Category: природа

Category was added automatically. Read all entries about "природа".

Глобус Камчатки

Стихи сбываются

Летел я в вертолёте с Кроноцкого озера и увидел в окошко вулкан, выглянувший правильным конусом из облачной дымки. По этому маршруту вообще-то много вулканов увидишь, знакомых и незнакомых, начиная с "домашних" и кончая Ильинской сопкой и Диким Гребнем. Но и после всех впечатлений того дня этот красавец притягивает глаз, интригует.


[(Дальше?)]



А потом вулкан открылся во весь рост, и перед ним - водная гладь.


Я даже не дотерпел добраться до компьютера, а когда появилась телефонная связь, позвонил Юрию filibuster60. Так мол и так, пролетал мимо тебя, а к западу видел вот такое разэдакое. И Юра мне выдал ответ: так это вулкан Опала. А водная гладь перед ним - озеро Толмачёвское.

Тут и стало ясно, почему этот вулкан в душу так настойчиво заглядывал. Я же про него не так давно стихи сочинял. А в лицо и не узнаю.
(К неловкости, так у меня и с людьми бывает. Память на лица - не то, в чём я силён.)

Некрупный орёл

Краткое описание Малкинских горячих целительных ключей в Камчатке. (Продолжение)

(Начало ЗДЕСЬ)
«При первом, так сказать, взгляде на Малкинские горячие ключи примечаются три явления: 1) что высунувшиеся из воды края камней покрыты мягкою белою материею, которую легко можно соскабливать; 2) беспрестанное выхождение воздушных пузырьков, которые, из-под камней на дне сих ключей лежащих подымаяся на поверхность воды, тотчас лопаются; 3) при опущении палки в воду и шевелении оною тел, на дне ключа лежащих, рождается на поверхности перепонка, отливающаяся радужными цветами, хотя по временам таковую перепонку и без шевеления видеть можно. [Дальше]Сверх того вода в сих ключах так горяча, что взятое сырое мясо весом более фунта, положенное в сию воду, в 8 минут совершенно сварилось так, что можно было есть оное со вкусом. Жители Камчадальских острожков, будучи на промыслах , часто в сих ключах варят для пищи как рыбу, так и мясо диких оленей. Вода в сих горячих ключах довольно чиста и прозрачна, вкус имеет землянистый, несколько вяжущий, и, по уверению жителей, весьма способна для мытья белья, выключая шелковых и бумажных материй, которые от оной портятся. Земля, как снаружи вокруг ключа, так и на дне, иловата и смешана с песком; но, прокопав в некоторых местах вершка на два, найдены были Г. Любарским глины белая и красная, которые лежали попеременно слоями, из коих первая довольно липка и, будучи положена на язык, пристает к небу. Осмотрев поверхностно горячие ключи, любопытное желание повлекло меня, пишет Г. Любарский, видеть и самые их окрестности. Бывший со мною Г. Комиссар Донин и Родоначальник Малкинского острожка охотно согласились разделить таковой труд, и несмотря на осеннее уже время, в которое природа бедна становится своими приятностями, я не без удовольствия смотрел на возвышающиеся горы и их длинные и отлогие спуски, на которых растет великое множество разного рода лесу.
Разнообразие предметов и растений заставляют всему удивляться; да и подлинно, что сии от природы дикие места, никем еще не посещаемые, имеют много занимательного, так что любящий богатства природы, посетив сии места, не расстался бы с оными равнодушно. Без сумнения, таковых мест в Камчатке не много: ибо сверх приятных и пленительных видов сие место имеет еще пользу. Она, как кажется, послужила некогда поводом Г. Генерал-Майору Кошелеву выстроить при сих ключах превосходную больницу, которая, к сожалению, от времени превратилась в совершенную гнилость, коей обвалившиеся стены служат теперь одним только памятником благонамеренного предприятия. Посетив богатые окрестности горячих ключей, не упустил я, говорит Г. Любарский, случая познакомиться и с растениями, которых здесь много: ибо мысль заменить некоторые привозимые в Камчатку лекарства здешними произрастениями с самого моего приезда в здешний край вселяет в меня охоту о приискании таковых способов. Я коснулся сего предмета потому, что из виденных мною растений есть и таковые, которые по действию и пользе своей уже известны Медикам; следовательно, могли бы в здешних аптеках иметь не последнее место. В числе собранных мною трав в окрестностях Малки и горячих ее ключей были между прочим следующие: Tanacetum дикая рябина, Spiraea Kamtschatica шаламайник, Geum гравилат, Epilobium кипрей, Juniperus можжевельник, Angelica дягиль, Rumex acetosella кислица, Taraxacum попово гуменцо, Rhododendron Kamtschaticuv пьяная трава, Rosa Sylvestris шиповник, Humulus хмель, Cicuta омег, Absunthium полынь, Veronics Kamtschatica вероника, Ledum palustris багульник, Veratrum чемерица, Lapathum aquaticum конской щавель, Plantago подорожник, Pyrethrum, — Allium ursinum дикой чеснок, Equiscium fluviatile речной хвощ, Aconitum Caeruleum лютик, Rubus Jdeus малина, Cirsium latifolium, — Cannabis Jacobea; —Empestrum montanum fructu nigro Шикша, Vaccinium oxycoccos клюква, Lonicera, fructu oblongo nigro жимолость, Bistorta макаршино коренье, Vaccinium vitis Idaea брусница, Arbutus медвежьи ягоды, Iris Sibirica, — Lilium pomponium сарана, sphondilium сладкая трава, Cherophillum морковные пучки, Carex осока, Cornus Herbacea, — Arnica баранья трава, Convallaria unifolia, Convallaria bifolia — Geranium pratense гераний, Pedicularis, — urtica крапива, Damasonium, — Sambucus бузина…» (Окончание впредь.)
(ОКОНЧАНИЕ)
Некрупный орёл

Дирекшон Блюфф

Разбираю потихоньку вахтенный журнал брига "Облигадо" за август-сентябрь 1854 г. Иногда вязну на совершенно незначительных подробностях. Вот, скажем 28 августа (по их календарю) приближается эскадра ко входу в Авачинскую губу. Вахтенный офицер Ипполит Литтре, заступивший в 8 часов утра, добросовестно записывает, что видит. (А выше там почерк нашего знакомца Эда дю Айи, который всегда дежурил по ночам, с 4-х до 8 часов.)


[Расшифруем?]9h 15
le plateau N.7°O
le piton à gauche du plateau - N 20°O
10h 15
feu de l’entre N.23°O
pte Stanistloi N.27°O
île Starichkofs N.40°O
Midi:
Feu de l’entre N.18°O
pte Stanistelli N.22°O
île Starichokos N.35°O

Переводим:
9:15
Плато N.7°W
Левая вершина плато - N 20°O
10:15
Входной маяк N.23°W
Мыс Станицкого N.27°W
Остров Старичков N.40°W
Полдень
Входной маяк N.18°W
Мыс Станицкого N.22°W
Остров Старичков N.35°W

Пытаюсь понять, что за "плато" имеется в виду. Причём это плато он видит за час до того, как определяет пеленги на известные нам ориентиры (маяк, мыс Станицкого и остров Старичков). У меня есть карта капитана А. О. Дюпти-Туара и книга его же, где вход в Авачинскую губу описан подробно (это было в 1837 г.). В этой главе действительно четыре раза упоминается слово "плато", но явно в другом смысле - так капитан называет подводные рифы у мысов Станицкого и Маячного, причём подробно описывает, какие линии не надо пересекать, чтобы не напороться. Понятно, что Литтре не про эти плато пишет, издали эти рифы и не видны.
Дюпти-Туар в аннотации к карте (там он слово "плато не использует, а пишет "мель" и "риф"), честно признаётся, что очертания и размеры губы позаимствовал у английского коллеги Ф. У. Бичи, а уж промеры глубин сделал сам. "Границы фарватера (входа в губу) довольно хорошо определяются с одной стороны линией, проходящей через островок Бабушка до утеса Bluff и, с другой стороны, линией, соединяющей Три Брата и мыс Изменный. Однако не следует подходить слишком близко к этим двум границам".
Так и не прояснив тайну "плато", я заинтересовался этим Bluff'ом. На карте он нарисован - это обрывистая сопочка в посёлке Авача. На карте Бичи она называется Direction Bluff.



На картах гугла и яндекса она никак не называется; в книге К. Дитмара не упоминается вовсе. Но упоминается в русской лоции 1910 года. Название, использованное в лоции, вынесено в заголовок: "Дирекшонъ Блюффъ".
Некрупный орёл

Где будем делать озеро?

(Это я перефразирую вопрос портного: "Где будем делать талию?" - к заказчице, анатомически талии не имеющей.)
Десять дней назад мы тут обсуждали картину художника Игоря Деменьтьева, изобразившего Петропавловский бой взглядом сверху, с Мишенной сопки. Ничего невероятного, сопки в Петропавловске действительно удобны, чтобы с них смотреть. В моём детстве на Петровской сопке рассаживались футбольные болельщики команды "Вулкан", не желавшие покупать билет на стадион "Спартак" (иногда их гоняла по кустам милиция). Да и в 1854 году не все обитатели города защищали его с оружием в руках: один американец в Гонолулу рассказывал, как наблюдал бой со склона той же Петровской сопки. А кабы знать, где и как развернутся события, лучше зрительского места, чем сопка Мишенная, не найти. Почему бы и нет. Как сказано, художник Игорь Деменьтьев не первый, кто использовал этот ракурс. Первый был знаменитый маринист Алексей Боголюбов (для воссоздания ландшафта он воспользовался набросками своего ученика, художника Боганца, побывавшего в Петропавловске). Второй - из известных нам - была Софья Завойко, также не имевшая возможности лично ознакомиться с местностью. И уже в компьютерную эпоху реконструкцию боя сделал Юрий Завражный aka filibuster60 как иллюстрацию для своей книги "Забыть адмирала!"
Collapse )
Некрупный орёл

К празднику! Новогодние ёлочки из Сиамского залива



Фотографировал мой дайв-инструктор Виталий, а я просто плыл, помахивая ластами, скрестив руки на груди (помня наказ: ничего не трогать!) и глядючи во все глаза на коралловые красоты. Эти ёлочки - не растения и не полипы, это... червяки. Выставленные наружу из толщи коралла щетинки червей, которые так и называются Christmas-Tree-Worm. Под водой не расспросишь инстуктора: а это кто? А это? Уже дома по фоткам мне многое рассказал художник и любитель рифовой живности Денис Лопатин. Но и просто позырирь - интересно, а уж своими глазами - волшебно. А я, балбес, ещё сомневался, стоит ли тратиться на дайвинг.
Collapse )
Некрупный орёл

Каменные логовища

Храм Бенг Мелеа

Увидев древние кхмерские храмы, прорастающие джунглями, невозможно не вспомнить Маугли, которого беззаконные обезьяны приволокли в «Каменные Логовища» - оставленный людьми индийский город.Collapse )
Некрупный орёл

По динессовским местам (4)

Этот снимок А.П. Динесс (позитив из коллекции ККОМ) я уже показывал как образец фотошопа XIX века


В коллекции МАЭ РАН негатив № 3312-227 "П. Петропавловск. Перешеек, разделяющий Петровское озеро и Авачинскую губу". Авторский № 4. Формат 24х30 см.

Точка съёмки – начало нынешней ул. Ленинградской.


Насколько же больше было наше озеро! Только не известно мне, чтобы оно звалось "Петровским". Култучное оно, или Култушное. От слова "Култук", которым назывался дальний вытянутый конец озера (также и посёлочек у того конца).
Некрупный орёл

По динессовским местам (1)

Я рассказывал уже о фотографе Агнии Павловне Динесс и её камчатском вояже 1895 года. В мае этого года мне посчастливилось (именно от слова счастье!) побывать в Кунсткамере в Санкт-Петербурге, где хранятся бесценные стеклянные негативы, наследие Агнии Павловны; мне было позволено взять в руки и посмотреть пластинки, снятые в Петропавловске (те, которые названы в описи коллекции).


А вернувшись в Петропавловск, я захотел найти места, которые снимала вдова Динесс. Collapse )