторая

(Начало здесь)

У нас нет материалов для ясного изложения этих событий, официальные депеши скудны и неинтересны; и поэтому лучше будет привести рассказ о действиях «Миранды», написанный одним из её офицеров: –
«Миранда вышла из Ширнесса 3 мая, имея запечатанные приказы;
[ДАЛЕЕ]стала на якорь в Спитхеде 4-го в шесть часов вечера; покинула Спитхед 6-го в час дня; в тот же день преследовала несколько судов [т. е. окажись эти суда русскими купцами или нейтралами, везущими товар в Россию, не зная о начавшейся войне, они были бы захвачены как «призы»] и снова направилась согласно запечатанным приказам [т.е. маршрута команда заранее не знала; приказы должны были распечатываться в означенном месте либо в означенное время]; снова 15-го мая вернулась в Спитхед; 17-го взяла провиант; 19-го вышла из Спитхеда; 21-го стала на якорь в Даунсе; в два часа пополуночи снявшись с якоря, прошла Галлстримом… [Разорву это безразмерное предложение для пояснения. Ни Даунса, ни Галлстрима на нынешней карте Англии нет. Downs – якорная стоянка у городка Дил (Deal) на побережье графства Кент. А Gullstream – фарватер между двумя песчаными банками к северу от Галстрима.]; 24-го мая направилась на север; 26-го, в восемь часов вечера вошла в гавань Леруика (Lerwick, Шотландия), отдала якорь в одиннадцать часов вечера; вышла из гавани Леруика 8 июня; пройдя через Sound [т. е. некий «Пролив»], 10 июня стали на якорь в бухте Хаммерсфорт [вероятно, Хаммерфест, на севере Норвегии]; вышли под парами пролив Rolffso [вероятно, Rolvsøy – Рольвсё] в море; 19 июня догнали и захватили русскую шхуну, которая была впоследствии отпущена. 22 июня пришли на рейд Крестового острова [о. Сосновец]; оставили Крестовый остров 24-го; 26-го стали на якорь (при сильном течении, идущем в сторону Архангельска) против устья реки Двина; в десять часов вечера в Архангельской губе мы действовали на шлюпках, досмотрев несколько судов. 5 июля мы снялись и пошли к Мурманскому каналу против реки Двина, ведущей к Архангельской бухте; 9-го стали у Тетрины, снялись и отправились к Крестовому острову; 18-го числа обошли остров Соловецкий; с дистанции около 1000 ярдов от берега наш первый лейтенант разглядел в лесу солдат с несколькими полевыми орудиями. Его зоркость и подзорная труба первоклассные. Дали по солдатам выстрел из пушки, получили ответ ядрами, шрапнелью, картечью, многие попали в судно. Мы продолжили прицельный огонь правым бортом. Враг отступил в заросли. К полуночи мы стали на якорь у Соловецкого монастыря. Наутро, 19-го, увидели, что солдаты спешно сооружают временные батареи. Наш корабль, в паре с «Бриском», поднял переговорный флаг и выпалил холостым. «Бриск» отправил на берег шлюпку с переговорным флагом. Русские выслали лодку навстречу. Затем лодка вернулась на берег. В двадцать минут девятого подняли якорь, спустили переговорный флаг и открыли огонь по батарее противника из длинной пушки, зажигательными снарядами и бомбами, на которые довольно сноровисто отвечала батарея, а также с двух башен монастыря и ружейный огонь с берега. Вскоре и «Бриск» открыл огонь. Около двадцати минут десятого ядром с батареи убит Кинг Маршалл, чернокожий матрос, народности крумен из Сьерра-Леоне. Другое ядро ранило Стивена Харта, перебив правую руку у плеча. Мы тогда открыли огонь из 12-фунтовых орудий, а также ружейный – с марсов и шкафута, чтобы выбить врага из-под прикрытия деревьев и кустарников. В двадцать минут двенадцатого неприятель покинул свои батареи. Но вскоре они вернулись к своим пушкам и снова были выбиты прицельным огнём. Затем мы начали обстрел монастыря бомбами из нашего поворотного орудия, одновременно продолжая сильный огонь из бортовых орудий, а также ружейный, по батарее и лесу. Затем мы по фарватеру под парами подошли ближе к монастырю, заходя во фланг батарее. Оттуда мы стали обстреливать монастырь калёными ядрами; огонь противника был подавлен около шести часов вечера 19-го июля. 31-го июля, высадившись на острове Shayley, предали огню все общественные здания вместе с девятью пушками, найденными на берегу. [Вероятно, не 31 июля, а 21-го, когда был высажен десант на Кий-остров. Обстоятельства сходны. Название Shaley необъяснимо, на букву «Ш» есть только остров Шалим в Баренцевом море, речь точно не о нём.] 29 июля, у Крестового острова мы загрузились углём. 23 августа нашему штурману Джорджу Уильямсу удалось на шлюпках промерить фарватер до Колы. В половине седьмого утра мы стали на якорь у Колы на глубине пять футов. Вскоре мы увидели группу с переговорным флагом, идущую из крепости, в ответ мы подняли такой же флаг. Наш третий лейтенант, С. У. Бакли (Cecil W. Buckley), отправился на шлюпке вручить переговорщикам письмо, которое, как сказали старшие офицеры, требовало немедленной сдачи крепости, гарнизона и казённой собственности. Мы видели на укреплениях пушки и людей. В ту ночь и нас держали в готовности на боевых постах. К утру ответа не было, мы спустили флаг перемирия и открыли огонь картечью и шрапнелью, чтобы подавить ружейную пальбу из батарей и бойниц частокола. Корабль приблизился к батарее на 250 ярдов. Первый лейтенант, мистер Джон Ф.К. Маккензи (John Fran. Camp. Mackenzie), и Чарльз У. Манторп, мэйт, (Charles W. Manthorp, mate) командовали десантной партией. При высадке доблестный первый лейтенант возглавил матросов и морских пехотинцев, которые ринулись с саблями наголо выбить неприятеля из разрушенных батарей и немедленно захватить пушки. На берегу мы попали под прицельный огонь из башен и монастыря. Корабль продолжал бомбардировку, чтобы прикрыть нас. Было около половины третьего, когда мы высадились во главе с лейтенантом Маккензи, и он первым был на батарее, которую мы нашли полностью уничтоженной огнём корабля. Неприятель бежал поспешно. Мы взяли на борт одно из пушек батареи, разбитую ядром с нашего корабля; остальные пушки были полностью похоронены в руинах. Все казённые склады были уничтожены. Наш первый лейтенант сделал честь своему маленькому клану с «Миранды». [Какой-то намёк на шотландскую фамилию лейтенанта.] Пока мы сражались, неприятель повыловил буи, которые наш господин Уильямс расставил для прохода по реке, теперь ему предстояло заново их расставить, чтобы восстановить фарватер выхода. К половине восьмого часа 24-го июля мы уничтожили город. Это была грандиозная сцена разрушения: дома, склады и монастырь – всё в огне; один за другим колокола падали с горящих балок на дно колоколен, издавая свой последний звон. Колоколов было семь. 22 сентября мы миновали маяк Фламборо и вошли в Ярмут. С нами русский мальчик лет десяти. Его забрали из рыболовецкого люгера, брошенного командой. Бедняжка был найден запертым в конуре, именуемой кабиной, и оставь мы его, умер бы там с голоду. Похоже, у него нет ни матери, ни отца. Экипаж «Миранды» всё время отменно здоров".
Эти подробности были переданы по возвращении эскадры Белого моря в Ширнесс, где 25 сентября она получила приказ идти в Портсмут, для небольшого ремонта машин перед походом в Чёрное море.
(Окончание следует)

Tags: Крымская война, Мой перевод, Первоисточники, Перевод
Subscribe

  • Крест над обрывом

    Пару дней назад приметил на Никольской сопке крест. Не замечал его раньше. Вряд ли он памяти англо-французского десанта. Но любопытно…

  • Прорыв

    Я получил по почте книгу - в признательность за то, что консультировал одного из авторов по некоторым вопросам. Книга называется "Записки о…

  • Иностранная морская военщина в Гонолулу

    Искал малую малость: когда французский корвет "Эвридика" отправился из Гонолулу на Таити зимой 1854-55 гг. А тут как раз американцы архив старых…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments