?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Flag Next Entry
Детям о Ленине
Некрупный орёл
callmycow
При развитом социализме Ленин был добрый-добрый. И всё же не всегда. Вот рассказ об этом очень хорошего детского писателя.
Сергей Алексеев
СУРОВОСТЬ
Шла гражданская война. По приговору революционного трибунала за сокрытие оружия двое жителей города Мерефы были расстреляны.
Нашелся жалостливый человек:
– Ах, ах, расстреляны! Ох, ох, да что же такое делается!
Нужно сказать, что плохо было тогда с оружием. Случалось так: идут красные солдаты в бой, а винтовка одна на двоих.
– Подумаешь – спрятали винтовки, – не успокаивается жалостливый человек. – Подумаешь – грех! Так ведь время теперь опасное...
Время действительно было тяжелое – враги наступали со всех сторон.
– Ах, ах, – продолжает кудахтать жалостливый. – Ни за что ни про что расстреляны. А главное, люди хорошие. Один из них, возможно, и скрытый враг – бывший кулак и лавочник. Другой же просто почтовый служащий.
Разжалобил жалостливый человек друзей и знакомых. Стали и те вздыхать:
– Ах, ах, расстреляны!
– Ох, ох, да что же такое делается!
Решили они обратиться к товарищу Ленину. Написали письмо в Москву. Пишут: мол, очень суровы меры. Подумаешь– кто-то спрятал винтовку. Лишить человека за это жизни... А главное, люди хорошие. Один из них, возможно, и скрытый враг – бывший кулак и лавочник. Другой же просто почтовый служащий!
Пришло письмо в Москву, в Кремль, в Совнарком. Нашелся и здесь жалостливый человек:
– Ах, ах, расстреляны! Ох, ох, да что же такое в Мерефе делается! Задаст им товарищ Ленин.
Побежал жалостливый человек к Владимиру Ильичу докладывать про письмо. Докладывает, торопится:
– Перестарались, Владимир Ильич, в Мерефе товарищи. Расстреляли людей только за то, что те не сдали винтовки вовремя. Вот до чего, Владимир Ильич, дошло. Один из них, возможно, и скрытый враг – бывший кулак и лавочник. Второй же просто мелкий почтовый служащий.
Выслушал Ленин, побарабанил по столу пальцами. Посмотрел куда-то вдаль повыше головы совнаркомовского сотрудника, задумчиво проговорил:
– Идет война. Безжалостная война.
– Так точно, – вставил сотрудник.
– Не мы войну начали. Нам ее навязали.
– Верно, Владимир Ильич.
– А вы знаете, – Ленин посмотрел в упор на сотрудника, – что не хватает винтовок на фронте?
– Слышал, Владимир Ильич.
– А вы не задумывались над тем, что из-за этого гибнут сотни и тысячи лучших наших красноармейцев?
– Да как-то, признаться, нет. То есть да... Но... – Сотрудник стушевался, запутался. Не ожидал такого.
– Так вот, кто прячет или помогает прятать оружие, безразлично – лавочник он или почтовый служащий, – голос Ленина стал непривычно суровым, – есть величайший преступник против рабочих и крестьян. Нет, тут неуместна жалость. Верно поступили в Мерефе товарищи. Тысячу раз верно!

Первоисточник: Жизнь Ленина. Избранные страницы прозы и поэзии в десяти томах. М., Детская литература, 1983. Том 5. С. 265. (Сборник шел под общей редакцией С. Михалкова.)
Напечатано ранее в журнале «Москва», 1969 г. (предположительно, № 3).

Прошу обратить внимание на последнюю фразу рассказа. Тысячу раз верно. (А сколько сотен тысяч раз неверно...)


  • 1
Первый вспомнившийся рассказ про Ленина — это "Общество чистых тарелок". Там он добрый-добрый. И в других рассказах детям о Ленине он тоже добрый.
В детстве, когда мы говорили друг другу самую настоящую правду, то становились в позу звезды, и как заклинание произносили: "Светит красная звезда, Ленина и Брежнева обманывать нельзя". Вот. Нельзя обманывать Ленина.

У нас чуть иначе: "Красное знамя, красная звезда, дедушку Ленина обманывать нельзя". По программе воспитания в детском саду сначала полагалось узнавать Ленина на портретах (Н. Жукова и Н. Андреева), а потом знать имя собственных родителей. Как же мне его не любить?

  • 1