Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

Некрупный орёл

Кисточка и колокольчик

В "Морском сборнике" за август 1855 г. помещён портрет матроса Ивана Антонова, сумевшего выбросить за борт бомбу, залетевшую в батарейную палубу корабля "Россия" в Свеаборге.
Но что за погремушка  свисает с его колена? С колокольчиком и кисточкой? Встречал ли кто-нибудь подобное на картинке или в описании?

Некрупный орёл

Очень приятно, царь

Листаю "Сборник Гидрографического Департамента" за 1852 год. Там документ по текущему ремонту ботика - "Дедушки русского флота". Вопросы от ремонтника и ответы царя Петра по пунктам. Вопрос: а там, где узор резной облупился, красить или нет? Ответ по-царски роскошный: "НЕ ЗАМАТЬ ДО МЕНЯ".
Да, собственно, сейчас скриншот приложу.


А ещё в этом же сборнике есть карта Камчатки, описание её западного берега, что-то про Хвостова и Давыдова и наблюдение за погодой в Петропавловске.
Некрупный орёл

Тринидад (без Тобаго)

Вот такая версия подвига Семёна Удалова:


- из книги А. Ф. Погосского "Оборона Севастополя". Это четвёртое издание рассказов для народа, 1901 года (а первое было в 1873).
На роль исторического источника книга явно не претендует, а вот картинки-заставки в ней выразительны.
трое
[ИСТЧО]
Миша

В триединстве есть эпическая сила. Кий, Щек и Хорив; Рюрик, Трувор и Синеус; Лех, Чех и Рус... Богатыри и мушкетёры. Французская пропаганда взяла троицу на вооружение за двадцать лет до Погосского.




Менее убедительны рисунки, где защитников больше трёх.


Или меньше трёх.


Trinitas по-латыни, по-испански Trinidad, по-нашему Троица. Бог её любит, потому что любит народ. Vox populi - vox dei.


Некрупный орёл

Прорыв



Я получил по почте книгу - в признательность за то, что консультировал одного из авторов по некоторым вопросам. Книга называется "Записки о Дальнем Востоке", авторы А. Н. Черкасов, В. Р. Хоменкер. Издана Фондом поддержки социально-ориентированных проектов и программ "Петропавловск", посвящена истории Дальнего Востока, от каменного века и древних царств до основания Хабаровска и Владивостока. Нашла своё место и глава о Петропавловской обороне 1854 года. Книга адресована школьникам младшего и среднего возраста.
Иллюстративный материал самый разный - музейные фотографии, археологические артефакты, карты, гравюры европейских фантазёров. Органично вписался знакомый нам ЛУБОК на тему Петропавловского боя. Красной нитью, начиная с обложки, проходят полотна Валерия Шиляева - удивительное дело, его обширный цикл как родной подошёл для детской книги. (Изыльметьева с пистолетом там нет - и это ещё один плюс.)
Но целый ряд рисунков создан специально для этого издания, автор -

[Дальше!]Максим Борисов, известный более всего как художник - реконструктор военного костюма. Судя по результатам поиска в интернете, его любимая тема - война 1812 года. И несомненным прорывом в иконографии Петропавловского боя я считаю именно костюмы персонажей. Девять пуговиц положено на мундире русского моряка - девять их и есть! (Это после изображений моряков в полосатых тельняшках и с гюйсами на плечах.) И динамизм схватки мне нравится
Да, меня слегка гримасит приветливый желтопесчаный пляжик, лысоватая растительность на сопке, бесколёсый пароход и открытый океанский горизонт. Но это уж сродни придиркам ботаника, разглядывающего в книжке иллюстрации к книге "Маша и медведь".
Впрочем, конструктивная критика в комментах приветствуется - обещаю довести её до художника.
Его творчество, как иллюстратора, одной темой не ораничивается. Покажу ещё несколько картинок Максима (а много больше  на сайте, откуда я их заимствовал)
main_10

main_DV_01

"Носочкоед":
main_НОСОЧКОЕД_01__копия_

main_Р_11

main_сканирование0007


Некрупный орёл

Бой в Крыму, всё в дыму, ничего не видно

Изыскатель из Владивостока Андрей Юрьевич Сидоров подкинул ссылку: во французской книге "NOS MARINS"("Наши моряки", автор Этьен Трефо, 1888 г.) в перечне иллюстраций значится: "La Forte devant Petropaulowsk".
Я бросился на сайт Французской Национальной библиотеки, нашёл книгу, нашёл нужную страницу. И вот:

Картина - хоть сочинение пиши. На вольную тему.
А иллюстрирует она жизнеописание адмирала Лерля (Charles-Jules Layrle) который был на "Форте" в Петропавловском деле в звании аспирана. Между прочим, даже и мемуары оставил: "Souvenirs originaux sur l’expédition de Petropavlosk recueillis par l’Amiral Layrle" - правда, они не опубликованы, но на рукопись ссылался историк Жан-Ив Ле Лан, каждый раз через запятую с мемуаром дю Айи.
Вот как надо рисовать Петропавловский порт, чтобы избежать критических придирок. Правда, заклёпочники усомнятся в достоверности деталей фрегата "Форт", но - художник так видит. Главное - настроение, а оно на картине правильное, морское и сумрачное.
Некрупный орёл

Remark Book от В. Робертса, штурмана HMS President, за 1854 г.

(April 1854) On the 15th the Russian 44 gun frigate Aurora arrived, 63 days from Rio, and for way to Petropaulovski, and remained till the 26th. On the 7th of May the Virago arrived, bringing the declaration of war with Russia.
Remark Books - это журналы заметок, ведшиеся для гидрографического департамента, основное их содержание: даты, курсы, координаты, ветра, течения, расхождения с лоциями. Некоторые журналы ужимают весь год в пяток страниц - сводя все данные в таблицу и только. Потом все эти данные должны были учитываться при правке карт и лоций. Робертс добросовестно указывает, откуда и за какое время пришла "Аврора", сколько времени провела в Кальяо. А вот куда она направилась, он мог разве что предполагать, а я предположу, что написал он весь этот журнал задним числом, когда уже знал маршрут "Авроры" достоверно. Зато почерк чёткий, не как в вахтенных журналах.
Некрупный орёл

Вилючинский волк курит

Так утверждает карта 1845 г.


(Отсюда) Из всех других волков также курит только Апальск. Все прочие ведут здоровый образ жизни (Ключевская даже активный), за исключением безвременно угасшего волка Жупанова.
Некрупный орёл

(no subject)

Кратко: на сентябрь 2021 г. запланированы поиски и эксгумация останков контр-адмирала Дэвида Пауэлла Прайса, в прошлом командира бомбардировщика, без вести пропавшего на Камчатке, - предупреждает Сообщение ТАСС, ссылку на которое разместил в фейсбуке Пьер Малиновский.
Я перепостил, приложив свой комментарий.
"Лежит он, "без вести пропавший",
Ни со щитом, ни на щите.
У "незнакомого" посёлка,
На "безымянной" высоте.
Иронизирую. На самом деле обстоятельства [(ДАЛЬШЕ)] самоубийства контр-адмирала Дэвида Прайса достаточно известны. Поступок не был следствием поражения от русских, поскольку случился до начала боя. Место захоронения на мысу Неводчикова в нынешнем Вилючинске примерно очерчено не безымянными авторитетными "экспертами", а нашим исследователем Юрием Завражным. Но Юрий категорически против затеи поиска и эксгумации останков. Во-первых, на мысу захоронены останки не только Прайса, но и ещё дюжины англичан и французов (пусть не адмиралов), а также россиян, живших и умерших позже. Во-вторых, если бы Прайсом довлела идея быть похороненным на родине, никто бы не помешал ему в этом. Он же сам своим поступком определил место где окончить дни. В его завещании, что осталось в Англии, никаких распоряжений о возвращении тела нет. В противном случае это проще было сделать сразу, как было доставлено в Англию тело адмирала Нельсона.
Я солидарен с позицией Юрия: это не тот случай, когда следует ворошить кости мёртвых, раскладывая по кучкам: адмиральские налево, матросские направо; английские сюда, русские туда.
Если что и следует, то почтить память мертвых, напомнив о тревожных страницах нашей истории. Вот ведь и деньги нашлись".
Юрий Завражный своё отношение выразил сам
Допускаю, что фонд Малиновского делает и благое дело, содействуя захоронению останков наполеоновских солдат, брошенных при отступлении из России. А громкие имена генералов и адмиралов, кости Гитлера и пр. нужны для рекламного хайпа. Но хайп - он как кровь для вампира, наркотически необходимое условие физиологического комфорта.
Некрупный орёл

Моряк с "Ситхи"

Нашёл могилу одного из матросов «Ситхи», захваченной англичанами за воротами Авачинской губы. (Правда, его самого в могиле нет и не было, но есть имя на камне.)
О судьбе команды «Ситки» мне до сих пор известно мало. Поначалу всю команду поместили на «Президент». Команду шхуны «Анадырь» - на «Вираго». (Вполне логично: какой корабль захватил, тот и расхлёбывает). А матросы, захваченные на плашкоуте с кирпичами, достались французам. По приходе на американский материк пленных перераспределили: с «Президента» передали на «Пик», с «Вираго» на «Амфитриту», с «Ла Форта» на «Эвридику» и «Облигадо». Часть матросов с «Ситки» отпустили (хотя бы потому, что они не были не только военными, но и подданными русского царя). Не всех; но кого, сколько и куда – мне неизвестно. Которых не отпустили – тех «Пик» увёз в Гонолулу и там передал на «Амфитриту», а она доставила на Таити.
По имени известны два матроса с «Ситхи», попавшие в поле зрения сан-францисской прессы. Этих двоих собрались отправить в Англию для расспросов, для чего перевели с "Президента" обратно на «Ситху». Но на берегу у пленных нашлись доброжелатели, которые накатали в суд телегу: так и так, англичане нарушают закон штата Калифорния, насильственно удерживая людей на судне хоть и призовом, но не военном. Посему пусть судья Нортон направит лейтенанту Гроуву предписание habeas corpus (что в вольном переводе с юридического означает «свободу попугаям») в отношении этих двоих. Судья Нортон действительно выдал такое предписание, на которое Гроув отреагировал никак. Вернее, «Ситха» просто ушла из Сан-Франциско. Мы знаем, что на судно перевели команду с «Пловера» и на время перехода в Англию судно именовалось "HMS Sitka".
Полгода спустя столичные американские юристы дали своё толкование этому казусу: Второй районный суд Сан-Франциско не имеет юрисдикции над английским военным флотом; «казус ‘Ситхи’» даже в учебниках права потом упоминался.
Да, подписано было ходатайство в суд именем “N. A. Khitroff”, а имена матросов в нём назывались: John Zakens Nystrom и Johan Reinhold Blom.
Кто этот Хитров, не знаю. Зато Блом в интернете нашёлся.
Johan Reinhold Blom, Sjökapten
Дата рождения: 12 июня 1835
Место рождения: Uusikaupunki - Nystad, Финляндия
Смерть: 1872, Kiinan meri - Kinesiska Havet (Китайское море)


То есть, хотя его имя и высечено на надгробье в кругу семьи, но тело осталось в Китайском море.
По датам получается, что на «Ситху» Блом поступил 18-летним парнем, а умер всего 36-37 лет от роду.
А ещё в библиотеке академии Або хранятся письма Блома, начиная с 1853 года. Там могут быть подробности пребывания в плену. А могут и не быть.
Некрупный орёл

Юхан Якоб Конради

Johan Jacob Conradi
шведский: Jacob Johan Jacobsson Conradi, Sjökapten
Дата рождения: 11 февраля 1811
Место рождения: Sandlax, Töfsala, Finland (Финляндия)
Смерть: 01 декабря 1897 (86)
Место погребения: Åbo, Finland
Вот что нам поведал славный шкипер Иоганн Яков Конради.
"...По сдаче в Аяне пушных промыслов и назначенного туда груза предписано было возвратить оный в Ново-Архангельск, но по встретившейся надобности зайти в Камчатку, корабль «Ситха» вышел из Аяна 14 августа (1854) и, после тринадцатидневного счастливого плавания, подошел ночью с 26-го на 27-е августа к Авачинской губе.[Дальше]
Опасаясь подходить близко к берегу по причине тумана, командир судна, вольный шкипер Конради, решился повернуть на другой галс, и в этом положении выжидать рассвета. 27-го числа, в четыре часа утра, корабль, при довольно свежем ветре, направлен был ко входу в губу, скрывавшуюся еще в тумане. Около восьми часов туман начал очищаться, положение хода определилось, и на корабле начались приготовления к отданию якоря, но самый вход был скрыт от оного сигнальным мысом. В девять часов с корабля с удивлением заметили шесть судов, выходивших из губы, но которых, по отдаленности, распознать еще было невозможно, и с тем вместе на север от корабля на самом горизонте показалось седьмое судно, признанное за шхуну. Присутствие такого количества судов в малопосещаемом Петропавловском порте возбудило справедливое опасение на корабле и заставило шкипера Конради повернуть и удалиться от них с возможною поспешностью, тем более, что высота их рангоута делала эти суда весьма подозрительными. Вскоре на корабле убедились, что опасения эти не были напрасны, потому что пять судов прибавили парусов и пошли по направлению «Ситхи», в то время как шестое, в котором уже можно было узнать пароход, погналось за шхуною. Таким образом, усиливая паруса, корабль «Ситха» шел в том же направлении до двенадцатого часа, с ужасом замечая, что ветер стихает. Суда, гнавшиеся за ним, представлялись с корабля яснее и яснее по превосходству их хода, и одно из них, опередив прочие, подошло к «Ситхе» уже так близко, что легко было узнать в оном фрегат большого ранга и различить английский флаг. В двенадцать часов «Ситха» заштилила совершенно, тогда как английский фрегат, благодаря огромным размерам своего рангоута, настигал оную с величайшей быстротою. Далее идти было невозможно, защищаться еще менее, и надобно было уступить силе. Пушечным выстрелом дано было знать о закреплении парусов и спуске флага. Фрегат лег в дрейф и отправил к «Ситхе» две шлюпки с офицером и вооруженными матросами, чтобы принять командование и управление судном. В тоже время английский пароход «Вираго» привел на буксире настигнутую им казенную шхуну «Анадырь». По сигналу с английского фрегата, сделаны были распоряжения о снятии с «Ситхи» команды, переведенной на английский же пятидесятипушечный фрегат «Президент», и передаче пассажиров на французский тридцатипушечный корвет «Эвредика». На «Ситхе» остались только шкипер Конради, священник Коллегов и иркутский мещанин Попов, с женами и детьми, и ученик Финляндской школы торгового мореплавания Кристиерсон. Из пассажиров оставлены были на «Эвредике» купцы Стенин и Колесов, с прислугою, а все состоящие в государственной службе перевезены на французский адмиральский шестидесятипушечный фрегат «Ла-Форт». Шхуна «Анадырь» была ограблена и сожжена англичанами. 9-го сентября английская эскадра отделилась от французской и пошла к островам Квадри и Ванкувер, уведя с собою и «Ситху»; французская же эскадра взяла направление в Сан-Франциско, куда и прибыла ночью с 21-го на 22-е сентября. Здесь по распоряжению французского контр-адмирала Фебрие-Депуанта, все пассажиры корабля «Ситхи», кроме штаб-офицера корпуса штурманов Афанасьева и капитана морской артиллерии Белоцерковца, были освобождены.
Груз на корабле «Ситха» большей частью был казенный и частный купеческий; груза же, принадлежащего компании было незначительное количество. Ценность груза остается еще неопределенною, впредь до получения известия из Аяна.
Корабль «Ситха» по устройству и вместимости своей (в1200 тонн), принадлежал к лучшим кругосветным судам компании, и хотя потеря оного весьма прискорбна, но по настоящему твердому положению дел компании, случай этот, совершенно впрочем неизбежный в военное время, не может и не будет иметь никакого неблагоприятного влияния на положении компании.
Капитан судна Юхан Конради вместе с семьей остался на корабле, который был приведен в Шербур (Франция), где судно и груз были признаны военным призом и проданы. После этого Конради был перевезен на французском корвете «Марн» в Либаву, откуда с семьей выехал в Петербург, а затем в Або.
Источники:
1. «Северная пчела» № 240 от 26-го октября 1854 года
2. «Северная пчела» № 271 от 2-го декабря 1854 года"
(Полностью здесь)

Как с симпатией сообщал Воин Римский-Корсаков, вольный шкипер Конради плавал кругом света вместе с семьёй, вот англичане им и разрешили оставаться в обжитой каюте до самого Шербура. Но команда на "Ситхе" была уже другая - на этом судне вернулась домой с Тихого океана команда британского исследовательского шлюпа "Plover", признанного неспособным обогнуть мыс Горн.
Пассажиры "Ситхи", как о том сообщает Конради, в Сан-Франциско были отпущены, кроме состоявших в военной службе.
А вот как обошлись с родной командой "Ситхи"? Мы знаем, что команда у Конради была вольнонаёмная: финны, шведы и даже три датчанина. Могу предположить, что их тоже отпустили, а кому-то, возможно, предложили послужить и на кораблях англо-французской эскадры, нуждавшейся в опытных руках.
Не встречал ли кто каких сведений?