Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

Некрупный орёл

Что это, братцы, за пароход?

Наш британский соратник Энди Тэшнер прислал читать книгу про пароход "Вираго", отличившийся при нападении на Петропавловский порт в 1854 г.

Книга основана на дневниках офицеров корабля - доктора Тревана, штурманов Инскипа и Гордона, казначея Хиллза - и мемуарах рулевого старшины У. Ашкрофта. Авторы, к сожалению, большую часть событий излагают своим языком и мало цитируют сами дневники. Ничего нового о Петропавловском деле мы из книги не узнаём, разве что несколько деталей из стана англо-французской эскадры. Гордон, лучший живописатель, не дослужил на "Вираго" до войны с русскими; дневник Хиллза сохранился лишь частично; ни Треван, ни Инскип в бесславной высадке на берег не участвовали. Зато Инскип участвовал в похоронах к.-а. Прайса, но этот эпизод упомянут лишь несколькими словами.
Впечатление о книге соответствует рисунку на суперобложке, где нарисован двухмачтовый колёсный пароход под загадочным флагом.[Дальше!]
Что это не "Вираго", очевидно даже мне и всякому, кто умеет считать до десяти. У "Вираго" было три мачты и шесть пушек. У этого парохода мачт меньше, а пушек больше. В конце концов, есть с чем сравнить: в книге помещена фотография "Вираго" и рисунки Хиллза, на которых мачт у "Вираго" именно три. Тем не менее, акварелька добросовестно атрибутирована: "Dustjacket: H.M.S. Virago off the coast of Ecuador. Watercolour by W. E. Gordon, master's mate on the ship. Mitchell Library, State Library Of New South Wales Ml 3091"
Gordon_14

Как восстановить истину? Спросить художника, самого Гордона. Благо, дневник его доступен на сайте библиотеки Нового Южного Уэльса. Открываю, разбираю, перевожу.
Стр. 82.
"В воскресенье, 23 мая (1852 г.) в 6:30 утра, главнокомандующий контр-адмирал Морсби со своей свитой и оркестр H.M.S. Portland поднялись на борт Virago, где был поднят адмиральский вымпел. К нам перешел также мистер Хейдон, штурманский помощник с Dido. В 7:25 снялись с якоря; якорь завяз в грунте, поднять его удалось только дружным рывком, свистав всю команду на корму. Якорь вышел, отягощенный толстым слоем черного ила.
Снявшись, пошли в виду берега под парами до 3-го градуса, вставая под паруса и убавляя огни, когда ветер позволял делать 4 - 5 узлов. На следующее утро мы достигли 2-го градуса и, делая 7,5 миль в час, в 8:30 увидели остров Пуна прямо по курсу.
Держа на отмель Мала-Банк и остров Пуна, в час дня стали обходить мыс Пуна-Пойнт и миновали стоявший на якоре перуанский военный бриг; около 2 часов поравнялись с группой судов, стоявших против городка Пуна, – это был «флот» генерала Флореса, включавший пароход (пакетбот) Chile, приобретенный им у почтовой компании, один корабль, два барка, бриг и шхуну; на всех был эквадорский флаг. В 2:45 мы отдали якорь рядом с ними, наш главнокомандующий изъявил готовность принять генерала Флореса, и тот поднялся на борт со свитой из нескольких офицеров. Его приняли с церемониями, соответствующими рангу генерала; среди офицеров его свиты наши опознали бывшего клерка, уволенного с британской службы за пьянство. Проведя некоторое время наедине с главнокомандующим, генерал Флорес ушёл, тогда одно из судов его эскадры салютовало 12-ю выстрелами, на что мы ответили тем же, не поднимая флага, а затем продолжили путь вверх по реке Гуаякиль [Гуаяс], замеряя глубины – 3, 4 и 5 саженей. Около 7 часов мы миновали остров Соно и тут разминулись с пароходом, спускавшимся по реке – по нашему предположению, это был Rimac, перуанский военный корабль.
[Следуют результаты промеров глубин.]
… Мы избежали касаний грунта, хотя часто шли в близости берега реки. По моему мнению, одной из главных причин, почему мы не пошли дальше на ночь глядя, было то, что город находился в состоянии блокады.
Они могли принять нас за пароход «Chile», пароход Флореса, и обстрелять, как они уже поступили с «Дидоной», когда та поднималась мимо города ночью, что повлекло неприятное правовое разбирательство.
Берега реки, хотя и плоские, были густо покрыты очень красивыми деревьями с прямыми белыми стволами, стоящими в…"
Сама акварелька тут же, на странице 84.
Пароход "Чили" генерала Флореса известен истории. Их было два парохода-близнеца, "Перу" и "Чили", построенных в 1840-м году Curling & Young Ltd. для Limethouse, для почтовой компании Pacific Steam Navigation Company, основанной в Лондоне Уильямом Уилрайтом (William Wheelwright). Пароходы обслуживали тихоокеанское побережье Латинской Америки, водили почту, грузы, пассажиров. Естественно, имели вооружение для защиты от пиратов. В 1852 году "Перу" погиб в крушении, а "Чили" - продан (как мы знаем из текста Гордона - продан сторонникам генерала Флореса). Рисунок ниже не документальный: он сделан в 1890-х годах и изображает не конкретно "Перу" или "Чили", а вообще почтовый пароход (пакетбот) того времени.
2021-10-01_19-28-27
За время совместной стоянки у острова Пуна Гордон и нарисовал генеральский флагман, который, по его мнению, впотьмах можно было спутать с "Вираго". Оказывается, не только впотьмах...
Вопрос: а почему это не может быть другой пароход, упомянутый на тех же страницах - перуанский "Римак"? Во-первых, "Римак" прошлёпал мимо "Вираго" на встречном ходу уже в сумерках, так что его и опознали только предположительно. Во-вторых, на рисунке видны люди, заполняющие палубу парохода - это солдаты, которых везла эскадра Флореса. В-третьих, флаг. На всех кораблях Флореса были эквадорские флаги. Именно в этот период (1845-1860) флаг у Эквадора был бело-сине-белый, с белыми звёздами в синем поле. Звёздочек было 7 или 6, иногда они располагались по кругу, иногда овалом, а иногда вот такой "ёлкой".
Флаг Эквадора 1845—1860

Пароход "Римак", впрочем, тоже вошёл в историю и запечатлен в масле. Вот он.
BAP_Rímac

Во-о-от.

Некрупный орёл

Достойно внимания


Хотел почистить папку со скриншотами газетных страниц, а там заметочка, которую скопировал мимоходом, а вчитаться не успел. Калифорнийская газета "Сакраменто дейли юнион", 20 ноября 1854 г.
"Пятничный выпуск 'Тихоокеанского эха' отмечает, что то же самое орудие на борту французского фрегата La Forte, что ныне салютовало официальному известию о взятии Севастополя, оно же ещё 4 июля 1776 года приветствовало провозглашение Американской Независимости".
Готов пари держать, откуда взялось на боту "Форта" столь заслуженное орудие. Из больной головы контр-адмирала Феврие-Депуанта, который потчевал журналистов своим полуамериканским происхождением (мол, его отец был сподвижником Лафайетта и членом ордена Цинцинната). Адмирал был действительно болен, ему оставалось жить несколько месяцев.
А "официальное известие о взятии Севастополя" оказалось фейковым, за ним последовало опровержение. Для журналистов фантазия не болезнь, а профессиональное качество.
Некрупный орёл

Не морочьте наших дедушек.

Мультик показывают 1955 года, "Стёпа-моряк". Я понимаю, и англичане иногда выражались "knots an hour", но наших малых детушек... дедушек зачем было морочить? То-то я этого мульта раньше не видел. Хотя нарисован добротно.




UPDATE. Пересмотрел фильм в интернете. Всё оказалось хуже.[А ИМЕННО:]
Задача в мультике повторяется, и там ясно видно, что расстояние задано именно в километрах.


Капитан Стёпа делит километры на узлы (1830,9 : 17) и получает результат "108 часов" (только потому, что не желает париться в десятичных дробях).


В итоге судно опаздывает на час, и из-за начавшегося отлива не может приблизиться к острову, где готовы погибнуть друзья.
"Правильный" ответ, найденный с запозданием, всё-таки показывают: 107,7 ч. Кстати, ошибка не на час, а на 18 минут.


То есть, авторы фильма предполагают (и авторитетно уверяют наших юных дедушек и бабушек), что узел равен одному километру! Это, якобы, такая хитрозаплетённая верёвка, которую если развязать, в ней будет 1000 м.
На всякий случай поясняю: скорость судна в узлах означает количество морских миль (а не километров), пройденных за час. Миля больше километра в 1,852 раза. В одно деление задача не решается, нужно прежде привести данные в одну систему единиц.
17 узлов - очень неплохая скорость, а 17 км/ч - так себе.
Так вот, при 17 узлах пароход пройдёт расстояние 1830,9 км за 58 часов с хвостиком. (58,153347732)

На финальных кадрах фильма цифры задачки скручиваются в вихрь, затем на пару секунд разворачиваются в загадочный набор:


а затем снова скручиваются и превращаются в слово "конец". И это тоже не морской термин.

Некрупный орёл

Батареи в Крыму

Поскольку никто из участников обороны Петропавловского порта 1854 г. не оставил нам внятных рисунков, как выглядели наши батареи, остаётся хотя бы смотреть, как выглядели наспех построенные батареи супостатов в Крыму. Акварели Генри Клиффорда (много выложил в фейсбуке Максим Борисов, сюжеты разные).


Некрупный орёл

Защитники Петропавловска - планшеты Максима Борисова

Это целиком перепост из Фейсбука Максима Борисова. С его согласия. Репродукцию первой картинки я уже выкладывал, но листайте дальше.
-- 14 мая 2021
Некоторое время назад, благодаря Игорю Пахомову и Андрею Черкасову, мне довелось принять участие в издании книги "Записки о Дальнем Востоке", адресованной школьникам младшего и среднего возраста. Книга рассказывает об истории Дальнего Востока и Приамурья и охватывает период от каменного века до второй половины 19-го столетия. Среди прочих там была иллюстрация, посвящённая героической обороне Петропавловска в 1854 году. Когда я готовился её рисовать и изучал доступные материалы, меня особенно поразил бой наших защитников с высадившимся англо-французским десантом. Английская морская пехота, подкреплённая матросами с кораблей союзников( общее число десанта - порядка 900 человек) уже захватила вершину Никольской горы. Казалось, что участь Петропавловска предрешена. Всё, что возможно было собрать тогда для отражения десанта - около 350 человек разных сборных команд. Наши воины, небольшими, разрозненными группами, атаковали СНИЗУ ВВЕРХ по крутому склону Никольской горы превосходящего противника, осыпавшего защитников города плотным ружейным огнём и ручными гранатами. Не смотря на это, наши добрались до гребня горы и в ожесточённом рукопашном бою сбросили(буквально) врага с Никольской сопки. Стыдно сказать - я чувствовал себя тем самым младшим школьником, которому впервые подробно рассказали об этом славном эпизоде из нашей истории. Иллюстрация была нарисована, книга вышла.


Это сказочка, не сказка. Сказка будет впереди)[Дальше]
Недолгое время спустя со мной списался Павел Калмыков (он также участвовал в работе над упомянутой книгой) из Петропавловска - врач, детский писатель, энтузиаст изучения края и его истории. В разговоре выяснили, что до настоящего времени никто так и не собрался изобразить, как именно могли выглядеть в тот день герои, которые бились на Никольской горе. Оказалось, что Павел давно собирает материалы, касающиеся обороны Петропавловска - документы, воспоминания, иконографию. Решено было попробовать исправить ситуацию и таким образом отдать свою дань уважения тем людям, которые не дрогнули в далёком 1854 году. Благодарю Павла Калмыкова, Игоря Пахомова, Дмитрия Мартинелли и Илью Ульянова за помощь и консультации при работе над планшетами.
Планшет № I. Матросы стрелковых партий с фрегата "Аврора". Фрегат пришёл в Петропавловск в июне 1954 года. После долгого кругосветного плавания 2/3 команды были больны цингой, и оставшиеся едва могли исполнять свои обязанности. Команда только-только успела оправиться после болезни и приняла активное участие в обороне города.


Планшет № II. Матросы и солдаты стрелковых партий с военного транспорта "Двина" и портовых команд.
1. Боцман Спылихин Степан Васильевич(до этого служил в Гвардейском Флотском Экипаже).
2, 3. Матросы с военного транспорта "Двина".
4. Солдат-рекрут из сводных команд 13-го, 14-го и 15-го Сибирских линейных батальонов. По прибытии на транспорте "Двина" в Петропавловск рекруты были переаттестованы в матросы.


Планшет № III. Казаки и камчадалы.
1. Урядник Алексей Карандашёв. Совершил подвиг, был тяжело ранен. За бой награждён Георгиевским крестом.
1, 2. Казаки Петропавловской команды.
3. Казак Тигильской или Гижигинской команды.
4, 5. Камчадалы, добровольцы из числа местных жителей.


Планшет № IV. 1. Капитан-лейтенант Иван Николаевич Изыльметьев, командир фрегата "Аврора". Именно под его руководством корабль совершил за рекордный срок (66 дней) переход из Кальяо(Перу) до Петропавловска длиной 9000 миль без захода в порты, и принял участие в отражении нападения англо-французской эскадры на город.
2. Обер-офицер из флотской стрелковой или абордажной партии.
3. Князь Александр Петрович Максутов 2-ой, лейтенант фрегата "Аврора", командир батареи № 3("Перешеечная", потом "Смертельная"). Был смертельно ранен в бою и через две недели скончался.


Планшет № V. Расчёты береговых батарей.
1. Поручик Корпуса корабельных инженеров Карл Яковлевич Гезехус, командир батареи № 6.
2. Матрос из расчётов батареи № 2.
3. Матрос(бывшие солдаты Сибирских лин. батальонов) из расчётов батарей №№ 3, 4, 7.
4. Матрос из расчётов батареи № 6 (расчёты были набраны из портовых писарей).
5. Воспитанник роты кантонистов. Мальчишки-кантонисты подносили заряды на батареи. Один из них был убит, несколько - ранены.
Первый военный губернатор Камчатки и командир Петропавловского порта В.С. Завойко доносил в Петербург: "У Матвея Храмовского, десяти лет, одну руку оторвало, а другую ранило. Он с удивительной твердостью духа перенес операцию, заключавшуюся в отнятии правой руки у плеча и мизинца на левой”. Когда оперирующий врач спросил юного героя, не очень ли ему больно, он сквозь слезы ответил:
— Нет! Нет! Это же за наш город..."


Поклон Максиму Владимировичу за проделанную работу.
Права пословица: лучше один раз увидеть.

Некрупный орёл

Альтернативщики из 1855 (2 часть)

(Начало здесь: https://callmycow.livejournal.com/464096.html)
Так вот, перевод заметки (Southern Californian, Volume 1, Number 48, 20 June 1855), а вернее фельетона, таков:
"Военно-морская история.
Очень интересные новости из Сан-Диего!! - Морское сражение у Сан-Диего между русским фрегатом и французским корветом! - Гибель французского корабля!!»
Под таким заголовком в «Звезде» за прошлую субботу вышел потрясающий рассказ о кровавой морской битве между русским и французским кораблями,[Дальше] где кровь и гром смешались в кучу с оторванными конечностями, разбитым рангоутом, багровыми палубами, рёвом пушек, клубами дыма; тут вам и яростные толпы, и прибрежный накат, мертвый штиль, беспощадная бойня, ужасный взрыв, отчаявшиеся французы, ликующие русские, пороховые погреба, сполохи пламени, плавающие обломки, тихие волны, люди Запацкого и Дюшени, мёртвые, умирающие, раненые, выжившие и т. д., и т. п., – словом, материала хватило бы на дюжину «жёлтых» морских сказок..." Далее идёт трудно понятный сквозь время поток глумления над редактором и владельцем лос-анджелесской «Звезды», Дж. С. Уэйтом, который вот-вот затмит своими фантазиями всех популярных беллетристов-борзописцев. "Ждём-с!" – подытоживает фельетонист (We wait! – ещё один каламбур с фамилией Waite.)
Газета “Los Angeles Star” выходила как раз по субботам; я нашёл номер за 16 июня 1855 года. Пролистал его несколько раз, никакого сражения при Сан-Диего не обнаружил. Коммерческая реклама, новости отовсюду, сетования на жару и на отсутствие местных новостей. А предыдущий номер, за 9 июня, в подшивке отсутствует.
Однако же пересказ статьи отыскался в книге Герберта Локвуда «Истерическая история «Сан-Диего» («San Diego's Hysterical History: Fallout from the Skeleton's Closet» by Herbert Lockwood; Coda Publications, 2003). Глава называется
ЗВЕЗДАтая мистификация
"Мировая история изобилует морскими сражениями, кровавыми, героическими, важными.
Американская революция рукоплескала Джону Полу Джонсу, выигравшему с одним кораблём первое сражение за молодую республику; Наполеоновские войны озарены победой Нельсона при Трафальгаре; а Крымская война запомнилась кровавой схваткой у мыса Сан-Диего Лома— так ведь?
Редактор "Лос-Анджелес Стар" проклинал жару и отсутствие новостей в знойный июньский день 1855 года. Его лучший и единственный репортер сказал, что обошёл мэрию, все салуны и даже похоронные бюро — и никакой жизни, особенно в последней категории.
”Поройся в почте", - буркнул редактор. – Может, развлечём читателя хоть вестями с полей“.
После вскрытия конверта повисла пауза и затем раздался радостный вскрик. Редактор подскочил и тоже впился в сообщение:
“Пока русская и французская армии бьются в Крыму у осажденного Севастополя, два военных корабля воюющих наций случайно встретились в трех милях от Сан-Диего и набросились друг на друга, как голодные бешеные волки.
“Закрепив флюгер, французский корвет "Эгалите" раз за разом бил бортовыми залпами по царскому фрегату "Бородино".
“Вскоре, однако, ветер переменился, и более тяжелый металл московита начал доставать француза. Стеньга его рухнула, вода хлынула в проломы бортов, и языки пламени лизнули просмолённый такелаж.
”Вы доблестно сражались, мосье, – пронесся над волнами голос русского капитана. – Спускайте флаг!”
”Никогда! - крикнул французский капитан Адриан Дюшин. – Вив ля Франс!” И, подпалив сигарой ручную гранату, он швырнул бомбу в открытый пороховой погреб корабля.
На склонах холмов Пойнт-Лома матери прикрывали невинные детские глаза своими юбками от ужасного зрелища, когда гордый «Эгалите» превратился в красную розу смерти. Когда дым рассеялся, лишь несколько расщеплённых бревен качалось на красных волнах.
Сегодня всякий дом в Сан-Диего до отказа заполнен бородатыми русскими ранеными. Волонтеры и оба городских врача круглосуточно пользуют ужасные раны, причинённые выстрелами и осколками.
Во вторник вечером 49 тел были похоронены на Кампо Санто в Сан-Диего в братской могиле, отмеченной простой деревянной плитой с надписью русскими буквами: “Они умерли за своего царя".
Редактор завопил от радости и заплясал по комнате со своим единственным сотрудником.
“Гром и молния! Вот так история! Почему они не телеграфировали об этом?»
“Линия оборвана уже неделю”.
“Седлай коня, мой мальчик", - сказал ликующий редактор. - “Отправляйся в Сан-Диего и добудь эту историю – подробности, интервью, всё, всё. У нас есть сенсация века! А я дам сообщение в печать”.
Итак, взволнованный репортёр галопом пустился из Лос-Анджелеса. Несколько часов спустя он сменил измученную клячу в Санта-Анне, а на рассвете следующего дня, пошатываясь в седле, въехал на Старо-городскую площадь Сан-Диего.
Заметив пожилого джентльмена, репортёр взволнованно спросил его, где русские раненые. Старик ответил, что не знает, о чём речь. Он обратился к другому человеку, к третьему. Никто ничего не знал ни о русских, ни о битве, ни о стенающих московитах.
Поворотив коня обратно на север, измученный репортёр маялся вопросом, как сказать редактору, что они клюнули на мистификацию.
Лос-Анджелес был взволнован в субботу, когда "Звезда" вышла с рассказом, но история милосердно умалчивает, что случилось с редактором, когда правда вышла наружу.
А мистификатор? Он, наверное, всё ещё хихикает в неизвестной нам могиле".

(Могу дополнить Герберта Локвуда: ничего трагичного с Джеймсом С. Уэйтом не случилось. В том же году он получил должность почтмейстера в Лос-Анджелесе и ввиду занятости продал свой газетный бизнес.)

И, кстати, это ещё не всё. Мы-то знаем, что никакого фрегата «Бородино» в Тихом океане не было, как и корвета «Эгалите». Но, представьте, находятся исследователи, принимающие эту историю за чистую монету. Мне попалась цитата в книге Пьера Одье «Скала: История Алькатраса: Форт/Тюрьма" (The Rock: A History of Alcatraz : the Fort/the Prison, by Pierre Odier; 1982). На странице 39 речь идёт о постройке Алькатраса в Сан-Диего:
"В 1854 году существовало опасение, что мексиканцы или французы штурмуют гавань. Французская угроза не была безосновательной; но 13 июня 1855 года битва у гавани Сан-Диего сквитала счёты. Русский фрегат, 83 орудия, потопил французский корвет "Эгалите", 23 орудия, который должен был атаковать Сан-Франциско. Этот страх помог ускорить процесс укрепления Алькатраса".

Рекламка из газеты Los Angeles Star:

Некрупный орёл

Альтернативщики из 1855 (1 часть)

Искал-то я другое. Всего лишь уточнял имена французских купеческих судов, которые застал в Вальпараисо бриг "Облигадо". С помощью Александра fudao названия были прочтены (см. предыдущий пост). Одно из этих судов, барк "Франсуа-Казимир", привёз в Сан-Франциско французские вкусности и товары народного потребления:


Это всё ладно. Попутно, в газете Southern Californian за 20 июня 1855, мне попалась заметка с восторженным упоминанием схватки русского фрегата и французского клипера [Spoiler (click to open)]в бухте Сан-Диего, причём клипер был потоплен! Восторги, правда, выглядят иронично.


Я вернусь к компьютеру через несколько часов и доскажу эту историю. Она забавна.
Некрупный орёл

Дежавю

Встретилась в интернете фотография, автор Михаил Дашевский, с пояснением: "70-е годы. Баскетбол. Москва. Двор на Пятницкой улице".
70-е годы. Баскетбол. Москва. Двор на Пятницкой улице

А я когда-то в Ирбите сделал очень похожий снимок - для меня так и оставался загадкой стул, висящий на стене. Нашёл, сопоставил. Стулья почти одинаковые - возможно, ирбитский стул тоже исполняет роль баскетбольного кольца. Но для особо одарённых игроков, поскольку висит высоко и поблизости от окошка.
Стул
Некрупный орёл

Век живи

Оказывается, французский корвет l'Artemise вовсе не в честь богини Артемиды назван. Артемида по-французски Artemis, а Artemise - это Артемисия, воинственная галикарнасская царица и флотоводица. В в Саламинской битве она была на стороне Ксеркса и снарядила 5 кораблей (лучших после сидонских). Это я Геродота с полки снял, вычитал. Геродот о ней очень уважительно отзывается, только удивляется, что же это она против Эллады-то решила выступать. При том, что вдовая была и малолетнего сына дома оставила.
Некрупный орёл

На Гавайях народ простой

Залез в газету The Polynesian за 16 декабря 1854 года, уточнить дату отплытия французского корвета l'Artemise. Думаю: у них там 15 числа король умер Камеамеа III, так наверное, вся газета в некрологах (газета еженедельная).
И ничего подобного. 3/4 первой страницы занимает коммерческая реклама, остальное вести с фронтов Крымской войны. И только на второй странице сообщение о смерти короля. И там же отплытие - не французской Артемиды, а британской Амфитриты; но мне этого достаточно, раз уж я знаю, что Артемида отчалила на день раньше.
2021-05-05_14-29-44
("Mammoth lie" не обозначает использования мамонтов на полях Крымской войны, а всего лишь чудовищную ложь о преждевременном падении Севастополя.)
Эти два корвета, как "мы с Тамарой", полгода плавали вместе. В газетке Messager de Tahiti описано их трогательное расставание.[(Текст)]
Газета Messager de Tahiti от 28 января 1855.
Корвет Ее Британского Величества Amphitrite, под командой г-на Коннелли, встал на якорь на нашем рейде в воскресенье утром, 21 января, прибыв с Оаху и Райатеи. Он салютовал флагу протектората 21 пушечным выстрелом, на что было отвечено с полевой батареи; затем он приветствовал консула Ее Британского Величества. Днем командир сошел на берег и нанес визит командующему, г-ну Руа. 22-го пополудни на английский корвет поднялся какой-то имперский комиссар (M. le commandant particulier, Commissaire impérial P.I.); его проводили 13 пушечными выстрелами с берега.
Офицерский состав корабля.
Гг.:
Connelli. acting-commander.
Stanisforth, 1er lieutenant.
Palmer, lieutenant.
Franklin, lieutenant.
Miller, lieutenant passager
Wilson, acting-mate.
Crane, master.
Maddock, purser.
Christy, surgeon.
Nihil, assistant surgeon.
Bourne, naval instructor.
«Амфитрита» доставила на Таити 26 русских пленных, в том числе офицера, кадета и 24 матроса, взятых на борту губернаторской яхты недалеко от Петропавловского. Офицер и кадет поселены с двумя офицерами с «Артемиды», остальные временно размещены в казармах морской пехоты.
Отплытие корветов "Амфитрита" и "Артемида".
Корвет S.M.B. Amphitrite вошел в гавань Папеэте 21-го числа, а покинул её утром в среду, 24-го. Хотя это судно оставило Англию более трех лет назад, оно отличается исключительной чистотой, дисциплиной команды, отсутствием суеты и гама при управлении. В то же время и корвет l'Artémise встал под паруса, отправляясь во Францию через Маркизские острова, куда должен доставить груз и пассажиров. Вероятно, это была последняя стоянка этих двух кораблей на одном рейде, и, расставаясь, оба глубоко сожалели и выражали искреннее пожелание новых встреч, скрепляющих сердечный союз, всегда существовавший между ними. В конце июля, выйдя с Оаху вместе с объединенной дивизией под командованием адмиралов Прайса и Феврие-Депуанта, они через восемь дней были отделены и направлены к берегам Калифорнии для защиты англо-французской коммерции и пресечения каперов, которые, по сведениям, вооружались в Сан-Франциско.
В то время командовал «Амфитритой» капитан Фредерик (который ныне на борту «Президента» исполняет должность командующего флотом); капитан Левек выполнял его приказы, и с тех пор до возвращения на Сандвичевы острова корветы не разлучались – ни в Сан-Франциско, ни в патрулировании окрестных вод, ни при посещении Монтерея, встречая самый благожелательный прием у населения. Великим и искренним было братание двух кораблей, офицеров и команд; каждое воскресенье английские и французские матросы гостили друг у друга и вместе обедали; играли, общались, в беседах находили взаимопонимание, танцевали дотемна под скрипки «Амфитриты», и не раз мичманам требовалось все их красноречие, чтобы созвать на шлюпки матросов и вернуть на свой корабль.
Английский корвет отправляется в Вальпараисо, через Питкэрн; приветливость его командира и искреннее радушие офицеров оставили добрую память на Таити.
Офицеры Artémise.
Гг.
Левек, капитан фрегата, командир;
Аликс, лейтенант, второй на команде;
Мабире, лейтенант;
Деперль, лейтенант;
Фике, мичман;
Ноэль, мичман;
Жарден, АХЧ;
Бурейн, врач.
Пассажиры. ММ. Трико, Шассерио, Рюэль – офицеры морской пехоты; Виллер, морской фармацевт 2 класса. Г-н Алем, лейтенант морской пехоты, отправляется на корвете в Нуиву.

Меня, собственно, заинтересовали "два офицера, происходящих с "Артемиды"", к которым поселили наших пленных с "Анадыря" (прапорщика Януария Больчунина и кадета Алика Семчина). Я даже знаю, кто это - капитан Белоцерковец и полковник Афанасьев, плывшие на "Ситхе" пассажирами в Петропавловск. Их держали на "Эвридике", а в Гонолулу, выходит, пересадили на "Артемиду", поскольку "Эвридика" застряла в Гонолулу на месяц для участия в похоронах короля.