callmycow (callmycow) wrote,
callmycow
callmycow

Categories:

Карл Маркс о капитане Изыльметьеве.

Я считаю, нам повезло с классиками коммунистической теории. Основная часть их наследия собрана, переведена на русский и напечатана доступным тиражом. А дядьки были умные, разносторонне любопытные. И при том Маркс не любил Россию. Оказывается, накануне Крымской войны он (проживая в Англии) яростно критиковал английское правительство за нерешительность, работающую на руку русскому царю.
Маркс был прав: это промедление царь использовал на всю катушку и, в частности, отправил вокруг света на Дальний Восток несколько военных кораблей, в том числе фрегат «Аврора» под командой капитан-лейтенанта Ивана Изыльметьева. Фрегат вышел из Кронштадта 2 сентября 1853 г, по европ. календарю, но уже через несколько дней сел на мель, а на исходе сентября попал в жесточайший шторм у полуострова Ютландия, лишился фальшкиля и к дальнейшему океанскому плаванию оказался непригоден. Война против Британии уже надвигалась с неизбежностью, но объявлена ещё не была. Русские корабли стали на ремонт в портсмутские доки, вызвав бурю негодования. Тяжело было и нашим морякам, особенно капитану. В советской литературе упоминаются некие провокации, имевшие целью арестовать «Аврору» или хотя бы задержать до начала войны. Провокации – да, были. Саботажа докеров и снабженцев – нет, не было. Чинили фрегат быстро и на совесть. Другой легендой является утверждение французского капитана Амана де Миньяка, будто «Аврора» в Портстмуте вооружилась новыми казнозарядными пушками системы Армстронга. Ничем не вооружилась, да и пушки еще не пошли в производство.
Под катом я помещаю отрывок из статьи Карла Маркса, разжигателя войны. Но прежде мой перевод статьи из лондонской «Таймс» от 7 декабря 1853, с которой Маркс полемизирует. Перевод можно сверить по английскому оригиналу здесь:
http://www.npacific.ru/cgi-bin/yabb24/YaBB.pl?num=1287012085
NB: Статьи длинные, занудные, серьёзные.
1. "ТАЙМС", СРЕДА, 7 ДЕКАБРЯ 1853.
Кое-кто ныне пытается сделать слона из мухи – из двух русских военных кораблей, которым позволили закончить ремонт на Портсмутской верфи; поводом для раздувания шумихи послужил факт, что на один из этих кораблей были возвращены русские дезертиры. Как преувеличены сами факты, так и юридические выводы из них делаются нелепые. По нашим сведениям, дело состоит в следующем:
– Шести морякам из команды российского фрегата «Аврора» удалось бежать с корабля и добраться до Гилдфорда, держа путь к Лондону. Есть основание полагать, что их подбил на измену некий польский беженец, он их подпоил и увел из города, дав проводника до столицы. В погоню отправился русский офицер в сопровождении полицейского, и в результате дезертиры были возвращены на бывший линкор "Victorious" рядом с фрегатом (его предоставили команде "Авроры" как плавучий барак на время ремонта). На борту линкора британских офицеров или моряков не было, кроме того, который следил за сохранностью корабля от временных жильцов. Но люди, которые содействовали побегу, выхлопотали у судьи Уайтмена (Wightman) судебное предписание, дабы опротестовать арест дезертиров. Право на такое предписание существует, и в поддержку те же люди привлекли адмирала Мартина, который, по совету Главного военного прокурора Флота в Портсмуте и вице-адмирала сэра Томаса Кокрейна (Cochrane), передал вопрос на рассмотрение в Адмиралтейство, чтобы обратиться надлежащим образом к Королевскому Суду. Но дело в том, что русские дезертиры не находились на судах, подчиненных командующему портом или адмиралу-суперинтенданту – всех дезертиров сразу вернули "Авроре". Посему предписание было официально направлено русскому капитану "Авроры", непосредственно на его имя, но тот отказался получить его; когда же хотели вручить лейтенанту на борту "Авроры", тот сказал (почтительно откозыряв) что, если бы предписание действительно исходило от Ее Величества королевы Виктории, оно было бы, без сомнения, передано капитану Имперским Министром Двора Ее Величества; после этого, кажется, была еще попытка закинуть предписание в один из иллюминаторов, но оно упало в лодку у борта. Эти факты вызвали немалое количество брани на головы незадачливых британских чиновников, задействованных в инциденте – их пытались учить законам люди, которые сами не знают законов.
Во-первых, те моряки были бесспорно дезертирами с военного корабля, принадлежащего императору России в английском порту. Попытка подвести их под статус дел об освобождении или задержании рабов просто абсурдна. Не наше британское дело, кем эти люди родились; здесь они российские моряки, и дезертирство моряков преступно и равно наказуемо как в одной стране, так и в другой. Их долг подчиняться своим офицерам и исполнять воинскую повинность на своем корабле равнозначен, рождены ли они рабами или полноправными гражданами. Похоже, что люди, которые взялсь обсуждать законность случившегося, совершенно не знакомы со особой договоренностью, прописаной в 14-ой статье Соглашения по Навигации, заключенного между Россией и Великобританией в 1840 г., которая состоит в следующем:
– "Консулы, Вице-консулы или коммерческие агенты любой из двух высоких договаривающихся сторон, проживающие в доминионах другой стороны, должны получать от местных властей помощь, допустимую законом, для возвращения дезертиров с военных или торговых судов соответствующих стран."
Такая помощь и была предоставлена в виде полицейского, который сопровождал российского офицера в погоне за беглецами, и отказ от нее был бы прямым нарушеним соглашения. Подобный случай произошел прошлым летом в Нью-Йорке, когда группа британских моряков была сманена американскими вербовщиками сбежать с судна Ее Величества "Leander"; и хотя со Штатами такого соглашения не существовало, все же факт был расценен нак незаконный и провокационный со стороны американских властей, которому они попустительствовали наперекор законам всех цивилизованных стран. Американские журналы, конечно, подняли шум о причинах дезертирства с "Leander", так же как и наши теперь склоняют русских. Тогда моряки, однако, были возвращены, и у себя на борту были закованы в трюме, ничего более о том случае не известно; подобно тому и российские дезертиры определенно подчиняются военному кодексу, установленному в российском флоте, и никакой другой власти. Если бы российский капитан наутро повесил их всех на ноке рея своего фрегата, то отвечал бы за это перед своим начальством, но он совершенно неподвластен английскому закону. Было выражено "большое удивление" по поводу отказа российских офицеров признать силу судебного предписания от имени королевы Англии на борту одного из кораблей императора в британской гавани. Но это очень опасное заблуждение, будто ни одна нация на земле не достойна нашей; что следовательно ни у одного народа нет такой доктрины абсолютного и исключительного суверенитета Короны, как на борту военных кораблей нашей нации, столь ревниво и неизменно лелеемой. Если мы будем настаивать, что предписание, исходящее от Суда Королевской Скамьи, имеет силу на борту российского военного корабля в Портсмутской гавани, и даже требовать подчинения российской команды юрисдикции нашего суда, то как мы сможем опротестовать действенность на наших кораблях полицейского "ukase" или “mandate” в портах России, или турецкого фирмана в Босфоре? Ну что ответил бы британский офицер на подобное предписание или ордер, подписанный иностранной муниципальной или судебной властью? Он отрицал бы всякую правомочность этой бумаги, он ответил бы, что на борту британского военного корабля нет никаких законов и никакой власти, кроме английских. И мы не представляем, как русский капитан Авроры, или любой офицер на службе своего суверена, мог дать другой ответ. Будь оно иначе, возможно, следующими жертвами этого "нового прочтения" международного права стали бы те политических беженцы, которым суда Ее Величества так часто предоставляли убежище, даже под оружием их преследователей. Здесь это не вопрос свободы и деспотизма, или преимущества одной страны над другой. Все, что сделали русские – вернули своих дезертиров согласно букве соглашения, что сделало бы и любое британское судно в подобной ситуации, и мы можем добавить, что ни одна страна никогда не отстаивала право на возвращение своих субъектов отовсюду, где они обнаружатся, более безапелляционно, нежели Корона Англии.
Призывая к соблюдению закона, мы имеем в виду только закон, и никоим образом не касаемся поведения российских властей, направляющих свои корабли на ремонт в Англию при нынешнем политическом кризисе. Это представляется нам актом большой неделикатности и дурного вкуса; и сколь бы ни благородны были офицеры этих кораблей в иных отношениях, здесь они поставлены в положение шпионов. Но Британское Правительство не могло выразить свое презрение к таким методам более сильно, чем позволив им зайти в самое сердце наших военно-морских доков, невзирая даже на общественное неудовольствие. Пусть видят и расскажут все, что видели. Нам нечего стыдиться Портсмута, или скрывать от иностранных наций величие морских ресурсов нашей страны. Можно расценить как глупую и несерьезную уловку русских добиваться доступа в Портсмут под предлогом ремонта, в момент такой нестабильности мира во всем мире; но было бы весьма недостойно нашей страны отказать в учтивом приеме даже противнику. Никакого преимущества они не получили, ибо если они видели, что представляют собой наши верфи, так и мы имели возможность увидеть, из каких кораблей состоит российский флот.

2. К. Маркс. ЧЕТВЕРНОЕ СОГЛАШЕНИЕ. – АНГЛИЯ И ВОЙНА
(Маркс К., Энгельс Ф. Собрание сочинений, том 9, с. 554. 1960 г.)
http://lugovoy-k.narod.ru/marx/09/69.htm
Лондон, пятница, 9 декабря 1853г
[Первую половину статьи пропускаю – П.К.]…В одной из своих предыдущих статей я уже сообщал вашим читателям, что в то самое время, когда коалиционное правительство делает вид, будто оно угрожает России на Черном море, в портсмутских королевских верфях снабжаются всем необходимым русские военные суда, два фрегата — «Аврора» и «Наварин». В минувшую субботу мы узнали из «Morning Herald» и «Daily News», что с русского фрегата «Аврора» бежало шесть матросов, и они уже добрались было до Гилдфорда, но были задержаны офицером русского фрегата «Аврора» и английским полицейским инспектором, возвращены в Портсмут и доставлены на борт «Викторьёз» — английского судна, на котором размещалась команда «Авроры» во время снаряжения последней. Здесь они были подвергнуты жестокому телесному наказанию и закованы в кандалы. Когда об этом стало известно в Лондоне, кое-какие господа при посредстве адвоката г-на Ч. Рональдса достали предписание о выдаче арестованных, адресованное контр-адмиралу Мартину и некоторым другим английским морским офицерам, а также русскому капитану, командиру фрегата «Аврора». Согласно этому предписанию, последним предлагалось препроводить шестерых матросов к лорду-главному судье Англии. Английские портовые власти отказались выполнить предписание, причем английский капитан обратился к вице-адмиралу, вице-адмирал к адмиралу, а адмирал счел необходимым снестись с лордом адмиралтейства, знаменитым сэром Джемсом Грехемом, тем самым, который за 10 лет до этого, в связи с делом Бандьера, поставил английское почтовое ведомство на службу Меттерниху. Что же касается русского капитана, то, хотя предписание, помеченное именем королевы, было вручено ему на борту английского судна «Викторьёз», а о содержании его он был точно осведомлен переводчиком, он презрительно выбросил бумагу за борт, а когда ее снова просунули через бортовое отверстие, она вновь была выброшена. «Если бы, — заявил русский капитан,— предписание действительно исходило от ее величества, оно было бы послано нашему послу или консулу». Так как консул отсутствовал, то вице-консул отказался вмешаться в это дело. 6 декабря портсмутским морским властям были вручены новые предписания, в которых именем королевы им приказывалось препроводить к лорду-главному судье не только упомянутых шестерых матросов, но также и русского капитана. Вместо того чтобы выполнить предписание, адмиралтейство приложило все усилия к тому, чтобы дать судну уйти из гавани в открытое море, и на другой день «Аврора» под командой капитана Исламатова средь бела дня, вопреки предписанию о выдаче арестованных, направилась в Тихий океан. Тем временем, мы узнаем из вчерашней «Daily News», что
«русский корвет «Наварин» еще находится в доке, где его тщательно ремонтируют. Этим делом занято много портовых рабочих».
Теперь обратите внимание на то, как было освещено это «вопиющее» дело печатными органами министерства.
«Morning Chronicle», орган пилитов, предпочел вообще хранить молчание, поскольку собственный лидер пилитов Грехем оказался наиболее скомпрометированным лицом во всем этом деле. Первой нарушила молчание пальмерстоновская газета «Morning Post», так как светлейший лорд не мог упустить случая показать свое искусство представлять явно каверзные дела в виде занимательных историй. Все это дело, заявила газета, сильно преувеличено и раздуто. Шесть дезертиров, —указывала она, основываясь на утверждении русского капитана, приказавшего беспощадно выпороть их и заковать в кандалы, — «дезертировали, по их собственным словам, не по своему желанию, а их заманили какие-то люди, познакомившиеся с ними на улице». Матросов, умудрившихся, против своей воли и вопреки приказу русского капитана, сойти в Портсмуте на берег, «напоили допьяна и увезли в карете в глубь страны»; там эти люди покинули дезертиров {игра слов: «deserted» - «покинули», «deserters» - «дезертиры»}, «указав им, как добраться до Лондона, и снабдив их адресами нескольких лиц, к которым они должны были обратиться по прибытии». Эта нелепая история, выдуманная газетой Пальмерстона с целью заставить публику поверить в то, что «дезертиры сами отдали себя в руки полиции», является ложью, слишком грубой для того, чтобы ее повторил даже сам «Times». Наконец, «Post» пускает в ход следующую инсинуацию, широко демонстрируя при этом свое нравственное возмущение: все дело якобы было подстроено какими-то польскими эмигрантами, которые, вероятно, хотели оскорбить чувства своего великодушного хозяина, лорда Пальмерстона. Другой орган министерства, «Globe», признает, что
«утверждение, будто иностранец обязан выполнять только предписания, которые исходят от представителя его собственной страны, явно несостоятельно; иначе любые иностранцы, находящиеся в английском порту, могли бы нарушать наши законы и их нельзя было бы привлечь к ответственности без вмешательства посла».
Поэтому «Globe» проявляет сдержанность в своих выводах, указывая, что ответ русского капитана чиновнику, передавшему ему предписание о выдаче арестованных, «нельзя назвать совершенно удовлетворительным». Но в человеческих делах было бы тщетно искать что-либо похожее на совершенство.
«Если бы русский капитан», — восклицает «Times», — «на следующее утро повесил их всех» (то есть пойманных матросов) «на нок рее своего фрегата, то и тогда он совершенно не отвечал бы перед английским законом».
Почему же? Да потому, что в договоре о мореплавании, заключенном между Россией и Великобританией в 1840г (под руководством лорда Пальмерстона), имеется следующий пункт, относящийся к данному случаю:
«Консулы, вице-консулы и торговые агенты высоких договаривающихся сторон, пребывающие во владениях другого государства, должны получать от местных властей допускаемую законом помощь для поимки дезертиров с военных кораблей или торговых судов той и другой страны».
Однако, милейший «Times», вопрос состоит именно в том, какого рода помощь обязаны были по закону оказать английские власти русскому капитану. Что касается самих русских властей, «отправляющих свои суда в Англию для ремонта в период политического кризиса», то это представляется «Times» «проявлением большой неделикатности и дурного тона», в результате чего «офицеры этих судов были поставлены здесь в положение шпионов». Но, заявляет «Times», «британское правительство не могло резче выразить свое презрение к такой политике», нежели оно это сделало, а именно, допустив, «даже несмотря на некоторые неудобства для публики», русских шпионов в королевские доки, предоставив в их распоряжение английские военные суда, наняв для них докеров, оплачиваемых за счет английского народа, и салютовав им на прощанье пальбой из пушек, когда они удирали, после того как нанесли оскорбление английским законам.
Напечатано: «New-York Daily Tribune» №3960, 26 декабря 1853 г. Подпись: Карл Маркс. Печатается по тексту газеты. Перевод с английского.
Tags: История, Петропавловск, Разыскания, Серьёз
Subscribe

  • Лайки лайке

    Автограф моей лайки (Кобель, 4 года) Собирает лайки Собачьего народа. И в этом сучьи дети Пример и мастер-класс - Изобрели соцсети Гораздо раньше…

  • От СТИМПРа

    У кошки два подвижных уха, Которые нужны для слуха. Два уха есть и у совы (Внутри совиной головы). Коты и совы - те и те Умеют видеть в темноте И…

  • Посылочка из Асгарда

    На Олимпе жили боги, Были боги босоноги И плясали кекуок, Не жалея божьих ног. Но недавно добрый друг Им прислал по паре угг. И обулись боги в угги И…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments