callmycow (callmycow) wrote,
callmycow
callmycow

Сам себе спойлер

(Выдирка из повести П. Калмыкова "Клад и другие полезные ископаемые". А то: СТИМПР, СТИМПР... А что есть СТИМПР?)
(Апдейт, то есть предивставка: тут мне подсказывают. что выдирки должно быть две. Ладно, две.)
1.
"– А Прайс? – спросил Костик тревожно.
– Помер, – вздохнул Гена. – И погребен бысть на брезе синему морю, во лимене Тареевой, и доселе кости его суть тамо лежаче, Давыда Аглянина, сына Рисова…
– А клад?! – вскричали Долгов с Сабуровым.
– Йе! – крякнул Валера. – Включаю!
И на его столе что-то зашуршало, зажужжало и заскрипело; пылесос привстал на колёсиках, воздел торжественно конечность, увенчанную блестящим шариком, прокашлялся и произнёс с выражением:
– The old salt man David Price
Never fears even mice.
Once he saw a little elf,
Took his pistol and shot himself!

– Чего-чего? – переспросили все.
– Thank you for attention! – сказал пылесос и отключился.
– Спасибо за внимание, – перевёл Валера.
– Что это было?
– СТИМПР-ТГ! СТихоИМПРовизатор, Теперь Говорящий. На базе пылесоса «Буран-68».
Тут подало голос другое Валерино изобретение: гостеобнюхиватель соскочил с Иркиных рук и замычал, подняв шерсть дыбом.
– А это что он пихается? – спросил Антон, пытаясь убрать ногу с пути робота.
– А это то значит, что в 20.05 гостеобнюхиватель переключается в режим гостевыгонятеля, – вздохнул Валера".

2.
"...Бери бумагу и дерзай, Игрёк, а я пойду.
– Преступники ждут?
– Писанина!

В тему к головоломкам – ещё одна загадка из журнала «Чембурзилка»:
«За час 14 козлов собрали 70 паззлов. В какое время 3 козла составят 42 паззла?»
Ответы и решения присылать в редакцию журнала.

13. Судьба поэта
Один японец всю жизнь работал клерком, а мечтал быть танцовщиком. Только выйдя на пенсию, занялся наконец хореографией и создал собственную школу балета.
Вот так же один пылесос марки «Буран» всю жизнь собирал пыль и прочие зазевавшиеся предметы, изредка помогал белить потолок, и даже несколько раз пробовал стирать бельё с помощью пузырьковой насадки. И никто не знал, что в душе он – поэт, потому что речевая функция ему по конструкции не полагалась. Он мог только гудеть на четыре ноты; некоторое время ему подпевала канарейка, жившая в той же квартире, но век канарейки не долог. Так никто никогда и не слышал его стихов:
Не знаешь ты, не знаю я,
Не может знать никто,
Что летом надо надевать
Зелёное пальто.
И пей компот, и ешь салат,
Ходи пешком в кино –
Оспорить этот постулат
Нам с вами не дано…

Спустя полвека безупречной пылесосьей службы «Буран» вышел из строя. Стыки деталей разболтались, угольные щётки сточились, обмотка прогорела. Валера Полуянов так и объяснил хозяевам: дешевле два новых пылесоса купить, чем этот реставрировать. Это же не бронепоезд Октябрьской революции, – поддержал Гена Динозаврик. Хозяева только вздохнули. «Буран» остался у Валерия, в коллекции запчастей, где безмолвно и покоился, пока однажды Валера не взял его в школу. Не весь пылесос, а железный колпак с ручкой, похожий на шлем гладиатора. И на уроке истории нахлобучил его себе на голову, для лучшего вживания в тему.
– Так каковы же, скажет нам Полуянов, причины поражения восстания Спартака? – спросил Николай Петрович.
– Я могу рассказать, – пришёл на подмогу Гена, сосед по парте. – Там ведь как дело было…
– Скажет нам По-лу-я-нов! – настоятельно повторил учитель.
Валера встал, под хихиканье класса, в своём гладиаторском шлеме и провозгласил:
– Тори, споря с вигами,
Виги, споря с торями,
Этим самым двигали
Матушку-историю!
– Смешно, но не по теме, – сказал на это Николай Петрович. У Кромвеля шлем был другой. Получай двойку, а тему будешь пересдавать.
– Ну, ты и выдал, – восхитился другом Гена.
Валера был растерян: он никогда не баловался поэзией. Но позже выяснилось, что стихи сочиняет пылесос. А что? Ни для кого не секрет, что машины и бытовые приборы имеют всяк свой норов. Некоторое время Валера с Геной развлекались, надевая шлем и декламируя:
– Крыши съехались в Париж
На Четвертый Форум Крыш.
Только небо над Парижем
Опускалось ниже… ниже…
Не капризы атмосферы –
А Девятый Слёт Фанеры.


Наконец, Валера надумал свои мозги поберечь, а пылесосу приделать электронные – пусть тешится. И чтобы никто не упрекнул поэта в тунеядстве – пусть себе гуляет по квартире, общается с Гостеобнюхивателем, собирает пылинки и мелкие закатившиеся шпунтики. Дело привычное.
14. Миледи де Бармоля.
– Ирок, я побежала.
– Умгу, – хрипцевато мычит сквозь дрёму Ира.
– Завтрак не успеваю, что-нибудь сама, да не сухомятничай.
Мама Иры похожа на иностранную певицу Уитни Ноулз, только сильно обрусевшую..."
Tags: Писательское, СТИМПР
Subscribe

  • Прорыв

    Я получил по почте книгу - в признательность за то, что консультировал одного из авторов по некоторым вопросам. Книга называется "Записки о…

  • Иностранная морская военщина в Гонолулу

    Искал малую малость: когда французский корвет "Эвридика" отправился из Гонолулу на Таити зимой 1854-55 гг. А тут как раз американцы архив старых…

  • Бой в Крыму, всё в дыму, ничего не видно

    Изыскатель из Владивостока Андрей Юрьевич Сидоров подкинул ссылку: во французской книге "NOS MARINS"("Наши моряки", автор Этьен Трефо, 1888 г.) в…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments