callmycow (callmycow) wrote,
callmycow
callmycow

Доктор Финдель

– Шустрик, где ты пропадал? Я хочу кальмара.
– Милая! Ты просила радужную каракатицу с икрой! Я с хвоста сбился искать, но я поймал, принёс тебе каракатицу.
– Спасибо, Шустрик, ты заботливый муж, но я хочу кальмара.
– Папа, я! Пап, я хочу каракатицу! – вертелась рядом Алина, младшая дочка. – Дай мне! А она правда радужная?
Дельфин Шурик, он же Шустрик, он же папа, глубоко вздохнул и отфыркнул фонтанчик солёных брызг. Кальмара так кальмара. Эти капризы… их надо просто выдержать.
– Шустрик, куда ты опять уплываешь? – простонала жена вслед. – Побудь со мной.
– А кальмар?
– Потом. Я сама не знаю, чего хочу. Ой, меня укачивает. Почеши мне спинку. И поцелуй меня.
Шурик почесал. И поцеловал жену. И приник ухом к её животу.
– Ну как ты там, капризуля? Ой! Я слышу, он брыкается! Пинья, он бьёт хвостом!
– Не он, а она, – возразила Пинья.
– Пап, а меня обними, – Алинка ввинтилась между отцом и матерью. – Мам, а братик уже скоро родится?
– Вы что, сговорились? – рассердилась Пинья, отталкивая мужа. – Не братик, а сестрёнка.
– Не ругайся, Гвинья, – сказал Шурик. – Кого родим, того родим. Просто я всегда мечтал о сыне.
– Не называй меня так. «Пинья-Гвинья»! Не такая уж я толстая.
– Ты прекрасная!
– Мечтал о сыне – а чему ты можешь научить сына? – заводилась жена. – Драться с акулами? Дразнить косаток матерными частушками? Развлекать дайверов? Опрокидывать сёрфы? Сигать через яхты? Гоняться за авианосцами? Ты и девочек-то только портишь своим воспитанием.
– Пап, а я прекрасная? – Алинка нахлобучила на темя розовую медузу. Передвинула медузу набок и переспросила: – А так прекрасная?
– Каких это я девочек испортил? – обиделся Шурик. – Вспомни, наша Верка чемпионат по акробатическим прыжкам выиграла, и ты же больше всех радовалась. А потом её в океанариум на работу пригласили.
– И потом отпускать не хотели, насилу сбежала, – напомнила Пинья.
– Но ведь сбежала! Потому что не зря мы с ней учились через яхты прыгать.
Вираго – так звали старшую дочь дельфиньей четы. Напрасно Пинья твердила, что такую сумасбродную девчонку никто замуж не возьмёт. Вот уже три месяца как молодые отбыли в свадебную кругосветку.
– Я тоже хочу замуж, – заявила Алинка. – Я ведь прекрасная? Мам! Пап!
– Прекрасная, прекрасная. Замуж ещё подрасти надо, поиграй пока с подружками.
– Ну так что, Гвинь… Пинья, за кальмаром плыть?
– Что-то не хочется. Поймай мне берикса.
– Берикса? Он же костлявый.
– Что я могу поделать, если хочу берикса… Ой, да что же там за непоседа такая брыкучая.
Берикс водится на глубине. Там, где толща воды становится тёмно-зелёной и сжимает тело, как холодная тугая резина, а звон в ушах заглушает разноголосицу жизни… Не всякий дельфин донырнёт, и уж совсем редкий экстремал поймает берикса, вкусную большеглазую рыбу. Разве такой как Шурик, и разве только затем, чтобы угодить любимой. Два раза отважный супруг уходил в глубину на четверть часа, и лишь на третий раз вернулся с добычей в зубах.
Тем временем к Пинье заплыла соседка Лидия. Ни по какому делу, просто потрещать языком – по этой части Лидка была большая мастерица.
– А мой-то Димка с твоей-то Алиной прям друзья такие, что ты, вааще! Сейчас видела, они в кашалотиков играют, ну, умора, хвостами машут и по воде лупят , а там хвосты-то, смех один. А твой-то Шурка где пропадает? Жена в положении, а от него внимания не дождёшься. За бери-и-иксом? Мой, бывает, тоже проболтается незнамо где целый день, якобы на рыбалке, вернётся с пустым клювом и рассказывает: во-от такого берикса упустил.
– Да-да, – рассеянно отвечала Пинья. Она уже начинала волноваться за мужа.
– Что-то у меня голова болит, – не умолкала Лидия, – к шторму, наверно. Передают, у Новой Зеландии уже такая болтанка. – А кого вы ждёте, мальчика или девочку?
Пинья не ответила, бросаясь навстречу поднимающейся из глубины знакомой тени.
– Шустрик! Ты лучший муж на свете! Где ты так долго, я вся извелась.
– Берикс, – только и пропыхтел еле живой Шурик. – Теперь твоя душенька довольна?
– И впрямь, берикс, – подивилась соседка Лидия. – Так что ты ответила, девочку или мальчика?
– Я девочку, Шурик мальчика. Как узнать заранее? М-мм, вкуснятина. Шурик, ты бы сам хоть кусочек попробовал. Лид, угощайся.
– Нежненький, жирненький, – Лидия от удовольствия закатила глаза под самое дыхало. – А вы бы сплавали к доктору Финделю, у него пол-океана консультируется.
– Ма-ам! Па-ап! А Димка кусается! – это вернулась Алинка, доигравшись до слёз.
– Я же говорила, играй с девочками, – ответила мать. – На вот, съешь кусочек рыбки и успокойся. Ты такую не пробовала. Осторожно только, она костлявая.
– Не ябедничай, а сама его укуси, – посоветовал отец, с наслаждением дыша. – Уфф. Финделя я знаю. Только где его теперь найти?
– Да-а, я его понарошку укусила, а он как настоящий кашалот, – всхлипывала Алинка.
– Вот первая начала, вот и получила, – сказала Лидия. – У Финделя своя лагуна в атолле Вануроа. Он просто чудодей, такой умный, такой внимательный. Если ты ему принесёшь такого берикса, он наверняка примет без очереди.
– Вануроа, Вануроа… А, Вануроа! Так это же вот рядом, в полутысяче миль.
– Милый, давай сплаваем к Финделю. Лидк, а Лидк, если мы с тобой Алину на недельку оставим, сможешь присмотреть?
– Нет уж, милая. Где неделька, там и две, а там и месяц, и что я с ней делать буду? Егоза такая, что, гляди, загрызёт совсем моего Дмитрия.
У Пиньи были готовы слова, чтобы заступиться за Алиночку и воздать должное Димке, который не далее как вчера девочке фингал посадил под глазом, а сегодня чуть полплавника зубищами не отхватил. Но Шурику совсем не хотелось выслушивать добрососедские дрязги.
– Если плыть, то поплыли сейчас, – сказал он. – Циклон обещают. Собирай чемоданы.
Про чемоданы он, конечно, пошутил. Нет у дельфинов ни чемоданов, ни чуланов, ни стен, ни дверей. Только родная стая, которая кочует по кормовым угодьям, вместе загоняет косяки рыб, вместе выносит тяжкие штормы и отгоняет опасных акул. Но есть среди дельфинов и путешественники, которым нипочём даже кругосветка. Как раз из таких была Верка, Вираго Александровна, которая вышла замуж за Васю-Камчадала. В последней телеграмме молодожёны сообщали, что пересекают Курильский жёлоб – где-то в тех краях живёт Васина родня. Телеграмма? Да, имеется у дельфинов свой телеграф. Есть в океане на определённой глубине водный слой, в котором звуки разносятся далеко-далеко, на десятки миль. На этой глубине дежурит дельфин-телеграфист. Как только дежурный услышит телеграмму на условном языке, допустим: «От Новой Зеландии к Гавайским островам движется шторм! Повторяю: от Новой Зела…», – он передаст эти же слова дальше, и со скоростью подводного звука телеграмма скоро достигнет самых дальних бухт океана.
Путь до атолла Вануроа занял у дельфиньей семьи неделю. Днём они плыли, хватая попутно невнимательных рыбёшек, перекидываясь приветами с дельфинами других стай, уточняя дорогу. Ветер понемногу свежел и радовал альбатросов – огромных птиц, неутомимых странников. Показывались вдали и оставались позади рыболовецкие плавбазы. Пересекла путь, оглушив эхолотами, вонючая военная флотилия под полосатым флагом. Большой крюк пришлось дать, обходя жёлто-пузырчатый выброс подводного вулкана, в котором плавали дохлые медузы и креветки. Ночами дельфины спали. Вернее, подрёмывали, покачиваясь под волной, чуть шевеля хвостами, по временам выставляя из воды дыхало и приоткрывая глаза – беспечности океан не прощает. Да и нельзя дельфину накрепко засыпать, иначе он просто утонет.
Атолл Вануроа был небольшим островом на вершине кораллового рифа, он имел форму… как бы образнее выразиться? Ладно, дельфины не поймут, а люди извинят – форму унитазного ободка. По ободку росли пальмы, а в середине голубела тихая лагуна. Именно там и принимал знаменитый доктор Финдель. И очередь дельфинов к нему растянулась на три кабельтова. Но ожидание оказалось совсем не скучным: подводный мир Вануроа очень разнообразен и удивителен. Да и пообщаться с дельфинами из чужих краёв тоже интересно. Вот только разговаривать приходилось шёпотом, чтобы не мешать доктору слушать пациентов. Наконец, подошла очередь Пиньи.
– Что это такое!? – нахмурился доктор на Шуриков гостинец. – Все сегодня со взятками. Развели, понимаешь, коррупцию.
– Это берикс, – растерянно квакнул Шурик.
– Вижу, что не селёдка, – проворчал доктор. – Ладно, давай, раз уж принёс. – Что у тебя? Опять рыбой фугу подавился?
– Вы меня помните? – удивился Шурик. – Доктор, спасибо вам, мы все здоровы. Только беременны. Правда ли, что вы можете узнать пол будущего ребёнка?
– И что это изменит? – хмыкнул Финдель. – Плывут, понимаешь, со всякими пустяками, за тридевять морей. С бериксами.
– Ну, доктор…
– Что, «доктор», красавица? Ну-ка, быстренько кверху брюхом ложись, пока я добрый! И полная тишина в студии!
Чуть смущаясь, Пинья подставила доктору нежный белый живот.
– Кхе-кхе, – прокашлялся доктор и начал прощупывать живот ультразвуком.
Все дельфины пользуются ультразвуком, с помощью которого могут ловить рыбу хоть днём, хоть ночью. Но докторский клюв-датчик испускал ультразвук частоты вовсе неслыханной. «Пять мегагерц, – прикинул Шурик. – Обалдеть».
– Пап, а маме щекотно? – прошептала на ухо Алина.
Шурик в ответ пожал плечами и шепнул:
– Это называется УЗИ.
Время от времени Финдель перемежал исследование загадочными словами.
– Истинная конъюгата… Гестационный возраст… Предлежание хвостовое… Кровоток в пуповинной артерии… Внутренний зев закрыт. Уффф! Ну, красавица, всё у тебя в порядке! Ещё два месяца можно гулять, а там и родится курносое дитятко. Уфф, устал. Где там ваш берикс коррупционный.
– Доктор, а как же?... – прошептал Шурик. – Опять девочка?
– Разве я не сказал? – прочавкал доктор. – Пацан там у вас, мальчишка. Э, да что это с тобой? Ты сам-то здоров?
Что творилось с Шуриком! Он вертелся на хвосте, выскакивал в воздух и выделывал такие кренделя, что позавидовала бы дочка-чемпионка; он был бы готов расцеловать первую встречную косатку, подкинуть в воздух лодку с сомалийскими пиратами и перепрыгнуть взлётную палубу авианосца «Эндуэй».
– Гвинья-а-а! У нас будет сын!!!
– Ох уж эти мне мальчишки, – с улыбкой фыркнула Пинья.
Дочка Алинка смотрела на отцовы трюки с радостным удивлением, смеялась и хлопала в ладоши. А потом попросила:
– Доктор Финдель, а доктор Финдель! Сделай мне тоже щекотное "пузи". Мне кажется, я тоже беременная.
Отец так и плюхнулся в лагуну, не докрутив двойного сальто.
– Я ведь уже целовалась с Димкой, – пояснила свою идею Алинка.
На удивление, доктор отнёсся к девочкиной просьбе серьёзно. Он легонько поводил носом по её животу и покачал головой:
– Нет, барышня, чего нет, того пока нет. Подозреваю, чтобы завести беременность, одних поцелуев недостаточно. Сначала надо подрасти. Слушайся папу и маму, хорошо кушай, вырастешь красивая и здоровая. И будет тебе самая лучшая на свете беременность.
30.11.2011. П.Л. Калмыков.
Tags: Свежак, Сказка
Subscribe

  • Прорыв

    Я получил по почте книгу - в признательность за то, что консультировал одного из авторов по некоторым вопросам. Книга называется "Записки о…

  • Иностранная морская военщина в Гонолулу

    Искал малую малость: когда французский корвет "Эвридика" отправился из Гонолулу на Таити зимой 1854-55 гг. А тут как раз американцы архив старых…

  • Бой в Крыму, всё в дыму, ничего не видно

    Изыскатель из Владивостока Андрей Юрьевич Сидоров подкинул ссылку: во французской книге "NOS MARINS"("Наши моряки", автор Этьен Трефо, 1888 г.) в…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments

  • Прорыв

    Я получил по почте книгу - в признательность за то, что консультировал одного из авторов по некоторым вопросам. Книга называется "Записки о…

  • Иностранная морская военщина в Гонолулу

    Искал малую малость: когда французский корвет "Эвридика" отправился из Гонолулу на Таити зимой 1854-55 гг. А тут как раз американцы архив старых…

  • Бой в Крыму, всё в дыму, ничего не видно

    Изыскатель из Владивостока Андрей Юрьевич Сидоров подкинул ссылку: во французской книге "NOS MARINS"("Наши моряки", автор Этьен Трефо, 1888 г.) в…